Ожидание было нестерпимым. Его давление становилось всё тяжелее выносить, и нескончаемые мигрени, как верные спутники бесплотной надежды, раздирали виски на части...
Зачем искать родственников по заявке, если можно взять твинков
Одобряю всеми своими твинками
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

REPLAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REPLAY » Join the Club » CROSSTELLER


CROSSTELLER

Сообщений 91 страница 120 из 122

1

https://forumstatic.ru/files/001b/7d/7e/66432.gif

0

91


— DAVID LIEBERMAN —
[MARVEL]
https://i.pinimg.com/originals/dc/ce/55/dcce55440a28edd501e674312af6d275.gif
[Ebon Moss-Bachrach]

— ОБЩЕЕ —
➤ Может взломать почти что угодно. Регулярно взламывает Фрэнку мозги
➤ Похож на бомжа-убийцу, но на самом деле талантливый хакер
➤ Может жить с тем, что с его помощью Фрэнк переубивал кучу людей. Не факт, что не видит из-за этого кошмаров
➤ Настоящая хозяюшка – умеет приготовить пожрать, заштопать рану и обустроить какой-то быт на ебучей электростанции
➤ Не доверял Билли. Но от “а я же говорил” все же воздержался (скорее всего потому, что боялся получить в зубы)
➤ Доверял Дине Мадани. Но от “а я же говорил” удержался и в этот раз
➤ Без Фрэнка был бы просто бесполезным ботаном. Фрэнк без него был бы просто бесполезным топором
➤ Обожает свою жену и детей. Настолько, что предпочел больше года просто за ними подглядывать (нет, если серьезно, и правда очень любит семью)
➤ Надежный чувак, верный друг и просто хороший человек

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Взаимодействие Либермана и Касла в сериале – это просто вишенка. Не на торте, просто вишенка. Они как пара супругов, которые прожили вместе много лет – постоянно ворчат, подъебывают друг друга и иногда ругаются. Но это не отменяет факта, что вместе они очень крутая команда. Так что ищу этого отличного мужика, с которым можно обсудить жен, попить пивас, побывать в передряге и совместно заебашить зама Главы Разведки США.
Мы тут с Биллом решили переиграть всратую сцену на карусели и сделать по-нормальному. Поиграть можем как флешбеки, так и что-то новое (Билл тут намекает, что готов гнутой ложечкой повыедать мозги).
По требованиям несложно: без хуйни, пост раз в неделю, без радуги и дизайнерских потуг в шрифтах, грамотность взрослого человека.

— ПОСТ —

В этот момент его лицо мажется в страхе и отчаянии, как будто кто-то плеснул в него краску. Оно становится таким… детским.
Слабым.
…Жалким.
Он как олень, сломавший ногу в то время, когда его загоняет стая волков. Он закричал бы протяжно, как умеют только дикие звери, от ужаса. Он понимает уже, что его смерть вдруг приблизилась вплотную. До этого он был уверен, что сможет победить. Но сейчас он почувствовал в брюхе примерно шесть дюймов стекла и понимает – это смерть. И он закричал бы, без слов.
Но не научен.
В волчьей стае можно только выть.
А кричит добыча.
Потому вместо глотки кричит его лицо.
Френк не смотрит на окружающий разноцветный пиздец. Остановленная карусель молчит, и в тишине парка слышен только хрип воздуха, который они с Билли жадно откусывают. Пробитые железной арматурой деревянные лошади стремно шкерят зубы, освещенные тучей лампочек. На какой из этих уебищ каталась его маленькая девочка? Они все одинаковые, как будто сделаны в бреду. Френк не помнит, на которой сидела Мария. Он не помнит, на которую брызнула кровь сына.
Билли вынимает из кишок зеркальный осколок и все никак не может убрать с лица это идиотское удивление. Когда он сжимает кулаки, Френк чувствует только тупую усталость в башке. Такая усталость, от которой и больничка не поможет. Осталось просто закончить эту хуйню. Ненависть так долго варилась у него в мозгах, что превратилась в смердящее болото. Остался только Билли.
Предатель.
Сука.
Ему хватает всего одного удара, чтобы упасть. Френк заебался в корень, он бьет так, чтобы повалить – и Руссо падает, сползая по жопе раскрашенного пони. На лаке остается мутно-рыжий след.  Шевелится беспомощно, как тупой жук, который не может со спины перевернуться на брюхо. Все еще пытается, до последнего. Его нож хорошо видно на светлых затертых досках. Не тот, что на руке, другой, темный. Френк подбирает его, сразу же перекидывая в обратный хват и делает всего один шаг. Чтобы не дать рыпнуться, приходится еще раз шваркнуть Билли об пол, но сразу же после этого нож оказывается у его горла.
И останавливается так.
Semper Fi. У него была такая нашивка когда-то. Как и у Френка. Не татуировка, хотя многие били ее на себе. Но не Билли, у этого на коже вообще ни одной татухи не было. Только шрамы. Как и у Френка. Но нашивка была. На плече.
Билли Руссо. Билли-красавчик.
Его друг.
Его брат.
Предатель.
Рука Билли шевелится, но он уже ничего не успеет, даже если бы были силы. Френк тяжело прижимает его к грязным доскам, хрипло дыша. Всего одно движение…
Мария.
Дети.
Ебучие раскрашенные лошадки.
Рука Билла, поднявшись, два раза хлопает ладонью по дереву. Френк, уже готовый хрипло взреветь и наконец закончить дело, замирает. Он только успел вдохнуть, но сейчас почти давится этим вдохом. Ему совсем не нужна эта капитуляция. Это сраное “я сдаюсь”. Здесь было “я или меня”, кто проиграл, тот умер. Это ничего не значит, сдается Руссо или нет. Френк пообещал ему смерть. Смерть тот и получит.
Но все же продолжает медлить. Резко вдыхает, как будто перед прыжком, напрягает руку, замирая лицом… Но не может.
Злость на самого себя вырывается хриплым ревом и Френк с силой вбивает нож в доски рядом окровавленной башкой своего брата.
Суки.
Предателя.
Но брата.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

92


— OSSA —
[greek mythology]
https://62.media.tumblr.com/df0f1058239a6251bb91ffc52c4a9079/0a65a7457b337e61-98/s250x400/f08da41446f39a440ef39d57fb42e4066cf6e9cc.gif https://62.media.tumblr.com/26c681ad2e549d7db81804aef1cdc4f1/0a65a7457b337e61-1b/s250x400/7b53e93a0afd7c88f3fc5d38e9dd51c8a930cab9.gif
[dylan gelula]

— ОБЩЕЕ —
Моя любимица, родной ребёнок от Гекаты, что является законной женой. Знаю, что отпрысков у меня куча, но некоторым внимания уделяю больше, чем прочим и эта дочь — из их числа, одна из трёх законорожденных. Характером обладает вредным, что из рода деятельности её следует, но то объяснимо вполне, с такими-то родителями. Папина абсолютно дочка, это все признают. И даже занимается если не совсем тем же, то схожей деятельностью. Отношения лично выясним, конечно же, но с моей стороны это определённо чувства любящего отца, который может быть строгим, когда ребёнок палку перегибать начинает. Хотя, вольностей конечно позволяю в достаточном размере, не самый строгий родитель. С Гекатой в этом смысле может быть похуже, но там сами выясните, что между вами. Она, кстати, просила передать, что тоже очень любит Оссу и ждёт. И я конечно же, всегда буду о той заботиться, сколько бы тысячелетий малышке не стукнуло. Да и дети всегда таковыми остаются, даже если объективно подросли. С учётом, что боги сильно не стареют, у Оссы взрослой для меня быть без шансов.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Самое важное, что необходимо — роль взять не ради того, чтобы просто кого-то схватить. А значит, мне нужна во-первых игра от вас, что очевидно, а во-вторых, желание развивать персонажа. Осса нужна мне, прежде всего, но хотелось бы видеть полноценного персонажа, что будет взаимодействовать, играть и общаться с остальными тоже. С матерью, конечно же, в обязательном порядке. То есть, роль берите, если только действительно к ней тянет. Посты хотелось бы видеть 4к+. И я любой стиль написания уважаю, но видеть бы хотелось примерно что-то такое. Слишком часто писать не прошу, но здесь действует правило — минимум пост в месяц и его соблюдать необходимо. Хотя, чем больше активности, тем лучше, по очевидным причинам, а не отпись, чтобы не удалили.  Про внешность — берите кого хотите. У Богов у нас множество внешностей быть может, вы не ограничены одной. Можно взять до пяти. Но хотелось бы, чтобы вы свой набор обсудили со мной. В общем, буду ждать ребёнка, Геката тоже, обещаем по всему форуму провести, играть, со всем помочь, включая графику.

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно убивают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

93


— APOLLO & ARTEMIS —
[greek mythology]
https://i.imgur.com/Hq98hI5.gif https://i.imgur.com/fQeVBJ0.gif
[daniel sherman & isabel lucas]

— ОБЩЕЕ —
Мои любимцы среди родственников, без которых я долго существовать не могу. С братцем влипаем постоянно в истории, а от сестры совместно огребаем затем. И всё же, втроём друг от друга далеко никогда особенно не были. Отношения в деталях сейчас расписывать здесь не буду, но общее направление понятно, я так думаю.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Очень жду обоих, имею примерные сюжеты для игры, в одиночестве не оставляю. Пока есть мы с Гекатой, Ника, Зел и Бия. Внешности можете брать любые, их до пяти можно у богов. Минимум пост в месяц (не обязательно мне, а вообще), но хотелось бы конечно больше, они нужны для игры, прежде всего. Так что, не берите, пожалуйста, не особенно обдумывая, оба мне дороги и важны. Со всеми вопросами жду в гостевой или ЛС.

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы того хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно уничтожают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

94


— TYCHE—
[greek mythology]
https://64.media.tumblr.com/28db076905146e53a1482e50880d8288/tumblr_inline_pl48qiGVpk1uug6b9_250.gif
[romee strijd]

— ОБЩЕЕ —
Моя дочь, рождённая Афродитой, одна из наших совместных детей. Конечно же, тепло отношусь к ней максимально, как к своему ребёнку. Богиня удачи, с которой до странности редко видимся, несмотря на отпущенную нам вечность. Впрочем, всё и всегда исправить можно, было бы желание. У меня оно есть в наличии.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Всё выясним лично, в зависимости от ваших пожеланий, углубляться особенно не буду. Из основных требований всё довольно стандартно - появляться, играть, развивать персонажа, придавать ему новые грани. Роми красотка, но можете взять кого угодно, в количестве пяти. Все вопросы в гостевой и ЛС можно задать. Со всем помогу абсолютно, что потребуется. Большой простор для игры, в целом, боги могут быть какими  угодно в этом мире. 

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно убивают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

95


— THE QUARRY—
https://crarena.ru/wp-content/uploads/2022/03/086ee11962b95b46db14f0a3ba0001c0.jpg

Мы с Эммой ждём абсолютно всех. Берем версию, что абсолютно все выжили, очевидно. Сыграть сможем события той ночи, месяцы до того, те или иные. То, что было после, легко. 

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

96


— BENDIS —
[greek mythology]
https://64.media.tumblr.com/b59a5da27ce53e16bc44fcc2eab4e065/tumblr_inline_p6ui4uabfL1t8bm8b_250.gif https://64.media.tumblr.com/44081793035e76cbf69cd02a5f2df0e0/tumblr_nxxowuoSfp1uy6rtzo8_250.gif
[vanessa morgan or jade thirlwall ]

— ОБЩЕЕ —
Наша с супругой дочь. И в отличии от Оссы, что вся в меня, в Бендиде сомневаться не приходится в части её связи с матерью. Там и луна, и факелы,  и всё прочее, что свойственно многоликой. Часто ассоциируется с Гекатой, но сделаем её нашим общим ребёнком, всё равно неизвестны родители и особенные связи какие-либо. У нас три дочери и Бен - одна из них. Конечно же, оба любим её и всегда будем рядом, сколько бы тысячелетий не стукнуло.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Внешности указаны примерные, симпатичные нам с Гекатой, можно взять обеих, можно одну из них, можно заменить. Хотя, на форуме можно до пяти внешностей богам и можете их просто сделать как "одни из". В любом случае, кого бы не взяли, просим согласовать с нами в гостевой. По поводу отношений лично всё выясним, но это наш любимый ребёнок, со всеми последствиями очевидными. Самое важное - желание играть, развивать  персонажа. Пост в месяц это минимум по правилам, но хотелось бы просто видеть  активного человека в данной роли. Кстати, желательно писать от четырёх тысяч длиной, потому что мы с женой пишем в среднем от пяти. Со всем, включая графику, вам поможем. Геката красиво делает, она обещала хд будем ждать, вопросы в гостевой.

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно убивают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

97


— ANUBIS —
[egyptian mythology]
https://i.imgur.com/6XiiC9i.gif
[chris wood]

— ОБЩЕЕ —
я канонично мотался в египет не раз и там тусуюсь по всем местам, так что, в нашем знакомстве нет ничего необычного. как и в том, что стали близкими друзьями, несмотря на разность характеров. мы оба из младшего поколения родственничков, со специфичными родителями и нагрузили себя до состояния "не балуй" обязанностей. при этом, я куда менее серьёзен, огребаю порой, но общих свойств у нас всё равно, хоть отбавляй. так и сошлись.   

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
никаких требований особенных, кроме желания играть, развивать его по всем статьям. нет, серьёзно, посты нужны мне так же сильно, как и близкий друг. внешность можете его, можете с ним ещё четверых, можете пять других, тут вообще без разницы. все вопросы в гостевой. да и общий образ делайте по своему усмотрению, как больше видите.

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно убивают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

98


— TANKHUN THEERAPANYAKUL —
[kinnporsche]
https://i.imgur.com/D3sU09w.gif https://i.imgur.com/gJPEYtH.gif
https://i.imgur.com/MjasEh2.gif https://i.imgur.com/zAvoh4i.gif
[Tong Thanayut Thakoonauttaya]

— ОБЩЕЕ —
- первый и единственный в звании "самая эпатажная мафиозная сучка на районе", главный шиппер за команду киннпорш [и боже упаси, Порш, обидеть или разлюбить Кинна - побьет подносом и не только], самый верный хозяин из всех, которые только были у Пита и первый на деревне преданный хейтер Вегаса;
- если уж по сути, то старший ребенок в семействе Тирапаньякул, должен был взвалить на свои плечи всю тяжесть семейного наследия, бизнес и прочую фигню, но ему так сильно в жизни "повезло", что от постоянных похищений двинулась его менталочка. теперь, когда главным по выполнению отцовских планов является Кинн, смог спокойно вдохнуть воздуха, наслаждается жизнью, вкусной едой, дорогими шмотками и изводит многосерийными дорамами своих телохранителей;
- а теперь если совсем уж серьезно, то я хэдканоню, что эти двое: Кхун и его главный телохранитель очень быстро нашли общий язык, честность Пита не может не подкупать, искреннее желание защитить и помочь, развлечь Танкхуна сделали Пита больше, чем просто наемным работником - они стали друзьями; считаю, что менталочка у старшего сына не так уж сильно и повреждена, просто прикидываться дурачком и выгодно, и забавно - ведь его не воспринимают всерьез, можно списать его со счетов и особо не опасаться, а потом даже не осознать толком, кто и что нанесло вам этот удар;
- Танкхун может не так сильно печется о делах и чести семьи как Кинн, не ищет справедливости и не докапывается до правды как Ким, но он совершенно точно очень любит братьев, заботится о телохранителях [спасибо, что забыл обо мне, кхун Кинн, только на Танкхуна я могу положиться хд]. яркий, эпатажный, эксцентричный, не боится быть собой и делать то, что вздумается.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Я просто обожаю то, как Кхун заявился к Кинну только потому, что ему сон плохой приснился, что в очередной раз доказывает мою теорию, что не настолько у него крыша поехала, как может показаться. Это попытка собрать каст и поиграть во все те хотелки, что помогут раскрыть персонажей со всех сторон и дать попробовать на вкус и цвет) Помимо меня на форуме есть Вегас - а у вас свой собственный сорт отношений, который еще и портится моей привязанностью к бывшему работодателю (к тебе, конечно же хд) и моими чувствами, которые проросли на боли и насилии. Почему-то уверен, что вы еще не один раз попытаетесь перетянуть меня как канатик хд Еще к нам почти дошел Кинн, поэтому берите свои длинные ножки, господин Танкхун, и модельной походкой от бедра бегите к нам. Красивых людей в этом фандоме должно быть больше.
Посты пишу от третьего лица, активно юзаю птицу-тройку, не пинаю долги, охотно закомфорчу, забросаю идеями и поведу за ручку на просмотр порно или очередной плаксивой дорамой. Очень жду и надеюсь~

— ПОСТ —

Когда ты вырос в деревне, в богом забытой дыре, предложение поработать на людей, которым многим обязан - как твой счастливый билет, ты берешь его особо не думая. Считаешь, что это высшее благословение. Пит Понгсакорн Сэнгтам считал, что ему очень повезло выбраться из дыры, в которой все пропахло бедностью и алкоголем, кровью и побоями от отца, которому всегда и всего было мало. Жаль лишь было бабушку оставлять одну, но он клятвенно обещал навещать ее, еще не представляя тогда толком, что такое его работа и что она отнимет все его свободное время, помыслы, а взамен даст большие деньги, которые такому скромному парню попросту тратить некуда. Огромный дом, куча телохранителей и персонала - голова кругом от того, кто он никогда в своей жизни не видел. Неискушённым быть просто, Пит хороший мальчик, который старательно впитывает информацию. В первые дни видит господина Корна слишком часто, тот пока не отдает Пита на съедение другим ребятам, не требует носить костюм и соглашаться сразу же - приютил под своей крышей, дал немного денег и времени ко всему привыкнуть, познакомиться с сыновьями и наладить отношения со своем вероятным соседом по комнате. - Порш, ты классный парень. Я рад, что мы так быстро подружились. - Мальчишка сияет как новая копейка, постепенно разбираясь, что и как работает. Он настолько удобный и безотказный, старательный и подмечающий все детали, что сразу же приходится Танкхуну по вкусу. - Что бы ты там не решил, Па, но этого улыбающегося парнишку я хочу себе. Он мне нравится! - Если бы Пит тогда только знал, в чьи лапища попадет, то точно не соглашался бы на все и сразу.

Кхун Корн дал ему целую неделю на то, чтобы согласиться или отказаться, слишком много вопросов к такого рода доброте. Мужчина был крайне умен и замечал каждую деталь, делал выгодные инвестиции в будущее, видать видел в мальчишке что-то такое, о чем сам Сэнгтам даже не подозревал - лаской и вседозволенностью дрессировал верного пса главной семьи, который не задумываясь отдаст за любого Тирапаньякула свою жизнь. Пит чувствовал себя так, словно он попал в какую-то сказку, пока что только награды и никаких заданий и условий, так ему казалось даже, когда в комнату ввалился Кхун и приказал Питу надеть что-то секси, ведь эта вечеринка должна была стать первой среди его посвящений. - Я должен убедиться, что с моим новым телохранителем можно неплохо развлечься. - Он хлопнул Пита по плечу, заставив того вздрогнуть и неловко улыбнуться, поклониться и кивнуть. - Конечно, господин Танкхун. Я буду там вовремя. - Жутко неловко? Еще как, но ослушаться еще страшнее, хоть он и не давал еще никакого ответа. Порш советует ему расслабиться и получать удовольствие, пока все происходящее не становится его каждодневной рутиной. Пит легко влазит в узкие новенькие джинсы, черная рубашка выгодно подчеркивает его тело и мускулатуру, что заметна благодаря утренней рутине, да и в работая в деревне кровью и потом на земле невозможно не выглядеть хорошо. На шее красуется цепочка, в ухе серьга - на руке браслет. Загар все еще заметен, выдавая в нем человека, что выглядит отдохнувшим и довольным жизнью. - Такое чувство, что сегодня случится что-то интересное.

Пит прибывает в небольшой, но уютный клуб вместе с Поршем. Тот радостно знакомит его с хозяйкой, представляя ее Джейд Йок. Пит почтительно кланяется, за что тут же получает бесплатную выпивку как показатель его хороших манер. - Вот смотри и учись, Порш. Вот так нужно вести себя было с начальством. - Она треплет Пита мягко за щеку и подливает ему еще, тот относится к алкоголю с осторожностью, не спешит накидаться до того, как явятся братья. Сэнгтам в курсе того, что в семействе есть еще третий наследник, но тот редко появляется в доме и здесь его можно не ожидать. Порш мягко хлопает его по плечу и предлагает выйти проветриться, покурить и перетереть слово за слово. Пит тут же прикуривает сигарету, пока Порш никак не может справиться с зажигалкой, он уже предлагает свою, когда это делает кто-то другой. Брюнет тут же переводит взгляд на незнакомца и откровенно говоря залипает, без возможности отвести от него взгляд. Его кожа чуть темнее, чем к самого Пита, но выглядит отменно, до него ветром долетают нотки дорогого парфюма, а от улыбки все внутри просто натягивается как струна, разве что только кульбитов не хватает внутри. Он не может не пялиться в ответ, но подмечает, что в Порше что-то поменялось, словно тот напрягся при виде незнакомца. Тот долго не задерживается и проходит внутрь, а с Пита спадает его наваждение. - Я должен знать, что это было и кто это? - Порш все еще остается нервным и напряженным, тяжело выдыхая дым. - Тебе лишь стоит знать, что настроение у господина Танкхуна теперь будет испорчено сразу же, как только он преступит порог. И ты должен сделать все возможное, чтобы это изменить, ну и еще молиться, чтобы кхун Вегасу стало слишком скучно, и он убрался отсюда до того, как успеет затеять ссору с Кинном. - Порш хлопает Пита по плечу, выбрасывает сигарету и устремляется к подъехавшей машине. - Встречу их сам, иди отдыхай. - Киттисават подталкивает Пита обратно к клубу, чему тот не противится и проходит туда. - Не понимаю, меня это явно не касается, откуда тогда это странное чувство предвкушения?

Пит плетется к барной стойке, залипнув в свой телефон. Проверяет сообщения от лучшего друга, видит пропущенный от отца и тут же мрачнеет, стирая запись. Краем глаза он чувствует на себе пристальный изучающий взгляд, людей в клубе становится чуть больше, а значит точно он не может сказать, кто за ним наблюдает, но готов спорить, что этот тот незнакомец. Он усаживается обратно за стойку и улыбается Йок, что тут же подливает ему горячительного. - Посмотри, сколько здесь красивых людей, Пит, не стоит грустить в такой вечер, тем более с такой милой мордашкой. - Она треплет его по щеке, подстегивая сделать несколько глотков. Пит сразу же становится навеселе, беззаботно улыбаясь, пока не чувствует рядом с собой тот самый аромат дорогого парфюма и ощущение того, что он в одном шаге от того, чтобы провалиться в глубокую кроличью нору, полную неожиданных опасностей.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

99


— KHUNPOL —
[tharntype 2]
https://i.imgur.com/jtILKDu.gif https://i.imgur.com/ddc0wAm.gif
[jame phat prayunviwat]

— ОБЩЕЕ —
Как такого милашку не заметить?
Не знаю, это ли любовь с первого взгляда, но как минимум, сильная симпатия — точно появится.
Арм не очень любит посещать врачей вне стен особняка, но как минимум раз в год, по разным причинам, он вынужден посещать больницу: то после ранения периодические проверки, то медосмотр, который они обязаны проходить, то ещё что-нибудь, но кажется, после этой судьбоносной встречи, точно полюбит посещать врачей, или точнее, одного определённого.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —

Как видите, заявки я совсем не умею писать, но это не значит, что у меня нет или не будет идей для игр. Кхунпола я нежно люблю и очень жду.
Пожелания стандартные. Я спокойно отнесусь, если игра не зацепит или перестанет интересовать, просто скажите, не пропадайте внезапно :)
Касательного написанного — не настаиваю на таком варианте развития событий, и без проблем можем обсудить иной вариант развития.
О персонаже почти ничего неизвестно, кроме того, что он учился в одном университете с Тайпом, и был (или может, до сих пор) влюблён в Чампа.

— ПОСТ —

С момента окончательного восстановления проходит достаточно много времени, что Филипп успевает потерять ему счёт, но недостаточно чтобы всё забыть: из-за чего, или точнее из-за кого он оказался на волоске от смерти. Да, он сам принял решение остаться и помочь Барри Аллену противостоять тому чудищу, но... Флэш, постоянно вещающий о добре и прощении, просто бросил его, даже наверняка не убедившись в его состоянии.
Даже несмотря на некоторое перемирие, которое они заключили перед атакой, у Филиппа всё равно есть кое-какие... вопросы к народному герою.
Опять нападать на лабораторию и всех находящихся в ней он не планирует, всё-таки не хочется попадать в тюрьму, когда снова начал появляться какой-то интерес к жизни после исчезновения Амели и Луки.
[indent] Как бы то ни было, перед тем, как думать о том, как быть дальше, мужчина решает устроить себе что-то вроде передышки, во время которой по возможности не будет думать о своих злодейских [или не очень] планах. После произошедшего, он не сразу смог вернуться к прежней жизни, как в физическом, так и в психологическом плане, хоть и само исцеление произошло быстрее, нежели у обычных людей в этом веке.
***
[indent] — Что прости? — вопросительно изгибает бровь, выразительно посмотрев на "нарушителя" спокойствия. Кажется, что если бы Филипп решил бы попить кофе в 64-ом веке, Флэш всё равно бы нашёл его, не дав сделать и глотка — собственно, как и сейчас.
Невозмутимо делает глоток, продолжая, — как ты, наверное, помнишь, я надеюсь, в последнюю встречу я немного... как сказать, — делает вид, будто задумывается, пытаясь подобрать слово, — я был немного не в форме. Можно сказать почти умер — что кстати ты бы знал, если бы не убежал практически сразу. С трудом, но мне удалось обратиться за помощью, и почти всё то время до этой встречи, меня лечили. Так что нет, я бы даже не успел придумать и осуществить этот… интересный план, — пожимает плечами, поджимая губы. Возможно, Абра мог бы быть более "милым", но держать эмоции в себе по отношению к Флэшу — нет уж.
Продолжает как ни в чём не бывало пить свой кофе, наколдовав новую порцию. Ждать официанта, а потом ещё и сам заказ — слишком долго.
От них не убудет из-за пары чашек.
[indent] — Может знаю, а может и нет. С чего бы мне помогать тебе? — глубоко внутри, Филипп борется сам с собой: помогать или нет. Только вот, кажется большая его часть всё-таки против из-за той обиды, пусть возможно и глуповатой. Он может забыть, проглотить и как ни в чём не бывало делать вид, что всё хорошо, но всё же не хочет. Уметь прощать_забывать плохое, тем самым наступая на горло собственной гордости — всегда считал проявлением слабости. Только разве что мог и хотел проявлять её с любимыми, а Барри Аллен, по сути, ему никто. Не враг уже, но и не друг или что-то вроде того; не спас ему жизнь, но и не... Нет.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

100


— KINN THEERAPANYAKUL —
kinnporsche
https://64.media.tumblr.com/24751b01acf736a69b21be5baa55591c/afebd7780009e884-2b/s400x600/3a58397bdd069d8071c52daed56c9952ad5aed91.gif
Mile Phakphum Romsaithong

— ОБЩЕЕ —
Зачем тебе пистолет? Дави их интеллектом (с)
Немного семейных фактов:
— Было у отца три сына. Младший умный был детина. Старший был еще умней. Разгребать за них тебе.
— У нас с тобой так много общего: желаемая должность, ориентация и список твоих наших бывших.
— Жертвы хренового вкуса на парней. Ты — своего. Я — твоего лучшего телохранителя.
— Телохранителя, к слову, не отдам — не надейся.
— Мы оба жертвы лжи, что для выживания главное — быстро бегать. Пс, приходи, я знаю, где купить партию бронежилетов.
— Уже посмотрел коллекцию моего авторского артхаусного хоумвидео спешл фо ю? Не благодари. Будешь благодарить — не по лицу, я до своих лет дожил только из-за красоты!
— Давай дружить. Все бриллианты тебе. По фиг, что женские. Кто я такой, чтобы обсуждать твои вкусы?
— Приверженец ПП: правила «пьешь — пой»! Отличный репертуар — семейное. (НЕТ)
— Наш Кинн берет гитару и мерзким тихим голосом поет.
— И Кхуна вылечат. И меня вылечат. И тебя, так и быть. Счет оплачиваешь ты.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Из всего каста хочу больше всего именно Кинна. Готов рассмотреть как вариант из лакорна, так и из новеллы. Единственное условие - сериальный финал. Мне хочется раскрутить его приземленно, без пасторали. И, если берем новелльную линию, я полностью меняю нашу историю с Питом на лакорн, потому что могу, потому что хочу.
У нас с тобой достаточно ублюдочные отношения: с виду точно есть семейные чувства (а Вегас очевидно за семью, и буду рад, если ты признаешь - именно это мешало его победе всегда), но сверху слишком много шелухи, которую нанесли наши отцы.
Буду снова же рад, если ты будешь осознавать мои реальные достижения в теневом бизнесе. И если мы сможем в пост!финале раскрутить момент, что семейные дрязги - круто, конечно. Но все партнеры нашего бизнеса доверяли не Поршу и не тебе. Вся империя побочной семьи - много моей и отца работы. И это не отменишь одним желанием Корна.
В общем, приходи: я хочу больное, ублюдочное и убогое без внешних факторов превратить в то, что связывало нас в детстве - братство. Настоящее братство с открытыми глазами. Игрой я и котики из тайского сообщества тебя обеспечим. Я готов на длинную вдумчивую линию чуть ли не от рождения, так что одного не брошу.
Из предупреждений: чувство юмора в игре со мной желательно. Так же не приму однобокий поверхностный взгляд на Вегаса. Если ты искренне ненавидишь персонажа, я готов этот факт принять и играть от него. Но ненависть не должна лишать реальность тех очевидных плюсов, которые есть в Вегасе, один из которых - умение вести дела мафии.

— ПОСТ —

В день, когда отец официально назначает Вегаса преемником и дает должность стажера на основном производстве, принадлежащем их семье, он также составляет и передает сыну его личный план развития. В нем детально расписаны шаги, которые требуется сделать для скорейшего достижения успеха.

Этот план больше похож на схему тренировок спецназа или курс для того, кто мечтает сдохнуть дорого, сложно, очень болезненно. К еженедельным занятиям английским и русским, курсам бизнеса при титулованном учебном заведении, тренировкам по рукопашке, стрельбе и самообороне добавляются мелкие семейные дела. Мелкие для тех, кто привык. На деле даже старым сотрудникам не доверяют того, что накидывают на Вегаса. Теперь ему в обязанность вменяется поддерживать хорошие отношения с телохранителями, проводить с ними совместные тренировки, планировать операции; встречаться вместе с отцом с партнерами; инспектировать раз в месяц завод по производству игрушек, на складах которого передерживается экспортное оружие; помогать с управлением швейной фабрики, которая достанется ему по достижении двадцати одного в личное пользование. В плане отца значится, что к двадцати он должен знать все дела и быть готовым управлять своим будущим бизнесом.

Не справится...

Это было даже интересно. Пусть отец никогда не желал признавать их с Макао своими сыновьями, но других детей у него не было. Чем именно кхун Кан (как в рабочих вопросах сложно звать его папой) мог ему угрожать? Кому он планировал бы передать управление семьей? Эта мысль могла бы расслаблять. Но Вегас мотивирован: он не любит проигрывать. Он прошел такой путь — не прошел, пробежал рысью, иногда срываясь на галоп, — что сдаться было бы сродни признанию поражения. Вегас слишком часто уступал главной семье даже там, где из-за права рождения не мог и участвовать. Естественно, он болезненно относился к каждому поражению.

Он действительно завидовал кузенам. В этой зависти в какой-то момент не осталось ничего доброго. Сыновья кхун Корна могли позволить себе то, о чем Вегас не мог даже мечтать: старший прохлаждался и делал, что хотел, потому что пострадал при похищении; средний совсем недавно выиграл певческий конкурс, и вовсе не потому, что обладал хоть зачатком таланта — отец позаботился (его собственный так долго, со вкусом и так зло болтал об этом); младший и вовсе смог выбрать жизнь звезды. Вегас же даже играть на гитаре учился украдкой и втайне: истинный сын побочной ветви семьи не имеет права распыляться и расслабляться. Все, что не служит усилению собственной власти, должно быть выброшено из жизни.

Вегас слепо следовал всем приказам, не видел студенчества. И при этом не получил ни единого слова одобрения от отца. Кхун Корн же гордился своими детьми, даже когда те творили очевидную херню. То есть всегда.  Вегас действительно завидовал. Он все еще верил, что однажды и он сможет получить хоть тень от этого. Ему мало надо, если подумать. Достаточно было бы одобрения отца, а все остальное он привык выгрызать зубами. И на этот раз Вегасу кажется, что он знает, как этого одобрения добиться. Он не допустит проигрыша. Потому что сделает верные ставки. Потому что обзаведется своими людьми и сможет копать под кузена.

И все-таки он ошибается, выбирая того, кто лишь кажется очевидно слабым звеном среди новых телохранителей кузена.

Первое, что делает Вегас, наводит справки. Среди новичков пара бойцов, переметнувшихся из ослабевших банд. Эти первое время будут грызть удила и выслуживаться. Так что их Вегас отметает.
Есть выпускник инженерного, взявший первенство города по стрельбе. Этот остается на крайний случай — как сложный, но возможный. Еще двое — друзья со спортивного факультета. Этих либо тащить парой, что накладно. Либо пытаться сперва разбить, чтобы снизить надзор напарника. Слишком велик риск провала. Так и выходит, что с порога Вегас кладет глаз на кажущегося перспективным Пита Понгсакорна Сэнгтама. Наивный южанин. Меньше месяца в столице. Таким проще всего вскружить голову шиком, блеском, возможностями.

Забавно, что с порога все идет не так: с Питом все складывается сложно. Наивный южанин оказывается — какое мерзкое слово, — честным.

Честные люди — чистый лист. Этот самый нонг Пит или правда не вписывается в привычные лекала, по которым отбирают телохранителей в основную семью, или просто настолько крут, что мог со старта отмазываться от закона: никаких приводов, даже штрафов за вождение нет. Все, что есть на новичка: он родился на юге, был региональным чемпионом по боксу, закончил школу — весьма неплохо, надо сказать. Не беден — нет долговых обязательств. Не богат — закономерно. Нет ничего бросающегося в биографии в глаза, что могло бы дать Вегасу быстрый путь к получению расположения.
По образу, что рисовался из собранной информации, Пит был не из тех, кто в конечном итоге шел в мафию. Хорошие парни оказывались в числе их работников от безысходности, поэтому им так сложно было доверять, поэтому их легко было совратить, перевербовать: нет никого мене верного загнанной в угол псины. Достаточно было узнать — что привело на опасную работу, и дать им это, немного добавив сверху приятного.

Вегас уже проворачивал такое для отца. Он значительно расширил шпионскую сеть семьи. У него были свои уши среди итальянцев, южных контрабандистов, северных наркобаронов и среди русских.
Для вербовки хватало недели.

Даже спустя две недели наблюдений он так и не понял, с какой стороны подойти к этому вечно улыбающемуся мальчишке.

На этом этапе, Вегас уже понял, что стоило бы отказаться и повернуться в сторону Арма. Инженеры — народ гордый, таких легко уломать.
Но к этому времени он сам себя загнал в ловушку. По выбранному пути уже вел азарт. Чем сложнее задача, тем больше удовольствия приносит решение. Именно поэтому в первый уик-энд, когда Пит получил вольную и отправился погулять по окрестностям столицы, Вегас — конечно, совершенно «случайно», — оказался рядом.

— Кого я вижу, — решив обозначить свое присутствие в тот момент, когда Пит устал ходить туристическими тропами и решил пообедать, Вегас нагнал его в дверях простенькой лапшичной и опустил руку на плечо. — Эм... нонг... нонг Кит, кажется? — нарочито исковеркал имя Вегас.

К текущему моменту он мог рассказать наизусть о Пите много фактов, большая часть из которых была личной. Но для мальчишки он должен был оставаться не заинтересованным в чужих людях. До поры. Сманивание кадров напоминало охоту: рано сунешься, дичь спугнешь. Покажешь нездоровый интерес и излишнее знание — проиграешь до старта.

— Какая удачная встреча. Меня кинули друзья, мне скучно. Ты же не откажешь кхуну Вегасу... тебе же уже рассказали, кто такой кхун Вегас? Да о чем я. Ты же вроде новый человек Танкхуна. Думаю, ты уже знаешь обо мне больше, чем я сам. Так вот, ты же не можешь отказать мне в малости. Не заставишь есть и скучать в одиночестве?

Вегас улыбается — чисто, светло. Эта улыбка заставляет сердца дев трепетать, а мужчин недооценивать долбонутого ублюдка, каким на деле и есть Вегас. Эта улыбка совсем не его, не настоящая. Но так сразу и не сказать. Для того, чтобы понять, надо знать Вегаса за масками. Таким, каким не видел его даже отец.
Вегас умел ставить в тупик тех, кому рассказали про гнилую натуру кузена из побочной ветви, потому что ангельская внешность и предельная вежливость никак не могли принадлежать плохому человеку.

— Нонг, ты же не собираешься здесь обедать? Куда смотрит мой братец? Он даже не дал тебе список приличных заведений, с которых стоит начинать? Надо срочно исправить. Здесь за углом припаркован мой байк. Если ты не имеешь неизвестной мне духовной связи с этой дырой, позволь прокатить тебя по окрестностям и накормить действительно вкусной лапшой.

Еще одна улыбка — мягкая. В отличие от хватки пальцев, которая не ослабляется на плече. Вегас не торопится давать Питу шанс ускользнуть от него, скрыться в толпе. Сбежать, пользуясь наверняка выданной рекомендацией. Той самой, которую в первый день заставляют заучивать всех людей старшей семьи: «Держись подальше от побочной ветви семьи Тирапаньякул».

— Ну, что скажешь? Или тебе страшно? — с ухмылкой подначивает Вегас.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

101


— MASTER —
[doctor who]
https://i.imgur.com/L7PB3Ts.gif
[sacha dhawan]

— ОБЩЕЕ —
- будь со мной мастером, будь со мной гангстером, я буду девочкой или не будь со мной.
- "это наш париж" - говоришь ты мне регенерацию назад, и я заинтригована и взволнована. а потом оказывается, что это наш париж в сороковых со стандартной схемой убийств всего сущего. а я уже понадеялась на что-то мирное и интересное. обломщик.
- нет бы перенять от предыдущей себя желание дружить со мной, так нет, надо было перенять любовь к фиолетовому в одежде и якшанье с киберлюдьми. но ты, конечно, ломай-ломай,  мы же миллионеры, новую дружбу купим.
- cAlL mE By MY NaME(с)
- потратил годы на работу в МИ-6 просто ради каламбура с "О". я очень надеюсь, что ты доволен.
- а еще ради каламбура с spy-Master. оно того стоило, да?
- "я буду с тобой пока этот кошмар не закончится" vs "да из-за тебя все это и происходит"
Russia's greatest love machine
;
ведь ты как я, а я как ты

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
на тамблере была забавная мысль, что если раньше доктор и мастер это высоко, красиво и эстетично, то 13 и мастер — это два енота, дерущиеся у горящей мусорки and i think it's beautiful. но, конечно, ты да я да мы с тобой это тоже высоко, красиво и эстетично и мы это еще всем покажем.
я как соигрок довольно лояльная, люблю обсуждать хэды и сюжеты, не люблю навязываться, но говорить словами через рот — это да, это надо, это хорошо. посты пишу умеренно, к темпам не придирчива, ровно как и к самой стилистике постов — главное, чтобы игра шла в удовольствие.
приходи, потому что мне без тебя грустно, лампа не горит, врут каледари, галлифрей тоже не горит... https://i.imgur.com/cibNlDE.png https://i.imgur.com/tZJa5Ci.png
p.s. я не таймлесс чайлд и если честно я бы вообще половину истории попереписывала

— ПОСТ —

ТАРДИС трясет сильнее обычного - ожидаемо сильнее необычного. Приходится держаться за все и ни за что одновременно, припоминая одно особенно буйное родео в шестьдесят восьмом году на Альдебаране, а ведь там гравитационное поле было нестабильно каждые пять метров! Доктор не жалуется, ни капли! Наоборот с особым задором рассказывает Секси об этом приключении - не то, чтобы она не знала этого и без нее, но приятно же разделить воспоминания. Доктора, конечно, удивляет, что ТАРДИС так сильно шатает, но возможно это было связано с тем, что она еще не до конца адаптировалась к новым деталям. Своенравная детка.

В тряске она едва не упускает вибрацию мобильного телефона. Впрочем, все, что связано с телефоном она довольно часто упускает - она вроде как до сих пор обещала перезвонить Бенедикту Камбербэтчу... упс? А еще смски от Торчвуда, чатик с ЮНИТ, инстаграмм иллюминатов... О до сих пор обижается, что Доктор отвечает невпопад - не слишком сильно, но достаточно. Возможно, это он сейчас? Доктор кое-как открывает телефон, и вместо знакомого оформления чата...

Телефон падает из рук.

- Ангел! - она достает из-за пазухи звуковую отвертку, направляет ее на телефон. Срочно отключить. Срочно!
ТАРДИС снова трясет, так, что выбивает из ее рук отвертку и отключает свет. Всего на мгновение - следом подключается аварийное освещение, но плачущий ангел уже у консоли. Быстрый! Очень быстрый.
И очень-очень опасный.

- Тебе лучше убираться из моей ТАРДИС, - на место недоумения и испуга приходить злость и решимость. Ангелы были опасны и умны, от того остерегались Доктора. Забирая из раз у Доктора самое дорогое, глумясь и издеваясь... Нет, она не позволит забрать свою ТАРДИС. Никогда. - Пока у тебя есть возможность.

В немигающем взгляде Доктора серьезность мешается с предупреждением. Ее предупреждение для Плачущего ангела не милосердие, не попытка решить все мирно, лишь попытка сдержаться, быть лучшей версией себя. Она не позволит забрать ТАРДИС, чего бы ей этого не стоило. Ей просто нужна была минута времени, чтобы придумать план.
ТАРДИС снова трясет - но Доктор улавливает в этом намеренную тряску, сбивающую с ног, заставляющую покатиться кубарем прямо к открывающимся дверями.

- ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? - вопит Доктор, прекрасно зная, что старушка в очередной раз старается ее защитить. Она даже не успевает ни за что зацепиться, выпадая на сырую землю. Глупая-глупая-глупая!.. Щемящая несправедливость и отчаянное возмущение переполняют грудь так, что на миг становится тяжело дышать. С трудом делая выдох, она примиряется с необходимостью действовать.
Это непохоже на координаты того места, куда она планировала изначально - и где тут старина Элвис? Было ли это координатами, которые в экстренном порядке переменила ТАРДИС или же насильно введенные ангелом? Вопрос. Доктор любит вопросы. С вопросами можно работать, не то, что с ответами.

- Итак, что у нас есть, - Доктор не может не размышлять вслух, делиться мыслями с окружающими было не столько привычкой, сколько неискоренимой частью натуры. Количество окружающих, которые стремилось к нулю, ее ни капли не смущает. - Время? - делает особенно глубокий вдох, пытаясь уловить его на запах. От каждой эпохи пахло совершенно по-разному, судя по сырости воздуха, двадцатый век. Нотки приближающейся экологической катастрофы даже приближали к концу шестидесятых-началу семидесятых. - Место? - она с легкостью припадает к земле, прислушиваясь к движению тектонических плит. Довольно хмыкает - как минимум, тектонические плиты были, уже больше, чем стоило надеяться. Она определенно улавливала что-то почти родное - не старушка ли Земля это? Точно же она. И мгновение спустя хмурится - звучит не так, как надо. Определенно не так.

Показания звуковой отвертки тоже будоражат. Вопросов становится все больше, и они даже начинают соперничать в ее плане за первенство с явной войной против плачущих ангелов за собственную ТАРДИС. Восхитительно! Ужасающе. Ужасающе восхитительно. После самых очевидных и первичных исследований следовало приступить к неочевидным - прогуляться по местности и осмотреть округу. Если смотреть глазами (которым не очень-то и стоило доверять!), то на вид и вовсе обыкновенная деревушка. Очень пустая, правда, но с кем не бывает?

- ЭЭЭЭэээйо! - клич Фредди работал всегда. А, точно. Если это семидесятые, то небольшой спойлер. Доктор особого стыда не испытывала, Квины людям семидесятых определенно понравятся. - Здесь кто-нибудь есть?

Доктор решает пойти по-старинке - вломиться в первый же попавшийся дом. Тем более, что все равно вокруг было темно и ночью бродить в потемках без фонаря было делом неблагодарным, фонари же такие прикольные!

- Меня зовут Доктор, я оказалась здесь нечаянно, тяжелая посадка, и... - и звуковая отвертка делала любую закрытую дверь открытой. Конечно, можно было дождаться того, чтобы кто-то открыл ее, но зачем, если можно проявить чудеса самостоятельности? Внутри дома горит свет, а значит внутри кто-то есть, а значит весь ее разговор далеко не в пустоту! - Ривер?

Доктор застывает.
Вопросов становилось так много, что удерживать их в голове становилось все сложнее, они превратились в рой гудящий и жужжащих пчел, хаотично и быстро перемещающейся внутри. Но вместе с тем присутствие Ривер все прекрасно объясняло - не объясняя ничего вообще.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

102


— TARDIS —
[doctor who]
https://i.imgur.com/BTH15ta.png
[tilda swinton]

— ОБЩЕЕ —
ТАРДИС.

Это всегда ТАРДИС. В самом начале и в самом конце
Как бы далеко не закинул Доктора путь, именно старушка ТАРДИС всегда придет на помощь. Не всегда Доктору, правда - вселенная невероятна и огромна, совершенно точно нуждается в помощи, и если Доктор не хочет сам помогать, то определенно к этому стоит подтолкнуть. Но вот если

«Где твой дом, Доктор?» - из раза в раз песня спутников не меняется, а освещение в ТАРДИС предупреждающе снижает яркость. Не тот, вопрос, который стоит задавать, совсем не тот.
ТАРДИС чувствует, как Доктор каждый раз цепляется за панель сильнее обычного, и ей бесконечно жаль - каждый раз один и тот же вопрос, и одна и та же боль, которую Доктор никак не может преодолеть.
И все же хватка будто бы становится легче.
Доктор старается не думать о Галлифрее из раза в раз - так или иначе, от него остается только пепел и сожаления, бесконечно тяжелым грузом висящие сердцах.
ТАРДИС. ТАРДИС ее дом.

Они много раз менялись, не меняясь в сути, но в этот раз особенно тяжко. Впрочем, об этом ТАРДИС думает каждый раз. Каждый раз особенно тяжко. Каждый раз Доктору нужно помогать.
В новой ТАРДИС много пустого пространства - давай же, Доктор, займись этим, захлами все своими обычными необычайными вещами (ТАРДИС ненавидит это, он никогда и половиной не пользуется) - но Доктор будто бы этого и не замечает.
В новой ТАРДИС сочетается золотисто-янтарный и спокойный синий - самое уютное, что только можно придумать, да еще и под цвета одежды подходит - несмотря на то, что ТАРДИС очень сильно сомневалась, что эти девичьи штучки Доктор подхватит - но меланхоличного, тоскливого синего становится все больше и больше.
В новой ТАРДИС даже есть кристаллы, потому что когда-то Доктор обмолвился словом, что хочет выращивать кристаллы, но руки никак не доходят. До сих пор не доходят.

ТАРДИС нужна Доктору - без нее этот несносный мальчишка (и все равно, что сейчас девчонка) пропадет. Точно пропадет.
Но и ТАРДИС нужен Доктор - они неразрывно связаны с той поры, как похитили друг друга на Галлифрее.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
на внешности признаю только тильду потому что я самодур, считающий, что она идеальна.
Тринадцатый Доктор - одинокий Доктор, а когда Доктор одинок, то это опасно в той же мере для окружающих, как и для самого Доктора. Но Доктор никогда и не будет одинок - у Доктора есть ТАРДИС, и я очень хочу это поиграть. Про любовь. Про абсолютную любовь, где все еще стоит вопросом, кто кого первым украл. Про зарвавшегося мальчишку_девчонку, которого постоянно одергивать и при этом постоянно пинать вперед.
Очень хочу.

— ПОСТ —

ТАРДИС трясет сильнее обычного - ожидаемо сильнее необычного. Приходится держаться за все и ни за что одновременно, припоминая одно особенно буйное родео в шестьдесят восьмом году на Альдебаране, а ведь там гравитационное поле было нестабильно каждые пять метров! Доктор не жалуется, ни капли! Наоборот с особым задором рассказывает Секси об этом приключении - не то, чтобы она не знала этого и без нее, но приятно же разделить воспоминания. Доктора, конечно, удивляет, что ТАРДИС так сильно шатает, но возможно это было связано с тем, что она еще не до конца адаптировалась к новым деталям. Своенравная детка.

В тряске она едва не упускает вибрацию мобильного телефона. Впрочем, все, что связано с телефоном она довольно часто упускает - она вроде как до сих пор обещала перезвонить Бенедикту Камбербэтчу... упс? А еще смски от Торчвуда, чатик с ЮНИТ, инстаграмм иллюминатов... О до сих пор обижается, что Доктор отвечает невпопад - не слишком сильно, но достаточно. Возможно, это он сейчас? Доктор кое-как открывает телефон, и вместо знакомого оформления чата...

Телефон падает из рук.

- Ангел! - она достает из-за пазухи звуковую отвертку, направляет ее на телефон. Срочно отключить. Срочно!
ТАРДИС снова трясет, так, что выбивает из ее рук отвертку и отключает свет. Всего на мгновение - следом подключается аварийное освещение, но плачущий ангел уже у консоли. Быстрый! Очень быстрый.
И очень-очень опасный.

- Тебе лучше убираться из моей ТАРДИС, - на место недоумения и испуга приходить злость и решимость. Ангелы были опасны и умны, от того остерегались Доктора. Забирая из раз у Доктора самое дорогое, глумясь и издеваясь... Нет, она не позволит забрать свою ТАРДИС. Никогда. - Пока у тебя есть возможность.

В немигающем взгляде Доктора серьезность мешается с предупреждением. Ее предупреждение для Плачущего ангела не милосердие, не попытка решить все мирно, лишь попытка сдержаться, быть лучшей версией себя. Она не позволит забрать ТАРДИС, чего бы ей этого не стоило. Ей просто нужна была минута времени, чтобы придумать план.
ТАРДИС снова трясет - но Доктор улавливает в этом намеренную тряску, сбивающую с ног, заставляющую покатиться кубарем прямо к открывающимся дверями.

- ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? - вопит Доктор, прекрасно зная, что старушка в очередной раз старается ее защитить. Она даже не успевает ни за что зацепиться, выпадая на сырую землю. Глупая-глупая-глупая!.. Щемящая несправедливость и отчаянное возмущение переполняют грудь так, что на миг становится тяжело дышать. С трудом делая выдох, она примиряется с необходимостью действовать.
Это непохоже на координаты того места, куда она планировала изначально - и где тут старина Элвис? Было ли это координатами, которые в экстренном порядке переменила ТАРДИС или же насильно введенные ангелом? Вопрос. Доктор любит вопросы. С вопросами можно работать, не то, что с ответами.

- Итак, что у нас есть, - Доктор не может не размышлять вслух, делиться мыслями с окружающими было не столько привычкой, сколько неискоренимой частью натуры. Количество окружающих, которые стремилось к нулю, ее ни капли не смущает. - Время? - делает особенно глубокий вдох, пытаясь уловить его на запах. От каждой эпохи пахло совершенно по-разному, судя по сырости воздуха, двадцатый век. Нотки приближающейся экологической катастрофы даже приближали к концу шестидесятых-началу семидесятых. - Место? - она с легкостью припадает к земле, прислушиваясь к движению тектонических плит. Довольно хмыкает - как минимум, тектонические плиты были, уже больше, чем стоило надеяться. Она определенно улавливала что-то почти родное - не старушка ли Земля это? Точно же она. И мгновение спустя хмурится - звучит не так, как надо. Определенно не так.

Показания звуковой отвертки тоже будоражат. Вопросов становится все больше, и они даже начинают соперничать в ее плане за первенство с явной войной против плачущих ангелов за собственную ТАРДИС. Восхитительно! Ужасающе. Ужасающе восхитительно. После самых очевидных и первичных исследований следовало приступить к неочевидным - прогуляться по местности и осмотреть округу. Если смотреть глазами (которым не очень-то и стоило доверять!), то на вид и вовсе обыкновенная деревушка. Очень пустая, правда, но с кем не бывает?

- ЭЭЭЭэээйо! - клич Фредди работал всегда. А, точно. Если это семидесятые, то небольшой спойлер. Доктор особого стыда не испытывала, Квины людям семидесятых определенно понравятся. - Здесь кто-нибудь есть?

Доктор решает пойти по-старинке - вломиться в первый же попавшийся дом. Тем более, что все равно вокруг было темно и ночью бродить в потемках без фонаря было делом неблагодарным, фонари же такие прикольные!

- Меня зовут Доктор, я оказалась здесь нечаянно, тяжелая посадка, и... - и звуковая отвертка делала любую закрытую дверь открытой. Конечно, можно было дождаться того, чтобы кто-то открыл ее, но зачем, если можно проявить чудеса самостоятельности? Внутри дома горит свет, а значит внутри кто-то есть, а значит весь ее разговор далеко не в пустоту! - Ривер?

Доктор застывает.
Вопросов становилось так много, что удерживать их в голове становилось все сложнее, они превратились в рой гудящий и жужжащих пчел, хаотично и быстро перемещающейся внутри. Но вместе с тем присутствие Ривер все прекрасно объясняло - не объясняя ничего вообще.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

103


— JACK KLINE —
[supernatural]
https://64.media.tumblr.com/f6202c6a3064d495cfc7297fc9719d83/784785f5a842b1d8-ec/s500x750/9367f8efcfdb89e5f959f91c420117d442204f1f.gif
[Alexander Calvert]

— ОБЩЕЕ —
Здравствуй, Джек.
Нелегко тебе пришлось, правда? Вряд ли кто-то прямо мечтает быть сыном Люцифера и терпеть потом косые взгляды. Твоя мама умерла, и ты даже не успел с ней познакомиться. Большая несправедливость. Тебя готовы были сразу заклеймить вселенским злом. Но разве ты этого заслуживаешь? Твоя мама и Кас поверили, что ты будешь хорошим парнем, и знаешь, ты действительно хороший парень. По крайней мере, всякая херня у тебя получается вовсе ненамеренно, и это видно. Для тех, кто готов это видеть.
И мы это видим. Со временем это увидят все.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Привет, дружок-пирожок. Так вышло, что твои отцы перекинули ответственность заявки на меня, забавно, да? ) но они все равно тебя ждут.
Но заявку перекинули мне зря, потому что как видите, я не умею их писать хд я только пришел всего лишь вчера и я еще и из другого фильма, но это сейчас не так важно. В любом случае, Дин, Кас и я - хотим видеть этого чудесного мальчика. Пока что сюжет в разработке, если я верно понял, примерно начало-середина 12го сезона. С большой вероятность выйдет, что я попал в бункер за несколько месяцев до твоего рождения и твоего появления там же в бункере. Зато у тебя будет дополнительная моральная поддержка в лице меня, если Дин вздумается канонично на тебя агриться. Но как придёшь, так и обсудим как следует. Ты уж не задерживайся. С меня конфеты, но сигареты и алкоголь я тебе не дам, а то мне спасибо не скажут хд

а еще вот вам тупейший прикол хд

Минутка тупых идей на потом хд
Живучий демон Мэттью Клегг: я еще доберусь до твоей гейской задницы, Блейк!
Джек это слышит и позже вечером в бункере спрашивает: что значит гейская задница?
Уилл: это оскорбительное обращение к геям.
Джек: а кто такие геи?
Уилл: эээаамм... ну это когда двое мужчин *ловит взгляды старших* ценят, уважают, любят, поддерживают друг друга
Джек, весело: тогда мы все тут геи :3
*все просто давятся пивом*

Вот такой у меня дурацкий юмор, ага хд

— ПОСТ —

...Уиллоуби Блейк никогда не был смелым. Никогда не был рыцарем. Даже ради самого себя не старался, не пытался хоть раз да навсегда отстоять свою честь, чтобы больше к нему заводилы с дурацкими шутками или придирками не лезли и не дергали. Только фыркал с вялым раздражением, отмахивался да спешил ретироваться прочь к чертовой матери. Другой бы на его месте давно показал бы зубы, клыки... Но Блейк был... наверно, пессимистом. Заранее уверенный в провале, он считал нелепым начать драку и зря подпортить смазливую мордашку - раз силы в тонких руках было не ахти как много, то зачем рисковать лицом, которое потом можно использовать с хитростью? Нет, писанным красавцем он себя не считал и порой даже наоборот, весь его внешний вид его жутко злил до рвотных позывов. Но больше ему, как он сам считал, попросту ничего не оставалось.
С годами ситуация ухудшилась, а обиды и ярость да презрение к себе накапливались и обращались в острые твёрдые иглы внутри сердца и лёгких да пропитывали кровь ядом. Он сам себя загонял в угол и был нелепым во всех смыслах. Так ему по крайней мере казалось самому. Блейку чудилось, что он сходит с ума, что кровь в жилах застоялась, что он застрял в капкане и металлические зубьями вот-вот переломят враз тонкие хрупкие кости заячьей ноги, а то и всю тушу [и душу] пополам, терзая и превращая в окровавленные тряпки, остатки никчемного существа, безвольной тряпичной куклы.
Но что-то в Диппере Пайнсе его оживило и вызвало импульс. Ток расходился по телу жарким иногда кусачим теплом, постепенно пробуждая странные инстинкты, которых по мнению Блейка у него быть не могло. Весь он, с радостью увлекшийся учёбой, вообще не ведущийся на конфликты, был чем-то честным и чистым и вообще не вязался с блядской Бойней со всей ее фальшью и красивой обёрткой элитарности. На нем не было налёта фальшивой позолоты, он умел искренне улыбаться и смеяться, говорить. Прожившему несколько лет в стенах Бойни Блейку такое явление казалось наивной сказкой, но ему хотелось в нее поверить. Потому что попросту в его прежнем мире уже не было ничего, во что можно было бы и стоило бы верить.
Диппер Пайнс был святым гостем этого поганого прогнившего гнезда змей. Так что пусть Мэттью Клегг проваливает нахуй и сдохнет в куче своего редкого дерьма. Он не имеет права даже взглянуть, не то что оскорблять и руку на Пайнса.
Вероятно, вдумайся Блейк хоть на миг и попытайся разобрать свои ощущения и мысли рядом с Диппером Пайнсом - он бы начал догадываться, что именно вообще чувствует к нему. И начал бы бояться этого ибо в Бойне всегда найдётся тот, кто уничтожит Уиллоуби за такие наклонности. Да только Уиллоу пока задумываться не собирался.
А в этот миг, когда его в закрытом кабинете прихвостни Клегги то пинали, то держали, чтоб Мэттью мог сам врезать, ему вообще было точно не до мыслей о любви или влюбленности в парня из чужой страны. Боль заполняла тело, прямо там под одеждой наверняка на нем уже живого места не осталось. Перед глазами мутилось, а вязкая нить бардовой слюны вместе со сгустками крови струилась из уголка рта по подбородку и шее, за ворот белой рубашки, марая все на своём пути. В раскалывающейся голове не осталось никаких мыслей и идей, лишь тяжёлый свинцовый туман. Разбитые губы горели. Казалось, челюсть совсем изломана, впрочем, это было скорее чисто физическое ощущение. Грудь тяжело вздымалась и казалось, что сердце вот-вот остановится, каждый удар его, который должен бы быть чем-то естественным - отдавался в самом органе тягучей болью. Клегг почти ласково в фальшивой нежности провёл по его щеке [размазывая кровь], потом по макушке ладонью... а после запустил длинные пальцы в копны тёмных волос и сильно дёрнул, заставляя запрокинуть голову и посмотреть живодёру в лицо. Клегг что-то еще мерзкое говорил о Диппере. Уиллоуби не мог разобрать слов толком, но стало рассмеялся и... плюнул Клеггу в лицо. Тот на миг сначала оторопел от такой наглости, смертельно побледнев... а потом с гольфистского размаха почти ударил тростью в грудь, заставляя завалиться на спину. И уж хотел было приложить подошву ботинка к блейковскому лицу, а может, и разможить его голову к чертовой матери в припадке ярости, но тут двери аудитории распахнулись и на пороге оказались Диппер и мистер Хаусман. Не повезло мудаку. Хотя кто его знает...
Диппер быстро оказался рядом с Блейком и наклонился над ним, наверняка с ужасом замечая все последствия воспитательной работы старост. Он что-то говорил, кажется, извинялся, но Блейк ничего не мог понять, потому что в висках, в ушах дико громко стучала кровь. Уиллоуби только слабо улыбается непонятно чему, пытаясь рассмотреть лицо Пайнса сквозь густую пелену тумана. Бессмысленно.

Блейк каким-то чудом оставался в полусознании, пока Диппер пытался доставить его до их комнаты. Даже каким-то совершенно непостижимым образом умудрялся переставлять ноги. Но тело было словно не свое собственное. Хотелось что-нибудь сказать, но пока что язык заплетался, а рот наполнился слюной и кровью, так что Блейк решил, что будет лучше как можно крепче стиснуть челюсти...

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

104


— KHAN NOONIEN SINGH —
[star trek]
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/339/t882618.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/339/t979441.gif
[benedict cumberbatch]

— ОБЩЕЕ —
[indent] Маккой глубоко вдыхает и вводит в синеющую сквозь бледную кожу вену иглу, впрыскивая в кровь бешеный коктейль из препаратов, подготавливающих организм к криозаморозке. Почетный, блядь, член почетной комиссии, главный свидетель и исполнитель приговора почетного суда.
[indent] Доктор смотрит в прозрачные, ничего не выражающие глаза, тщетно пытаясь определить по ним... да хоть что-то. Считывает показатели трикодера и кивает, подтверждая, что пациент готов к процедуре. Думает, что должен его ненавидеть - за Пайка, за всех погибших членов экипажа. За Джима, даже не выходя из комы доставлявшего Маккою проблем, не в силах определиться, остаётся он на этом свете или возвращается на тот. Неделя ада, шесть дней почти без сна, пока злоебучий вулканец, сумевший превратить сверхчеловека в подобие отбивной, не вырубает его своим вулканским мозговым фингерингом.
[indent] Понимает - не может. Нельзя ненавидеть того, чьи кости сращивал, подчиняясь клятве Гиппократа, пока в соседнем боксе загибался Кирк. Нельзя ненавидеть, не зная, как поступил бы сам, оказавшись таким же заложником положения, если бы на кону стояла жизнь дочери, лучшего друга, экипажа, давно заменившего семью. Хочется верить - правильно. Хочется верить - не так. Но Маккой слишком хорошо знает - он не святой и не герой.
[indent] Кхан смотрит так, будто делает им одолжение, вытягиваясь в криокапсуле, а Боунс как никогда ощущает себя палачом, запуская процесс гибернации.
[indent] - Спите спокойно, доктор, - раздается вкрадчивый, насмешливый голос перед тем, как опускается крышка капсулы.
[indent] Маккой резко выдыхает и тихо матерится, с силой проводя рукой по лицу, понимая, что пара недель кошмаров и паранойи ему обеспечена, но его слышат. И вносят в протокол.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Давайте разморозим этот пельмешек и сделаем что-то вкусное, попытавшись разрешить (или ещё больше запутать) все эти вопросы сложных выборов и моральных метаний. Придумаем, под каким благовидным предлогом вернуть Кхана на Энтерпрайз, и пусть космос нас боится.
Грамотность, идейность. Сам не спидпостер и с гипошприцом у горла постов требовать не буду, но хотелось бы в идеть стандартный минимум - пост в месяц, и стабильный онлайн. Люблю пофлудить и буду приставать с мемами и шутками за 300.

— ПОСТ —

[indent] "Всегда женщины!" - смеется Мастер. Даже если эта женщина - ты сам.
[indent] Рану дергает, как будто стилет все еще в ней и чья-то [известно чья] рука мучительно деликатно, издевательски медленно его проворачивает. Поясните щекотно, горячо и липко. Он прижимается лбом к холодной стойке и снова смеется - металл окрашивается россыпью алых капель.
[indent] - Ч-черт...
[indent] Мастер утирает тыльной стороной ладони губы, на несколько мгновений крепко зажмуривается, прогоняя предательские черные мушки в глазах. Отвертка скользит в окровавленных пальцах, когда он пытается взломать поврежденную выстрелом кибермена панель заклинившего лифта. Этого ты не могла предвидеть, да, Мисси? Изящный был план. И как все изящное, не выдержал столкновения с человеческой несовершенностью. Примитивность технологий - в этом их поражение и их триумф.
[indent] С криком бессильной ярости Мастер вырывает сожженную микросхему, крошит пальцами исчерченный потемневшими контактами пластик, раня ладонь осколками. Она убила его. Убила их обоих. Чертов Доктор! Мастер, содрогаясь от гнева, скрипит зубами, крепче сжимая отвертку, и сползает спиной по стойке лифта, оставляя на ней широкий, яркий мазок.
[indent] Обессиленно привалившись к незакрывающимся дверям, достает из кармана хрустально поблескивающую дематериализационную схему, так и не ставшую его билетом к спасению. Велики ли шансы, что темпоральная рассинхронизация затянет эту временную петлю, поставив на всем жирную точку, или ему - ей - удастся покинуть этот корабль? Сколько еще сотен лет это займет? И все ради... ради чего, дорогая? Встать рядом с Доктором и умереть? Красивая сказочка и слишком хорошо знакомая, вот только в этот раз запасного плана на возвращение с того света нет.
[indent] Мастер закрывает глаза, ощущая, как жар от раны расползается по телу, как вскипает межклеточный матрикс. Рецепторы сходят с ума, и в сознание яркой вспышкой врывается запах гари, расплавленного металла, перепрелой листвы и подсыхающей, стягивающей пальцы хрусткой пленкой крови. Сумеречный свет слепит, как полуденное солнце. Весь мир взрывается какофонией красок и звуков, кровь стучит в висках так, что кажется барабаны вернулись.
[indent] Мастер не различает ни звука материализующейся ТАРДИС, ни чужого голоса, пока тонкие, незнакомые пальцы не хватают его за лацканы плаща. Он узнает его сразу, что-то такое в глазах...
[indent] - Если ты не понял - про девчонок - это был сарказм, - он закатывает глаза, хотя рискует отключиться раньше назначенного, цедит обреченно на попытки его растормошить. - О-о-отста-а-ань…
[indent] Время движется по спирали. Это становится традицией - подыхать на руках у Доктора. Нет, конечно, пока нет, в этот раз только регенерировать, но в любом случае пора с этим кончать. Сердца сбиваются с ритма, Мастер дышит глубоко и ровно - слишком глубоко и ровно, чтобы это казалось естественным.
[indent] - Мы оба знаем, что ты здесь не из-за меня. Она выбрала тебя, ты знаешь? Иди, ищи ее. Может, еще успеешь.
[indent] Доктор никогда не слушал добрых советов, не слышит и в этот раз. Тараторит, бестолково суетиться, заставляя его болезненно щуриться, пока с очередным вдохом грудь не обжигает огнем. Раскаленная волна стремительно растекается по венам, шквалом ударяет по нервам, сердца в последний раз конвульсивно сжимаются.
[indent] Hard Resert.
[indent] - Ты сошла с ума! - сдавленно выдыхает Мастер, когда каждая частичка регенерационной энергии Доктора уютненько распределяется по молекулам его тела.
[indent] Смаргивает. Мир вокруг возвращает приглушенные сумерками краски, где-то за лесом все еще раздаются звуки лазерных выстрелов - киберлюди с тупой целеустремленностью сравнивают с землей поселок, уже покинутый людьми, если Доктору удался его план. Конечно же удался, если он...а стоит сейчас, склонившись над ним.
[indent] - Зачем?
[indent] Мастер морщит в лоб в искреннем удивлении, замешанном на смятении и попытке догадаться, что за новую схему по спасению всего и вся задумал Доктор, что пришлось идти на такие меры. Но беспокойные руки уже нетерпеливо тянут его, вынуждая подняться на ноги и доковылять до спасительной ТАРДИС. Она ослепляет его буйством красок и света, и на короткое мгновение Мастеру кажется, что он все-таки регенерирует. Нет, просто все девочки любят красивые и яркие штучки. ТАРДИС тревожно мигает перетекшей в алый спектр подсветкой - то ли возражает против его появления, то ли поторапливает убраться с опасного корабля.
[indent] Доктор уже суетится вокруг пульта управления, но Мастер твердо намерен получить ответы на свои вопросы. Они оба знают, что он слишком любит себя, чтобы не воспользоваться столь необдуманно оказанной помощью, но ему нужно знать, чем придется за нее заплатить.
[indent] - Что случилось, что ты в таком отчаянии? - он восстановился достаточно, чтобы голос звучал с привычной насмешкой.
[indent] Мастер вцепляется в рельефную поверхность одной из светящихся колонн изо всех сил, слишком хорош зная, чего ожидать дальше.
[indent] Женщины. Всегда женщины. Особенно если эта женщина - Доктор.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

105


— DON WALLACE —
[slaughterhouse rulez]
https://64.media.tumblr.com/5d4ae129b079ac5cc9f55f41313edc08/tumblr_inline_out5z8SnC51tq4j4w_250.gif
[finn cole]

— ОБЩЕЕ —
Хэллоу, Даки! Хочешь нюхнуть табака? Или просто закурить?
Сначала у нас не совсем заладилось: я пытался, конечно быть дружелюбным, но не был достаточно честным и откровенным. У меня реально проблемы с доверием. Но я все равно старался быть каким-то буфером между тобой и Клеггом, хотя получалось не очень. Я правда думал, когда мне сказали, что у меня будет новый сосед по комнате, что ты будешь придурком и защитой, но ты в принципе оказался классным. Немного наивным, но классным. Даже несмотря на то, что сказал, что я придурок, который только и может что нюхать свой табак. Ну да ладно, кто старое помянет, тому и глаз вон, как говорится. Так или иначе, мы прошли с тобой и еще некоей компашкой чудиков полный треш и смогли выжить. Ты даже вернулся за мной и не позволил мне сдохнуть как дурацкому такому герою, жертвуя собой.
И теперь, когда нас, учеников прежнего "славного" Слотерхауса, раскидали по разным школам, мы с тобой умудрились попасть под распределение в одну из понтовых школ в Америке,  причем в одну комнату. Повезло нам, да? Теперь мы лучшие друзья и снова вместе.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Прежде всего, знать канон фильма - "правила бойни". Фильм весьма забавный, хотя вероятно очень на любителя.
Во-вторых, молча не пропадать.
В-третьих, тусить будем с охотниками на нечисть. По крайней мере, с Дином Винчестером (вот я уже начал).
Отношения - сложный вопрос. Пока остановимся на дружеских потому что я не люблю навязываться в пейринг. Придншь - обсудим ) спаси, Дин шипперит меня с Клеггом!

— ПОСТ —

...Уже стемнело и стало порядком прохладно, а парни даже не взяли куртки и перчатки. Их лица и руки щипал холод и из носов и ртов вырвались облачка воздуха. Луна бледно освещала слабо протоптанные тропинки. Они слишком задержались на своей прогулке, и это в любом случае не привело бы ни к чему хорошему: меньшим из зол было бы, если бы до них всего лишь докопался староста Джерард, и пошли бы слушки об их романе. Это забавно, с учётом того, что при всей странной сильной симпатии к Даки, Уиллоуби старался не компроментировать его перед Клемси. В конце концов, Уоллес был важен ему, как единственный реально хороший друг в этой жизни, и подставлять его под удар местной гомофобной шелупони Блейк не собирался. В новом Слотерхаусе тоже имелись не очень элегантные ребята, хотя до уровня бешенства Клегга вае же сильно не дотягивали. И все же Уиллоуби беспокоился, как бы на Даки не начали нападать с насмешками, посему не смел претендовать на его сердце, тем более, раз уж друг встречался с девушкой. Хотя самого Дона это словно вообще никак не волновало.
- Чего ты так взбеленился из-за этого мемориала, Даки? Там разные имена будут, - с одышкой спросил Уиллоуби, чуть не споткнувшись об корень.
- Имена жертв. А Клегг не жертва. Ради бога, разве тебе не противно от этой тупой лицемерной болтовни Хаусмана? Мы думали, его убили слизни, а он приехал и блеял как обычно виновато и неловко. Разве тебе не противно, что они хотят выгравировать там имя Клегга, которого должны были еще до моего приезда засудить за доведение Сеймура до самоубийства? Не противно после всего, что Клегг сделал с тобой? Он свёл тебя с ума и я уверен, что ты еще не все, о чем ты мне даже не рассказал,  что он с тобой творил. Он подстрелил этого идиота Хаусмана, а тот и сказать ничего не может. Держу пари, он никому не рассказал, кто выстрелил ему в бедро. Уилл, ты блять обязан разозлиться и поднять шум, а не смотреть потом на... Ай! - на этом моменте Дон, по всей видимости, наступил в ямку и чуть не упал, но Блейк схватил его за шкирку и поставил обратно. И спрятал взгляд. Это все было как-то неловко. Большинству окружающих Уилла людей было плевать на его чувства. А Дон злится за него так, будто за собственные унижения. Честно говоря, Блейк даже не до конца понимал и не до конца верил, что такое возможно. Да, он верил Донни, но это каким-то странным образом не мешало ему не очень верить, что в этой жизни нашёлся кто-то, кому не наплевать на него. Даже Сеймур бросил его: игнорировал после раскрытия, психовал и в итоге покончил с собой. Не пытался поделиться с ним и словно винил Уилла одного в том, что из-за их связи семья Сеймура его возненавидела и пригрозила лишить наследства. Уилл, конечно, тоже себя ненавидел, но... Лучше б тогда виконт убил самого Блейка. По крайней мере, так он думал весной, когда все случилось.
- Спасибо. Ты... кхм... хочешь закурить? - откровенность - это не про Уиллоуби. На него редко такое находило, желание рассказывать что-то, или рассыпаться на сантименты. Так что да, ему проще предложить лучшему другу закурить. Дон скептически приподнял бровь, глядя на него. О, он отлично понимал, по крайней мере, некоторую часть мыслей Уилла. Они знакомы всего-то три месяца, но Уоллес научился понимать, хотя сначала считал, по всей видимости, что его сосед не более, чем пиздопротивный вечно угашенный нюхательным табаком придурок. Но сейчас он смотрел меланхолично, в некотором смысле, вполне мягко. Достав из кармана фирменного пиджака мятую пачку сигарет, Уоллес поделил две последние штуки между собой и Уиллом, который в свою очередь достал зажигалку и поджёг обе сигареты:
- Я хотел дать свою, но как пожелаешь, - произнёс он, запуская свободную пятерню в отросшие тёмные волосы. Донни затянулся, следя взглядом за его жестом как-то особенно внимательно:
- Ты решил стать Рапунцель? - беззлобно усмехнулся русоволосый, выпуская облачко дыма. Блейк фыркнул, хихикая, но ничего ответил, только тоже сделал затяжку.
- Похоже, мы слишком далеко ушли в лес, Даки.
- Видимо, да. Извини, мне надо было развеяться.
- Я это видел и поэтому и потянул тебя прогуляться, так что не извиняйся.
Их любую возможную дальнейшую беседу обозвали вой, человеческие крики и стоны, а так же хруст веток. Уилл открыл было рот, как Дон сразу осёк его:
- Даже не заикайся про лис!
Уилл усмехнулся.
- Ладно. Пошли отсюда, а лучше побежали, мне все это не нравится.
И они побежали, но кто бы мог подумать, что почти на выходе из леса наткнутся на ужасающую картину? Нечто человекоподобное со светящимися жёлтыми глазами, все в крови, сидело в скрюченной позе над телом... явно местного студента. Чудище утробно урчало и рычало, облизываясь, и затем рвануло к ним, но как только увидело, что Уиллоуби встал между ним и Доном, затормозило, несколько секунд вечности посмотрело на них, развернулось и побежало прочь в лес.
- Какого... хрена?! - наконец выдохнул Уоллес и... толкнул Блейка в плечо [видимо, потому что не мог дотянуться, чтоб дать этому верзиле подзатыльник]: - Ты ебанулся? Оно могло тебя сожрать! Вечно ты пытаешься собой пожертвовать. Даже не смей так больше делать. Черт, чуть сердце не остановилось.
Уилл промолчал и подошёл к телу, попытался осмотреть его с помощью фонарика на телефоне.
- Слышь, это походу Джерард, - немного дрожащим голосом проговорил Уилл. - Трудно разглядеть, его голова разбита и лицо в крови.
Дон подошёл, наклонился и тут же отвернулся, стараясь победить рвотные рефлексы.
- Пиздец, господи. Он был хулиганом, но хотя бы меньшей мразью, чем Мэттью Клегг. Что это было за существо?
Уилл сморщился и отвернулся, выпрямившись.
- Я не знаю... я точно видел когти и клыки и эти жёлтые глаза... и кажется пару хвостов, но они были больше похожи на тень. А может, мне почудилось...
***
Не стоило рассказывать про когти, клыки, глаза и хвосты кому-либо. Все, кроме Дона, просто смеялись над ним. Некоторые начали шататься, что Уиллоуби и Дональд сами убили Джерарда, возможно, случайно в драке, из-за того, что он их доставал. Доказывать ошибочность этого дурацкого слуха у парней не было никаких ресурсов, и они старательно игнорировали шепотки.
Кто бы мог подумать, что через пару дней после происшествия в школу приедет агент ФБР?..

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

106


— DEAN MILLER & TRAVIS MONTGOMERY —
[station 19]
https://i.imgur.com/vGOhsGr.gif https://i.imgur.com/4KN5R3O.gif
https://i.imgur.com/LSlEXxj.gif
[Okieriete Onaodowan & Jay Hayden]

— ОБЩЕЕ —
Не вижу смысла Дина описывать, как и Монтгомери, потому что если заинтересовались заявкой, то явно представляете, кто это. Любители повеселиться, ответственные пожарные, преданные своей рабочей семье и готовые на всё ради того, чтобы помочь остальным, не важно совершенно, какой ценой. Иногда - очень высокой, в виде их собственных жизней. Трэвис был на грани, Миллер тоже, давно доказали, насколько серьёзно относятся к тому, что делают, даже имея выбор между собой и другими. И в частной жизни, как бы не было всё непросто у них, они умеют справляться, и даже над пропастью зависнув, умеют в неё не падать.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Всё стандарт: хотя бы иногда посты от вас, желание контактировать и быть на форуме. На данный момент есть я, Бишоп, которая тоже Гибсон, в данном случае, по моей фамилии и Эррера. Все трое будем  рады вас видеть. Особой активности не требуем, по желанию всё, но хотя бы какая-нибудь должна быть, а не призрачное явление на главной странице. Со всем поможем, всё подскажем, с графикой тоже подсобим, если будет нужна статика. По расхождениям с каноном: нас троих крайне перестало всё устраивать в определённом развитии событий, так что, зафиксировались на этом: Майя наш капитан (пока не уйдет в декрет), Миллер не умирал, а просто мог пострадать сильно (тут по желанию), да и друга Энди не стали убивать. Так что, если формально подходить, то минус 5-6 сезон, у нас все игры от этого отталкиваются. Всё остальное естественно, вполне обсуждаемо в различной вариации развития событий. Ваши личные ветки мы особенно не затрагивали, тут уж сами решайте, что происходит.
https://i.imgur.com/e12berF.gif

0

107


— LILA ROSSI —
[miraculous ladybug & cat noir]
https://64.media.tumblr.com/c1b381cef2d5532cb8642e37cce0ae1c/dc36108e95457b0c-a2/s500x750/ee729c41a2586d211649b9dbc884e4a0651f8215.gif
[original, arts, aesthetics, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Лила, Лила. Миловидная девушка с непростым характером. Умная и хитрая. Расчетливая, завистливая, мстительная. Возможно, безумно одинокая? Знаешь, с твоим богатым воображением тебе бы книги писать, а не тратить талант на какие-то глупости. Если уж так хочешь внимания, почему бы не заслужить его благими путями? Что заставляет тебя врать о каждом своем шаге?
Лила персонаж крайне неоднозначный: нам показывают ее как довольно сообразительную и новую в плане достижения её цели. За редким исключением она крайне хорошо контролирует свои эмоции, она знает, как втереться в доверие, просто превосходно играет милую и добрую девушку. Но при этом, при всем её потенциале как интересного персонажа... простите, но есть в персонаже в каноне некоторая то ли сыроватая "непропеченность", то ли просто пустота (в принципе, это беда большинства персонажей в каноне мультфильма, но это позволяет фанатам с творческой жилой придумывать свои хэдканоны). Не хватает предыстории, какой-то реальной личной проблемы, мотивации. Да, нам показали намёк на то, что Лила страдает от того, что её мать постоянно не выполняет свои обещания провести с ней время. Но показали это вскользь и всего один раз.
У Лилы большой потенциал как остаться злодейкой, так и встать на путь исправления. Просто почему бы и нет? Но при любом выборе пути - мы хотим видеть эту девочку, мы хотим наслаждаться ее визуальной эстетикой, но мы хотим видеть человека, который потрудился придумать хоть какую-то предысторию и мотивацию быть бэд гёрл и мотивацию к изменениям в лучшую сторону, если эти изменения будут.
Так же мы собираемся в некий момент  сюжета использовать некоторые элементы концовки 4го сезона, но потеряет Маринетт камни чудес немного другим путём, потому что Феликса у нас нет и у нас другая идея. Но потеряет! И поэтому мы думаем, что Бражник мог дать Лиле талисман лисы, помня, что она хотела быть героиней-лисой. Кто знает, может быть, однажды Лила поймёт, что он творит дикие вещи и все больше слетает с катушек, поэтому она тихонько перейдёт в лагерь героев, став двойной шпионкой?
В общем, вы приходите, расскажите свою историю )
Знаешь, я многих пытаюсь узнать и понять. Я могу быть еще терпеливее, чем Адриан. Но поверь мне, я не тюфтя, и если ты продолжишь вредить Маринетт - моей подруге детства, между прочим - и Адриану, вешать лапшу на уши Натаниэлю, то однажды ты познакомиться с моей тёмной стороной, девочка. Я найду способ вывести тебя на чистую воду перед всеми, и в отличие от Маринетт, я не буду панически кричать на каждом углу о том, какая ты плохая.  Но все же, может быть, ты позволишь мне узнать и понять тебя и не будешь вынуждать действовать жёстко?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
приходите, нам очень нужны сложные персонажи! Главное, не пропадайте молча )

— ПОСТ —

...Натаниэль не слушает его, совсем. Он так ненавидит его, так жгуче ненавидит, что перебивает, яростно выкрикивая:
— Заткнись! Заткнись! Заткнись! — кричит он так, что на миг Марк глохнет и жмурится. Но его заставляет покачнуться и открыть глаза сильная пощечина и последующие жестокие слова Натаниэля: — Не хочу тебя видеть и слышать, да и в принципе знать о твоём существовании. Ты — досадная ошибка природы, которой не должно было быть изначально. Почему твоя мама не сделала аборт? Какой кошмар. Посмотри на себя... ты такой жалкий. Как ты вообще живёшь? Хотя, зачем я с тобой разговариваю. Пойду-ка я, боюсь заразиться от тебя никчёмностью. — выпаливает Куртцберг. Каждое его бессердечное слово впивается Марку в сердце.
Ошибка природы. Аборт. Лучше б его мать сделала аборт. Марк ошарашенно пялится в лицо Нату - и получает от него плевок в свое. А потом рыжий художник просто уходит прочь. Марку кажется, что он задыхается от боли в груди, от горечи. Он съезжает спиной по стене, плотно зажимая рот обеими ладонями.
Ошибка, ошибка, ошибка...
Когда позже днем Маринетт спрашивает его о чем-то, Марк даже не слышит вопроса, но, кажется, она спросила, почему у него такие красные глаза. Он просто извиняется невнятно, стискивает зубы и панически бежит прочь.
***
Его ночь совершенно бессонная, он так и не смог закрыть глаз, не смог отпустить поток мыслей и расслабиться. Он просто лежал на спине и беззвучно рыдал, закусив основание большого пальца правой руки. Неужели он действительно настолько ранил Ната, что можно настолько ненавидеть? Неужели он заслуживает всех этих слов, этих плевков в лицо и пощечин? Он правда настолько омерзителен?..
Марк судорожно вздыхает в ночи.
Раньше Марк робко молча мечтал, что сможет хотя бы подружиться с Натом: наивно думал, что талантливый художник обязательно чист душой и добр ко всему живому. Да, он стеснялся признаться Нату в чувствах, он бы вряд ли осмелился. Но все же не приходило ему в голову, что человек его мечты будет столь ненавидеть его. Лучше бы Марка правда не существовало.
***
Так и не поспав ни минуты, он поднялся рано утром с постели, с отвращением посмотрел на себя в зеркале, умылся. Попытался замаскировать синяки под опухшими глазами, но получилось так себе. Завтрак в горло не полез. Мальчик тяжело вздохнул и отправился в коллеж, хотя до начала занятий было ещё много времени. Осенний ветер обдувал его лицо, и было довольно прохладно. Марк поежился. Усталось наваливалась на него и теперь он жалел о том, что не спал.  Было бы кстати купить стакан кофе в киоске, но те еще были закрыты. Ансьелю оставлось лишь тереть лицо дрожащими пальцами. В конце концов, когда он добрался до коллежа и начались занятия, его вырубило на первом уроке - у мадам Бюстье. Как ни странно, та не стала ругать его, но подошла после звонка и осторожно разбудила, пыталась распросить о том, что с ним происходит. Оказалось, Роуз Лавлён накануне видела издалека, что Натаниэль унизил его. Марку было нечего ответить. Он не хотел жаловаться доброй женщине на ее сына и мог лишь пролепетать, что он сам виноват. И тут же постарался ретироваться, оставив ее в недоумении. Позднее Аликс и Маринетт рассказали ей вкратце историю возникновения Ревёрсера несколько дней назад, ситуацию с тетрадью. Марк бы это не одобрил, но Аликс считала, что быть другом не значит умалчивать об ошибках. Она знада Ната и понимала, что он не в себе, а значит, его надо угомонить. Нельзя поощрять друга в его временном помутнении рассудка. К тому же, его странные проступки могу привести к повторной акуматизации Марка, что представляет опасность для всех, кто будет причастен или даже просто попадет под горячую руку Ревёрсера 2.0. Калин Бюстье была шокирована и растеряна поведением сына. Но пока совершенно не знада, что ей сделать.
Так или иначе, к обеду Марк, добитый издевками еще парочки школьных хулиганов был на взводе и решил, что ему нужно спрятаться и перевести дыхание, чтоб не словить акуму. Стремительно теряясь мыслями в спутанном состоянии, он спрятался в туалетной кабинке, закрывшись, он пытается решить, как унять эту душевную агонию. Внутренний голос услужливо посоветовал заглушить ее небольшой толикой физической боли.
Точно, в сумке есть канцелярский резак.
Достает его и снимает митенки с рук. И вскоре его пальцы и тыльные стороны ладоней покрываются паутиной тонких царапин, а глаза теряют ясность и концентрацию.
Но тут послышались звуки, указывающие на то, что в туалет кто-то зашел. Черт. Марк срочно оторвал кусок туалетной бумаги, завернул резак и спрятал в сумку, натянул перватки обратно, а затем нажал кнопку смыва, чтоб никто не заподозрил его в странном поведении. Иначе отправят к психологу или к кому там отправляют людей, которые вредят себе?.. Так или иначе, он вышел из кабинки, хотя лучше б оставался внутри, так как выйдя, он столкнулся с Натом. Тот, узрев ненавистного мальчишку, тут же довольно просиял и громко жутко рассмеялся.
— Так-так-так, ну и ну, вот это чудеса! Дерьмо само выбралось из унитаза! Фантастика! — опять такие унизительные слова. Марк лишь прикусил губу и нахмурился. Другой бы уже к черту послал, но у Ансьеля язык не поворачивался: все глубже под землю Натаниэль забивал его самооценку. Не то, чтоб Марк хотел верить, что он все это заслуживает, но сил возразить и защититься хоть словом уже не было. — У тебя слишком ровный тон кожи. Мне кажется, это нужно исправить! — заявил вдруг Куртцберг и... врезал ему кулаком по носу. Кровь начала капать на одежду. Марк был ошарашен и к тому же заторможен из-за усталости и недавнего психоза. Следующий удар пришёлся в живот, и Марк рухнул на колени, ударяясь ими о кафельный пол. Однако Ната не останавливает вид поверженного врага.
— Вооот, так-то лучше. Надеюсь, ты поймёшь, что нельзя играть с чувствами людей, жалкое ничтожество. Ты такой забавный. Кстати, я слышал, ты боишься пауков. Какой смешной. А я их люблю и даже ношу с собой.
Что? Откуда он узнал? Что он собирается сделать? Марк панически завертел головой, не в силах пока подняться с колен. С трудом он разглядел, как рыжий хулиган достал из кармана пиджака стеклянный пузырек и открыл крышку. А затем схватил Ансьеля за волосы и опрокинул на него пузырек, вытряхивая маленьких паучков. Марк почувствовал, как сердце бешено заколотилось. Он действительно адски боялся пауков, потому что в детстве тропический питомец матери укусил его, и Марк чуть не умер. Сначала он просто опасался восьминогих существ,  но со временем всякие хулиганы довели его арахнофобию до пика и удушающих панических атак при одном лишь взгляде на паука.
- Нет, нет, пожалуйста, убери их, н-не надо! - взвизгнул Ансьель, беспомощно трепыхаясь в руках Куртцберга. Все тело охватила дрожь и он едва мог продохнуть. Разум полностью отступил, освобождая путь ужасу. Кто прилетит быстрее, акума или амок?.. пауки ползали под кофтой и где-то в волосах, доводя Марка до исступления. Кровь из разбитого носа и порезов на руках стекала на пол туалета, куда капали еще и слезы. - Прошу тебя, убери их! Я же говорил, что я не собирался играть с твоими чувствами, клянусь! Пожалуйста, прекрати это!

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

108


— VICTORIA "VIC" HUGHES —
[station 19]
https://i.ibb.co/6sVtJTB/2.gif https://i.ibb.co/NY0x0zz/1.gif
[Barrett Doss]

— ОБЩЕЕ —
Думаю, если вы смотрели сериал, то уже представляете, кто такая Вик. Яркая, позитивная, добрая девушка, с хорошим чувством юмора, ответственностью к своей работе. Она потрясающий друг и коллега, а ещё словно сестра, с которой можно обсудить что-то личное, получить поддержку или совет, и крайне редко осуждение. Я сейчас не про тот случай, когда ты предлагала оставить меня в лесу, мы же знаем, что это было не серьёзно, да и моё поведение тому способствовало. Вик - часть нашей семьи, которую мы очень любим и ценим. И которая очень нужна девятнадцатой части.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Из требований всё стандартно: не пропадать без предупреждения, иногда писать посты и проявлять активность, а не быть просто тенью на главной странице. На форуме уже есть я, Джек и Энди, так что скучать в одиночестве не оставим, идеи у нас есть, которые мы с радостью реализуем. Ребята тебя тоже ждут.
Из того, что мы изменили, так как нас перестало в какой-то момент устраивать то, что придумали сценаристы: мы с Джеком расходились, когда я заняла пост капитана, но потом снова сошлись и уже женаты, и вашим капитаном я буду до момента, пока не уйду в декрет, ну и вернусь уже после него в том же звании потом. Остальное естественно, вполне обсуждаемо, да и личные ветки ребят мы не затрагивали, тут всё на усмотрение игрока. 

— ПОСТ —

Звонок подруги может и стал сюрпризом, в какой-то степени, но услышав суть проблемы, тут же согласилась приехать. Бросать Энди один на один с водной стихией, в лице прорвавшейся трубы, что обрушилась на её дом, было бы с моей стороны совершенно бессовестно. Кроме того, Эррера заявила, что наконец-то готова переехать, и прежде чем её заедят сомнения или чувство вины, что оставляет отца одного, надо успеть перевезти её вещи. А то ведь такими темпами так и не начнет самостоятельную жизнь. Сколько я её убеждала это сделать? Кажется ещё с тех времён, когда начали общаться в академии. Несколько раз предлагала ей перебраться ко мне или выбрать вместе квартиру, но каждый раз слышала невнятные отговорки. И, о чудо, наконец-то моя девочка дозрела до мысли пожить самостоятельно. Ну, точнее в одном со мной пространстве, но я уж точно не полезу её учить или читать нотации, как любит это делать капитан Эррера. Андреа всегда больше нашего доставалось, это не новость. Так что пора помогать ей покинуть семейное гнездо. Тем более жить там пока всё равно невозможности.

Пожимаю только плечами, когда говорит про сапоги. Что, настолько плохо? Нет, конечно вижу, настолько у неё замученный вид, очевидно утром прошлось буквально по ней, с этим происшествием, но как-то про сапоги мне и мысль не пришла. Успеваю скинуть прямо на веранде кеды, оставаясь босиком, и позволяю подруге утянуть меня за собой в глубь дома. Да уж, запах сырости такой, что аж по голове даёт. А ведь это ещё только первый день. Если не просушить, будет хуже. Но ковровое покрытие аж хлюпает, значит потребуется много времени. Не буду сыпать соль на рану.
Да не страшно. Вещи как вещи. Ну, да, белая. А что с того? У меня таких ещё штук шесть минимум, так что ничего смертельного, даже если умрёт смертью храбрых во время спасения Энди из дома. Но, видимо сегодня Эррера настроена решительно. Ладно, из её так из её. Отправляюсь следом, прислушиваясь к совету. Навернуться уж точно не хочется.

Я предложила тебе жить в одной квартире, а не расписаться завтра в Вегасе, после пьяного девичника, Эррера. Отбрось уже свои сомнения. Всё будет отлично. Посмеиваюсь только над подругой. Нет, ну правда. Что может быть странного в том, чтобы вместе снимать квартиру, в которой несколько спален, а значит у каждой всё равно будет своё личное пространство, когда потребуется, а уж в остальном явно уживёмся. Причём давно уже предлагала ей перебраться, учитывая что ей нравилась квартира, которую снимаю, но каждый раз были отговорки. Видимо, не зря говорят, что пока не прижмёт, человек будет до последнего цепляться за иллюзию своей привычной жизни. Энди давно уже пора попробовать жить не в одном доме с отцом. При всём моём уважении к капитану Эррере, но он же ей буквально крылья расправить не даёт. Но теперь уже всё решено и сегодня вещи Энди вместе с ней самой переедут в квартиру. Пусть даже обстоятельства к этому подтолкнувшие не из приятных.
Какой у нас план действий? Локализовать потоп и максимально избавиться от воды, а после собрать тебя, чтобы переехать? Или может просто собрать вещи, вывезти тебя, а на просушку дома вызвать специалистов? Возможно что Энди просто даже не задумывалась о том, что может не бегать с тряпкой самой, а вызывать ликвидаторов этой аварии, так сказать, что м дом просушки профессионально.
Тем более, что капитан Эррера самоустранился и забрал подкрепление в виде Райана. Усмехаюсь, смотря на подругу. Из запутанные отношения с этим парнем - та ещё тема для вечерних посиделок, чтобы посплетничать за вином. Не то что бы мы с Энди этим грешили, но бывало всякое. Сам же Райан был мне весьма симпатичен, после того, как помог с братом. Не каждому бы я решилась рассказать историю своей семьи. Так что, в целом он неплох. Просто сейчас его тут нет и можно позволить лёгкую шпильку ехидства.

Бросаю взгляд на собранные уже вещи. Часть уже в коробках, часть ещё разложены по кровати. Что же, работы нам явно предстоит много, а если ещё и учесть, что надо спасти хотя бы немного первый этаж, что пострадал от воды, то думаю в квартире мы окажемся к ночи, но это не пугает. Снимаю с плеча рюкзак, в котором далеко не сменные вещи, но не менее нужные, похоже, в данных обстоятельствах, бутылки с текилой и водкой. Отпраздновать могли бы и дома, кто же спорит, но как чувствовала - ещё на сборах потребуется.
Ладно, Энди, проверим твой вкус на шмотки, когда речь идёт не про форму по уставу. Распахиваю дверцы её шкафа, раз уж сама озвучила мысль о том, что мне нужно переодеться. Если честно, не особо запаривалась тем, что белой футболке может наступить конец. Она у меня не единственная, к тому же не из новых, но зачем отказываться от интересного предложения? Да и всё равно потом все её шмотки складывать по коробкам в любом случае.
И почему я никогда не видела тебя в этом? В руки попадается джинсовая юбка. Размер у нас примерно один, так что прикладываю ту к себе, чтобы оценить длину. Так-так, а кто-то был не очень приличной девочкой, на так ли?
Эй, куда! Я требую подробностей. Смеюсь, когда Эррера вырывает ту к меня из рук, и смотрю на подругу не скрывая ехидства. Какие ещё бесята скрываются в этом омуте? Что-то мне подсказывает, что эту юбку Энди покупала явно не в присутствии отца. Так что я точно желаю знать подробности, пока не полезла дальше. А то вдруг что ещё найду такое.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

109


— GENNIFER BRADFORD —
[the rookie]
https://64.media.tumblr.com/93ddb745fe310dacb13a4e8a683a870f/21359986556c86f6-66/s400x600/9c3765a273206313f05e711c164ce22aae292933.gif https://64.media.tumblr.com/954a932d22746edb54e790c50704c845/21359986556c86f6-db/s400x600/7682a84b0ddec15ed323ed55e16226664fc619eb.gif
[peyton list]

— ОБЩЕЕ —
Моя родная сестра, детство у которой вряд ли было проще, даже если я всегда концентрировался только на себе и почему-то думал, что для Дженни было всё иначе когда-то. Потому что она всегда казалась куда больше жизнерадостной, словно не замечающей всего вокруг. И мы не слишком близки были в детстве, и совсем разошлись, когда стали взрослыми, каждый отправился по своему пути. Но отец умер, нам пришлось встретиться, решать множество вопросов и в конечном итоге, сблизились и передумали продавать "дом ужасов", как я любил его называть. Есть шанс, что станет ещё лучше, если у нас обоих будет на то желание. У меня оно есть. 

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Никаких требований, кроме желания быть на форуме, играть и развивать Джен, не только  в плоскости наших взаимоотношений-взаимодействия, но в принципе делая её полноценной. Со всем остальным договоримся, со всем с Чен поможем, включая графику, если понадобится. Огромная просьба не менять каноничную актрису.

— ПОСТ —

Не верится, что Смитти в очередной раз повёлся на разводку в стиле "я адвокат, пора меня отпустить, потому что в соответствии  с уголовным законодательством, вы не можете меня тут держать." Двадцать лет. Двадцать лет он работает в полиции Лос-Анджелеса и...Впрочем, все мы знаем, что это Смитти. Злиться бесполезно, как и пытаться сказать ему, что всё это неправильно. Мы просто научились это исправлять.
Впрочем, радует его нелюбовь к ответственности любой и отсутствие всяческой амбициозности, если говорить про службу. Когда нас с Греем обоих не было в участке, тому пришлось оставить Смитти за главного, по старшинству званий. И боже мой, я буквально простился с ним, зная прекрасно, к каким событиям мы сможем вернуться. Индюки, наполнившие всё здание? Вода по пояс даже таким, как я? Участок сгорит? Всего ожидать было можно, на самом деле, а остаться не могли оба, отправившись в Сан-Квентин на УДО одного из ребят, которых вместе туда отправили, удостовериться, что это не случится. И были без телефонов. Я ничего абсолютно хорошего не ждал от участка, руководить которым на целый день остался Смитти. Даже не звонил потому туда, чтобы узнать обстановку, просто не мог психологически заставить себя. Беду лучше один раз увидеть, чем услышать о ней, думать о том всю дорогу потом, не зная реальную обстановку и потом увидеть, что ещё слабо пересказали.
Правда, вернулись когда, участок Мид-Уилшер всё ещё на своём месте стоял, вокруг не бегали слоны и кажется, все даже выглядели нормально. В полицейской форме, а не костюмах из звёздных войн, на стоянке не выступали панки и главное, что здание устояло. Правда, внутрь всё равно заходил с тяжёлым сердцем, плохо представляя, что Смитти  устроить мог внутри уже. Отпустить всех подозреваемых, потому что они попросили? Отпустить всех офицеров домой?...Что угодно ожидать можно было действительно. И когда увидел, что работа налажена, весьма сильно был удивлён тому, что мы застали.
Хорошо, что у нас есть Чен. Люси Чен, отобравшая у Смитти право руководить и наладившая работу всего участка. И поймавшая сегодня преступника, который с лёгкой душой уже собирался сегодня нас покинуть, потому что офицер ему разрешил. Прямо до допроса, который Анджела провести не успела, изучая материалы по этому грабежу. Потому что представился адвокатом и Смитти поверил ему. Понятия не имею, когда момент с этим парнем мы пропустили и почему он всё ещё с нами.
- Слушай, не успел сказать, но ты молодец, что перехватила того парня, я понятия не имею, что делать со Смитти. Потому что, ну, ты же понимаешь, что  это Смитти. Усмехаюсь только, подходя к Чен, даже если чувствую себя несколько  странно. Это она обычно болтает до такой степени активно, что иногда просто невыносимо становится. И с утра обычной, вроде бы, Люси Чен была, трещать начиная задолго до брифинга. Потом прокатились немного, пообщались с людьми и я как-то не заметил, где этот переход случился  до неё, уткнувшейся в телефон и отвечающей по делу, и по существу. Не слишком комфортно себя чувствую, словно ролями поменялись и я теперь оказался тем, кому надо разговорить напарника, не желающего идти на контакт. К тому же, её поведение с одной из свидетельницей слишком странным казалось, когда она на неё сорвалась. Это я обычно наезжаю, запугиваю, угрожаю, говорю про законы и выгляжу устрашающе, в то время, как Люси собой само очарование и лояльность представляет. Мы определённо сегодня поменялись ролями, судя по всему.
Пытаюсь общаться с ней на нормальные темы, сталкиваясь с нетипичной совсем реакцией. И понимаю, что либо у неё случилось что-то, либо я где-то вновь повёл себя грубо, но пока и понятия не имею, в какой момент. На автомате резким бываю, говорю иногда нечто грубое, не замечая этого. Хоть и не помню, чтобы сегодня было что-то такое. Вернулись в участок, спасли ситуацию со сбежавшим подозреваемым, заполнили несколько форм и думаю, в принципе, что можно было бы ещё разок прокатиться по улицам, посмотреть обстановку, а после закончить смену. К тому же, мне неловко у Чен выпытывать при всех, что между нами вдруг стало не так, лучше бы остаться вдвоём, даже если не кажется, что Люси готова к контакту.
- Поехали, Чен, сегодня вечер пятницы, на улице может быть не спокойно, перед тем, как закроем смену, лучше посмотрим обстановку на улицах. Вижу, как кивает, с весьма недовольным лицом и отправляется к выходу, не сказав даже слова. И я понятия не имею, на самом деле, что именно всё это значит. Глаза только закатываю, понимая прекрасно, что проблема определённая есть и даже если мне не хочется, решать её всё равно придётся.
Прыгаю на водительское сиденье, завожу автомобиль и после минуты гробового молчания, решаю всё-таки, что наверное, подходящий момент.
- Слушай, надо будет составить отчёт в департамент по арестам в ближайшие три дня, займёшься? Можешь со своим, а не моим именем, чтобы знали, кто проделал всю работу. Начинаю с привычной темы, вызывающей обычно у Люси энтузиазм. Цифры, документы, почаще мелькающее её имя в официальных документах. К тому же, она официально была моей помощницей, должна была делать всё это.
- Так, хорошо. Знаешь, что я не люблю вообще всё, что угодно обсуждать, но по-моему, нам надо поговорить о том, что происходит. Бросаю взгляд на Люси, уставившуюся в окно и явно не испытывающую желания со мной пообщаться. Почти уверен, что ничего плохого сегодня не сделал и даже ни разу не рявкнул на неё. День вообще на удивление мирно прошёл, мне кажется. Да и с утра всё было хорошо, когда заступали только. Терпеть не могу все эти разговоры о чувствах, всегда говорил Чен, что они неуместны. Но сегодня, судя по всему, избежать не получится.
- Что не так? Сформулировать чётко сейчас вряд ли могу, что именно не так. Мне же даже ничего не предъявляли, в конечном итоге, не пытались объяснить, что именно не так, в любимом стиле. Придётся самому выяснять, судя по всему. И вряд ли это обернётся в нечто хорошее.
- Ты не пытаешься мне прочитать гороскоп на сегодня,  не рассказываешь об очередных предложениях, которые придумала для внедрения мною и Греем, и не делаешь ничего в общем-то, как Чен, которую я знаю. В чём проблема? У самого настроение портится, словно я сделал что-то настолько серьёзное, что Люси даже шуточки оставила свои и не старается поболтать. С самого  первого дня, как мне её выдали в качестве новобранца, не помню чего-то подобного. Видимо, действительно что-то серьёзное произошло, причин чего я нащупать не могу, даже будучи весьма опытным копом.
Понимаю, что поговорить действительно стоит, а время нашей смены подходит к концу, притормаживаю в подходящем месте, глушу мотор и прикрываю на секунду глаза, пытаясь сконцентрироваться. Не знаю, в какой момент между нами сложно стало так всё. После прикрытия и всего, что произошло там или гораздо раньше. Но с этим определённо, разобраться нужно будет.
- Серьёзно, что такого днём случилось, что ты вдруг...такая? Понимаю, что звучит несколько грубовато, но лучше сформулировать не могу в данный момент. Это неловко, это сложно и  я понятия не имею, не нарушаю ли границ сейчас и правильно ли вообще себя сейчас веду. Не понимаю потому что, происходящее со мной связано или что-то личное, с родителями, к примеру. Они у неё те ещё ребята. А ещё, мы друзья и наверное, нужно коснуться её сейчас или сделать ещё что-нибудь, приличествующее ситуации. Но это ещё более неловким стать может. Чен лучше разбирается обычно в таких ситуациях, даёт мне советы, подходящие ситуации. А сейчас вообще без понятия. Привык на неё полагаться в таких вопросах.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

110


— Zachary "Zach" Miller —
[saving hope]
https://i.imgur.com/kZzQ11w.gif
[Benjamin Ayres]

— ОБЩЕЕ —
Зак талантливый врач, который искренне считает, что приемное отделение и скорая — это сердце больницы. Он с внимание относится к любому пациенту и стремится оказаться своевременную и квалифицированную помощь каждому. Он умеет организовать работу в своем отделении, распределить обязанности между другими врачами и ординаторами и быстро сориентироваться в чрезвычайной обстановке. Он хороший друг, который всегда готов прийти на выручку, поддержать и выслушать, не вдаваясь в подробности, которыми с ним не хотят делиться, и не осуждая, слушая о каких-то не совсем правильных поступках, о которых сожалеют его товарищи. У Зака за спиной не слишком удачный брак, развод и двое замечательны пацанов. Он может казаться ветреным и готовым на любую интрижку, но лишь до тех пор, пока на его пути не появилась женщина, которую он полюбил.
Мне нравится показанная в сериале романтическая линия между Заком и Доун, которая берет начало в товарищеских отношениях и дружбе, и уже потом перерастает в нечто больше, что оба героя осознают для себя постепенно, не делая поспешных заявлений, что это любовь раз и на всю жизнь. Это роман двух людей, переживших в прошлом проблемы со второй половинкой и последовавшие разводы, которые пытаются жить дальше, учатся заново любить и доверять противоположному полу самые сокровенные чувства. И к их взаимному удивлению эта попытка в самом деле превращается в нечто глубокое и серьезное, неожиданно для них обоих.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Зака ищу в пару, но планирую обсудить и отыграть развитие их отношений, на долгую перспективу ничего не обдумывала - мне хочется естественного развития событий. Возможно, по итогу мы вернемся к дружбе или речь пойдет о чем-то более серьезном, ведь жизнь после развода не заканчивается) Приходите и мы придумаем много интересного.

— ПОСТ —

Доун не планировала связывать свою жизнь с «Хоуп Сион», особенно после того, как ее сместили с поста главы хирургического отделения. За четыре года она успела привыкнуть и к месту, и к коллективу (особенно к некоторым отдельно взятым его представителям), но это не отменяло того факта, что в профессиональном смысле нужно двигаться вперед, а не сидеть на одном месте в надежде, что судьба вновь окажется к ней благосклонна. Карьерный рост и профессиональное совершенствование оставались важны для женщины, а потому она искать более выгодные предложения. Приглашение в Атланту оказалось немного неожиданным и предстояло тщательно все взвесить, прежде чем давать окончательный ответ. Разумеется, были некоторые сомнения. Нет, не в собственных возможностях и способностях – Белл прекрасно знала, что она первоклассный кардиохирург и среди коллег ее имя на слуху. Возможно, именно сейчас пришло время выйти на новый уровень и заявить о себе если уж не в международном масштабе, то хотя бы заявить о себе, как о специалисте, в соседней стране. В США были свои особенности как в здравоохранений в целом, так и в организации врачебной деятельности в частности, в том числе и хирургической. Но и это ее не смущало.
А вот необходимость переезда… Нет, не пугала, но неприятно щемила сердце. У них с Заком наконец-то все наладилось, и даже можно было рассуждать о том, насколько все серьезно, а теперь им предстояло расстаться. Разрывать эти отношения Доун не планировала, но перспектива оказаться друг от друга на значительном расстоянии на продолжительный срок не могла не вызывать опасения. Пока ей предлагали контракт на полгода, но будет ли в этот период возможность летать в Торонто, она пока не знала. Женщина тщательно все взвесила и обдумала, и только приняв предварительное решение, затеяла разговор с Миллером. Ожидаемо, он оказался не слишком рад перспективе длительного расставания с возлюбленной. И все же за прошедшее время он успел достаточно узнать ее, чтобы понять – для нее важен подобный шаг и если она откажется ради него, это не принесет счастья ни ему, ни ей. В конце концов он заявил, что даже если она не сможет вырваться к нему в Торонто, то ему не останется ничего другого, как прилететь к ней в Атланту.

Переезду в США предшествовало несколько собеседований по скайпу и долгие разговоры с Рэндальфом Беллом – главой хирургии в «Честейн Мемориал», где ей и предстояло продолжить свою практику. Он сразу предупредил, что у них уже есть ведущий кардиохирург, так что не стоит надеяться на роль первой скрипки в оркестре, и все же их интересует ее опыт, что и подтолкнуло сделать ей предложение о сотрудничестве. Необходимость идти на роль обычного врача после того, как побывала в кресле заведующего хирургическим отделением, несколько била по самолюбию, но настаивать и качать права не имело смысла. Если она согласится на данный контракт, это будет в первую очередь новый опыт, что гораздо важнее статусов и привилегий.
Уже в Атланте женщину ожидала личная встреча с Рэндальфом и небольшая экскурсия по больнице. Ее ничуть не смущало, что они однофамильцы, хотя данный факт наверняка вызовет определенные слухи среди персонала. Это тоже не являлось проблемой для самой Доун – ее мало волновали перешептывания за спиной, — но могло отразиться на работе отдельно взятых людей. Однако рассуждать об этом, не узнав поближе новых коллег, она не считала нужным.
И вот настал первый рабочий день. Она успела познакомиться с медсестрами и вторым дежурившим сегодня кардиохирургом, осмотреть операционные и само хирургическое отделение и посмотреть график операций, куда уже внесли ее имя, когда ее вызвали вниз в приемное отделение.
Доун Белл, ваш новый кардиохирург. Что здесь? – быстро представилась блондинка двум врачам, не тратя время на лишние разговоры, шустро натягивая перчатки и приступая к осмотру лежащего на койке мужчины.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

111


— KATERINA PETROVA —
[the originals & tvd & legacies]
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/770462.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/569760.gif
[kristen  stewart]

— ОБЩЕЕ —
прекрасная катерина петрова, что вот уже более 5 веков прячется за нерушимым фасадом неуловимой кэтрин пирс. девочка у которой отняли ребенка, которую выгнали из дома и заставили бежать без оглядки. та, что однажды заставила меня поверить в любовь. . . давай не будем убивать катерину в финале 8 сезона. каким будет продолжение ее истории, решать тебе и только тебе. останется ли она королевой ада, или сложит свои регалии под адским пламенем и вернется на землю тем, кем и должна быть — вампиром. давай добавим ей немного книжного канона, ака обращение в белых кисок и путешествия по зеркалам. эдакая смесь сериала и книг. будем считать что ад прокачал ей некие скилы. можно даже прихватить наденьку с собой из адских пенат. ибо детишки - наше все

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
кристен не обязаловка ОФКОРС! но, было бы любопытно. она такая секси, что тут спорить бессмысленно. плюс белые волосы, книжный канон, аки изюминка на торте. да и стефан паттинсон, аки мелкий троллинг сумерек, вполне так себе был бы. от себя могу обещать игру и стекло. у элайджи с кэтрин богатая история. на обочине не брошу. приходи и будь петровой.

— ПОСТ —

fleurie & tommee profitt — midnight oil

[indent]сгребая пачку со стола, ногтем дерево задевая, полировку в отставку тем самым отправляя. хруст табака меж пальцев, плотно ютящегося в пепельной бумаге. росчерк привычного_инстинктивного движения по кремнию, и добытый огонь ласкает край сигареты. манит_дразнит, играет в привычные ласки пересохшего леса, со вспыхнувшей спичкой. откинувшись на стуле, гладковыбритый подбородок задумчиво потираешь. привычка свыше нам дана: любить, заботиться, защищать и убивать. идеального хищника аквамарином, по царапине на дубе. кажется кто-то из биб и боб, снова не внял твоим просьбам, не играть с ножами у батиного стола. флер раздражения на морщине залегает, с пометкой: отыскать виновного и призвать к ответственности. как только начнется пересменка упырьего патруля, разумеется. а до тех пор, у тебя полно времени на отыгрыш самоедской лайки, по системе станиславского.

[indent]смолы и никотин легкие обволакивают, растворяясь в вампирской регенерации, минуя нефтяные загрязнения легких. праздное занятие, глупая привычка, за которой можно уличить пару минут для себя. подумать, взвесить, отвлечься от происходящего вокруг и просто постоять. постоянный бег изматывает даже самого проворного и сильного хищника. ты вот уже более тысячи лет не мог найти покой и угол, в котором тебя не будут пинать метафорическим ботинком по ребрам. указывать что и кому ты должен, требовать, угрожать, ставить условия. последняя номинация целиком и полностью присуждалась волчице, разумеется. женщина ураган_ женщина победа. если бы каждый раз, после того как Маршалл разбивала твое сердце, ты покупал бы магнитик, то уже забыл бы какого цвета твой холодильник и как он выглядит. Хейли ножом по венам прохаживалась, не стесняясь вырисовывать вензеля. после того как она вернула себе человеческий облик, волчица четко обозначила рамки. забрала твою племянницу, своего блохастого мужа и переселилась на другую сторону улицы. аккурат под твои окна, дабы ты мог созерцать все их телячьи нежности вблизи. что это, как не новая веха в музее пыток имени Владислава Колосажателя.

[indent]собрать выводок костюмов от Бриони и переселиться подальше от рассадника шерсти, было твоей лучшей идеей. можно сказать, единственно верной. твое сердце нуждается в отдыхе, а разум в покое, которого судя по Наполеоновским планам Никлауса, ждать придется до прихода второго Ренессанса. все что оставалось, это сбежать и жить своей жизнью, не пересекая ее с семьей хотя бы на пятьдесят процентов. пока не грянет, хотя о чем это ты, уже грянуло. твое первое дитя, твой единственный сын, что оказался с заводским браком, четко обозначил свою позицию в городе. а два хвоста в виде Люсьена и Авроры, только еще больше добавляли миллилитров в вечернем стакане бурбона. очередная затяжка и добрый глоток из пузатого стакана, обласкали по голове невидимой рукой. а вот тишину и твое умиротворение, разбила об пол, так внезапно со стуком о железную рельсу, открывшаяся дверь. теперь ты уже не был уверен, что переоборудованный загородный склад, был идеальным местом для ведения твоих "сверхъестественных" дел.

[indent]— Эллен, ты как всегда пунктуальна. — приподняв сосуд с жидким золотом, ты поприветствовал вошедших. допив содержимое и оставив посуду на край, сделал еще одну затяжку. в то время как в просторное, наполненное свежим воздухом помещение, вошли шестеро вампиров, под предводительством прекрасной Эллен. ты встретил ее два года назад, она играла на пианино в местном джаз баре, собирала приличную публику и, кажется была всем довольна. к слову, оказалось что кровь она любит не меньше чем ноты Херби Хэнкока. на фоне любви к музыке вы и спелись. как эффектная брюнетка, корнями уходящая в адскую кухню, Эли была смышленой, безоговорочно дерзкой и что самое ценное, не давала спуску мужчинам. а как своего рода убежденный феминист, ты ловил кинки на сильных и независимых. сегодня и все предыдущие дни, бывшая жительница большого яблока, управлялась с группой из восьмерых мужиков и не ловила промахов, до сегодняшнего вечера.

[indent]оглядев нечто любопытное в руках Джесси и Кита, одна из твоих бровей, предательски чуть вздернулась вверх. — никак променяла Лиама и Шимуса на новую подружку. — это был даже не вопрос, а утверждение. вместо ответа, тебе аки подарок на рождество, к ногам, буквально кинули на вид безжизненное тело. оценив великолепие у мысков своих ботинок и тяжело вздохнув, ты вновь вопросительно глянул на Эл. — ребята наткнулись на нее в проулке. думали туристка, а оказалось что ведьма. но необычная. я такого еще не видела, да и парни тоже. — кто-то из кучки крякнул, подтверждая правдивость слов. — необычная говоришь... и что в ней такого особенного? — подперев пальцами подбородок, ты внимательно вглядывался в мимику вампирши. сколь сильно та лукавит и юлит. — она касанием словно магию из них вытягивала. впервые такое вижу. — встав с насиженного и теплого места, ты перешагнул через девицу и сунув по хозяйски левую руку в карман, начал расхаживать и жестикулировать правой. — то есть, ты хочешь сказать, что эти двое. . . ммм, скажем так, не самые интеллектуально обезображенные члены вампирского сообщества, вновь смели ослушаться твоего приказа. смею заметить, моего, прямого приказа, о запрете кормления на улицах. они захотели поживиться молодой студенточкой и схлопотали пару магических пасов, так? и вы решили притащить эту девицу сюда, потому-что, расправься с ней сами, вам не сносить головы? я все верно подметил, поправь если где-то ошибся. — шагнув к девчонке, наконец-то удостоил ее своего зрительного внимания. — она уже наказала их за эту ошибку. ты бы видел их, Элайджа. от ее прикосновения, их кожа стала становится серой, они будто умирали.

[indent]белые, практически пепельные волосы прикрывали светлое_мраморное личико. ресницы начали подрагивать, а глазные яблоки под веками нервно бегать. все это и не только, ярко сигнализировало о пробуждении новоиспеченной гостьи Нью Орлеана. а вместе с ней, просыпалось и некое любопытство. что же это за девица такая резвая, что смогла отправить в нокаут, двух полнокровных вампиров со стажем больше года. плюсом, ее сила вызывала некую интригу. о сифонах ты слышал из уст в уста. говорят что это не правильные ведьмы, от которых отказываются даже родные и близкие, не то что ковены. и ты первый в городе, кто узнал о появление данной диковины. — кажется вы слишком сильно ее приложили, у девушки теперь из-за вашей неуверенности в собственных силах, будет мигрень. — как только ее большие глаза блюдца распахнулись на всю широкую, ты протянул ей руку, дабы помочь подняться. но вместо того чтобы воспользоваться твоими услугами джентльмена, барышня предпочла подняться сама. — было бы предложено. — заложив руки за спину, ты прошел к столу, за повторным разливом высокоградусного. — меня зовут Элайджа. — звук расплескивающейся жидкость, тут же рассек комнату и отразился в каждом вампирском ухе.

[indent]— а ты, видимо отлично умеешь заводить друзей. — бурбон приятно обжег горло, заставив нежно цыкнуть, да на краткий миг оглядеть потолок над головой. — прости за грубость, некоторые вампиры не обучены этикету обращения с дамами. с другой стороны, ты как я вижу, способна постоять за себя, если того потребует случай. — допив и освободив руки от посуды, ты облизнул губы, визуально очерчивая аккуратное ушко, за которое ведьма только что заправила снежную прядь. — ну, раз уж все мы здесь успели познакомиться поближе в столь краткий срок, было бы чудесно узнать кто ты такая и что делаешь в Новом Орлеане? местные ковены не особо жалуют приезжих ведьм, так что на красную ковровую рассчитывать не приходится. значит, у тебя есть свои, определенные цели в этом городе.

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

112


— MALYEN «MAL» ORETSEV —
[the grishaverse]
https://i.imgur.com/GewkWis.gif https://i.imgur.com/2Sn4tLK.gif https://i.imgur.com/UUeF1YG.gif
[archie renaux]

— ОБЩЕЕ —
[indent] солдат, следопыт, усилитель, лучший друг... часть моей души. мы росли вместе, делили одну судьбу на двоих и, казалось, так будет всегда. но, в какой-то момент, все изменилось. солнечный свет, что теплился и множился во мне все эти годы, наконец, пробился наружу. я оказалась той, кого еще совсем недавно считали мифом. нас разделили, но ты не прекращал искать меня, даже когда я утратила веру в нас, приняв чужую ложь за чистую монету и решив, что ты слишком быстро забыл обо мне.
[indent] я знаю о твоих чувствах, но не могу ответить взаимностью. мое сердце давно уже окутано тьмой и я не могу [не хочу] из нее выбираться. ты тот. кому я могу доверить свои заветные тайны, тот, кому не страшно вверить собственную жизнь. друг и брат, о котором и мечтать не смела. но... дать тебе нечто большее, то, о чем просишь, увы, не способна.

[indent] прости меня, мал...

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
заявка не в пару. но, тем не менее, у нас огромное не паханное поле для игры. приходи, выстроим вместе замок из стекла, а после разобьем его на тысячи мелких осколков. ты можешь все также безответно любить, ища забвения в чьих-то объятиях, можешь возненавидеть, можешь просто забыть - приму любой твой выбор. но, знай, что я тебя очень жду ♥
p.s. за основу мы берем вторую книгу, но. даже если не читали, а только смотрели сериал - этого будет достаточно. готова поводить за ручку, рассказать, что да как, завалить графикой и сразу же утащить в игру. за всеми подробностями смело стучитесь в лс, я не кусаюсь.

— ПОСТ —

[indent] Банши кричит, когда кто-то бросается в объятия неминуемой смерти... Собственный крик проклятьем становится, предзнаменованием того, что никак не исправить. Смерти плевать на твой статус, положение в обществе, количество цифр в банковском счете, даже на то, каким человеком ты был. Она не выбирает, а просто приходит, никого не щадя. Её приближение дуновением холода могильного сопровождается и стенанием сотен измученных душ, чьи голоса звучат в мыслях, наизнанку их выворачивая. Мэри предпочла бы не чувствовать, не слышать и не знать... Но, кто-то свыше распорядился иначе, решив, что выдержать сумеет, что в теле хрупком достаточно сил. Она кричала, осознав, чья жизнь оборвалась тогда, под покровом последней летней ночи. Звуковой волной выбило стекла в окнах просторной гостиной, устлав траву под ними сверкающими осколками. Отчаяние, смешавшись с болью, раскаленным оловом по венам растекается, выжигая внутри все живое. И когда крик, наконец, стих, сменяясь беззвучными рыданиями, Вудворт казалось, что голос она утратила навсегда. Вычеркнутое имя в списке лишь подтвердило то, что уже произошло...
[indent] В огромном доме, окруженном лесным массивом, повисла давящая тишина. Девочка, в порыве истерики, срывает с постели простыни, на которых вместе с ним засыпала и которые запах его впитали. Здесь абсолютно все ему принадлежало. И она в том числе. Можно сжечь весь особняк, оставляя только гору дымящегося пепла, но образ Доминика остается высечен кровоточащим шрамом на искалеченном сознании. Из собственной памяти невозможно вытеснить того, кого... Любила? Даже смешно, ведь Мэри не находила смелости признаться в этом хотя бы самой себе. Любовь - непозволительная роскошь для той, что неустанно стены вокруг себя возводила, боясь привязаться. И все же, это произошло, а теперь, в том месте, где трепетало сердце, зияет черная дыра. Может все именно так и должно быть?

[indent] Затхлый воздух пропитан едким запахом сигаретного дыма, алкоголя, какого-то дешевого одеколона и пота. Громкие возгласы, смех и свист перекрикивают музыку, образовывая своеобразный вакуум, отделяя Канкун от всего остального мира. Этот клуб - последнее место, где Мэри могла бы оказаться, но, как известно, у судьбы крайне паршивое чувству юмора. Она прячет глаза от проходящих мимо посетителей, вперив потускневшие от слез изумруды в стакан, наполненный янтарной жидкостью. А если накидаться до беспамятства, легче станет? Утренняя встреча с Марком подлила масла в огонь, и теперь языки черного пламени грозились охватить все вокруг, оставляя в напоминание отметины на изгибе тонкой шеи - по-другому он не умел доказывать свою правоту. Темноволосая старательно скрывала их под слоем тонального крема, но они все также выделялись на бледной коже, хоть и не столь ярко. Несостоявшийся жених должен был оставаться в прошлом, но что-то снова идет не так. Обратиться бы к брату, но нет никаких гарантий, что тот не пошлет её куда подальше, как только увидит вновь. Лисандр? Он не откажет, но его методы тоже далеки от нормальности. Проще одной, уже привычно. Девочка храбрая, справится, даже если речь шла о чудовище, что с особым упованием отравлял её жизнь, уверяя в том, что после него Ад ей покажется цветущими садами Эдема.
[indent] - Детка, выпьешь с нами? - Не сразу замечает, что за столиком появляются трое, едва ли старше нее самой. Отсутствующим взглядом девушка смотрит на темноволосого обладателя мерзкой улыбки, что куда больше напоминала оскал изголодавшейся гиены. Разве в этом притоне не хватает девиц, способных скрасить их сомнительную компанию? Или она так похожа на ту, что с радостью повешается на шею пьяному придурку, чье самомнение, раздутое до размеров галактики, ни капли не соответствует действительности? - Нет. - Ей совершенно не хочется тратить время на поиски более мягкого, тактичного отказа, дабы ни в коем разе не задеть чужое самолюбие. Остается лишь верить, что сорокаградусное пойло еще не до конца разъело серое вещество в их головах и дважды повторять одно и то же не доведется. - Да ладно, мы же видим, что тебе скучно. Нам тоже. Почему бы не развлечься всем месте? - обмениваются смешками, ближе подсаживаясь и отрезая все возможные пути отступления. Мэри, молча, поджимает губы, сглотнув образовавшийся в горле ком. Нужно просто немного потерпеть. Им, в конце концов, надоест, и уберутся испытывать фортуну в другом месте. Холодное стекло к губам подносит, делая несколько небольших глотков.  Напиток привкусом странным отдает, но мало ли из чего сделан, она же не ценитель алкоголя и внимания не обращает на не полностью растворившийся порошок на дне стакана. – Может, все-таки передумаешь? - голос у самого уха ломает остатки терпения. Девчонка с места вскакивает, но картинка перед глазами теряет очертания, а ноги попросту отказываются держать хозяйку и она рухнула в руки одному из парней. Разразившись диким гоготом, они поднимаются следом, подхватывая Вудворт под руки с обеих сторон. Её заталкивают в небольшое пространство уборной, и с грохотом захлопнувшаяся дверь отнимает последний шанс на спасение. Один на один с чертовым ублюдком, что спиной в шершавую стену вжимает, руками девичий стан исследуя. Нетерпеливо от джинсовой  куртки избавляет, швырнув ту куда-то в сторону, грубо срывает лямки, полностью обнажив плечи. - Тихо, не брыкайся. Тебе понравится, - одной рукой рот ей зажимает, небрежно размазывая по лицу соленые слезы, второй спешно свои брюки расстегивает и до колен спускает. В следующий миг она чувствует, как горячие потные ладони под подол тонкого платья забираются, двигаясь вверх по внешней стороне бедер и следом за собой ткань задирая. Живот неприятным спазмом сводит, и Мэри с огромным трудом сдерживает рвотный позыв: её тошнило от одной только мысли о том, что сейчас может произойти. - Нет! Пусти меня! Не трогай! - попытки вырваться скорее на детскую возню смахивают, нежели на реальное сопротивление. Действие неизвестного наркотика замедляет ход времени, секунды пытками обращая, но спасение, о котором уже и мечтать не смела, приходит само собой.
[indent] Волчонком загнанным в угол забивается, наблюдая за тем, как лицо её обидчика превращается в кровавое месиво, разукрашивая стену липким алым разводом. После такого его не то, что дружки, родные узнать не смогут и в зеркало точно еще долго смотреться не будет. Но, тот, кто её спас... Мэри готова списать происходящее на галлюцинацию, подпитываемую веществом, проникшим в её кровь с алкоголем. - Ничего... Не успел... Ничего не сделал... - голос дрожит, словно она вот-вот вновь разрыдается, и слова никак не хотят складываться в связное предложение. Суетливо поправляя её платье, мужчина задевает кожу, что вмиг покрылась мурашками. Нет, это не призрак, не фантом и не плод больного воображения. Он настоящий. Он здесь. Тянется рукой к его лицу, взглядом пристальным за движением пальцев следует, вдоль скулы, подбородка, ниже к шее. Смотрит так, будто видела впервые и заново изучает. Доминик... - Ты же умер... Я это чувствовала. - До последнего отказывалась верить в жесткую действительность и вот он, прямо перед ней. Очередная насмешка? - Я ненавижу тебя... Ненавижу. Ненавижу! - срывается, не в состоянии совладать с захлестнувшими её эмоциями. Миниатюрные ладони в кулаки сжимаются, осыпая грудь кубинца ворохом слабых ударов. Ей плевать, даже если сюда сейчас сбежится весь город. Если бы она только могла забраться пальцами прямо под кожу, ломая клетку из ребер и, добравшись до сердца, сжать его настолько сильно, насколько сумеет. Только бы он знал... Только бы почувствовал все то же самое, что чувствовала она на протяжении всех этих дней...

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

113


— TRISTAN DE MARTEL —
[the originals & tvd & legacies]
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/159285.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/387704.gif
[ben barnes]

— ОБЩЕЕ —
галантный и элегантный, истинный джентльмен. тот, кто способен по щелчку пальца превратиться из обольстительного кавалера с лучшими манерами высших домов Франции, в того, кто вырвет тебе хребет через глотку. Тристан обладает животным магнетизмом, который не прикрыть костюмами от бриони, или добродушной ухмылочкой. стратег и самый жесткий критик для самого себя. бывший граф, что жил тысячу лет назад в отцовском замке, а ныне управляет огромной организацией вампиров, под кодовым названием "стрикс". любящий до больного фанатизма брат, что вновь и вновь морально и физически истязает свою горячо обожаемую сестру, Аврору. насквозь пропитан больными ожиданиями и токсичными отношениями. сотни лет пробегав от Майкла, под личиной Элайджа, Тристан ненавидит сам себя, за схожесть с создателем. манера речи, жесты, костюмы, да черт возьми, даже шестеренки в голове. дорогой, ты точная моя копия и за это ты ненавидишь самого себя. топишь боль и презрение в реках крови, упиваясь вседозволенностью и столь привлекательной властью. любил ли ты хоть кого-нибудь в своей жизни? хоть раз? полагаю, после стольких веков паранойи и сотен тысяч искалеченных тобою судеб, твоя любовь несет лишь смерть и сеет хаос. ты не знаешь как любить, предпочитая обладать тем, что вызывает в тебе хоть какие-то эмоции, кроме черноты ненавистной. мой дражайший сыночка_корзиночка, что ушел в дальнее плаванье в цинковом контейнере, прямиком на дно океана. лидер неясытей и просто галантнейший сударь, которого выловили и выкачав магию из сиратуры, таки откупорили. будем считать что ты нашел способ временно разорвать связь со своим сиром и не отъехать в мир иной, следом за мной. присоединился к роре в командование триадой и припеваючи лелеешь свою неугасающую ненависть ко мне любимому. сынуля, папа будет тебе несказанно рад. есть наметоньки на интересные треугольники. все в лучших законах жанра плек

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
с сынулей планирую много динамики как в прошлом, так и в настоящем. любимое противостояние в духе: "здорова отец". в частности твой нездоровый интерес к моей новой пассии и желание утопить меня в маливоре. очень жду отцовскую гордость в плетении интриг и ношении костюмов от бриони

— ПОСТ —

fleurie & tommee profitt — midnight oil

[indent]сгребая пачку со стола, ногтем дерево задевая, полировку в отставку тем самым отправляя. хруст табака меж пальцев, плотно ютящегося в пепельной бумаге. росчерк привычного_инстинктивного движения по кремнию, и добытый огонь ласкает край сигареты. манит_дразнит, играет в привычные ласки пересохшего леса, со вспыхнувшей спичкой. откинувшись на стуле, гладковыбритый подбородок задумчиво потираешь. привычка свыше нам дана: любить, заботиться, защищать и убивать. идеального хищника аквамарином, по царапине на дубе. кажется кто-то из биб и боб, снова не внял твоим просьбам, не играть с ножами у батиного стола. флер раздражения на морщине залегает, с пометкой: отыскать виновного и призвать к ответственности. как только начнется пересменка упырьего патруля, разумеется. а до тех пор, у тебя полно времени на отыгрыш самоедской лайки, по системе станиславского.

[indent]смолы и никотин легкие обволакивают, растворяясь в вампирской регенерации, минуя нефтяные загрязнения легких. праздное занятие, глупая привычка, за которой можно уличить пару минут для себя. подумать, взвесить, отвлечься от происходящего вокруг и просто постоять. постоянный бег изматывает даже самого проворного и сильного хищника. ты вот уже более тысячи лет не мог найти покой и угол, в котором тебя не будут пинать метафорическим ботинком по ребрам. указывать что и кому ты должен, требовать, угрожать, ставить условия. последняя номинация целиком и полностью присуждалась волчице, разумеется. женщина ураган_ женщина победа. если бы каждый раз, после того как Маршалл разбивала твое сердце, ты покупал бы магнитик, то уже забыл бы какого цвета твой холодильник и как он выглядит. Хейли ножом по венам прохаживалась, не стесняясь вырисовывать вензеля. после того как она вернула себе человеческий облик, волчица четко обозначила рамки. забрала твою племянницу, своего блохастого мужа и переселилась на другую сторону улицы. аккурат под твои окна, дабы ты мог созерцать все их телячьи нежности вблизи. что это, как не новая веха в музее пыток имени Владислава Колосажателя.

[indent]собрать выводок костюмов от Бриони и переселиться подальше от рассадника шерсти, было твоей лучшей идеей. можно сказать, единственно верной. твое сердце нуждается в отдыхе, а разум в покое, которого судя по Наполеоновским планам Никлауса, ждать придется до прихода второго Ренессанса. все что оставалось, это сбежать и жить своей жизнью, не пересекая ее с семьей хотя бы на пятьдесят процентов. пока не грянет, хотя о чем это ты, уже грянуло. твое первое дитя, твой единственный сын, что оказался с заводским браком, четко обозначил свою позицию в городе. а два хвоста в виде Люсьена и Авроры, только еще больше добавляли миллилитров в вечернем стакане бурбона. очередная затяжка и добрый глоток из пузатого стакана, обласкали по голове невидимой рукой. а вот тишину и твое умиротворение, разбила об пол, так внезапно со стуком о железную рельсу, открывшаяся дверь. теперь ты уже не был уверен, что переоборудованный загородный склад, был идеальным местом для ведения твоих "сверхъестественных" дел.

[indent]— Эллен, ты как всегда пунктуальна. — приподняв сосуд с жидким золотом, ты поприветствовал вошедших. допив содержимое и оставив посуду на край, сделал еще одну затяжку. в то время как в просторное, наполненное свежим воздухом помещение, вошли шестеро вампиров, под предводительством прекрасной Эллен. ты встретил ее два года назад, она играла на пианино в местном джаз баре, собирала приличную публику и, кажется была всем довольна. к слову, оказалось что кровь она любит не меньше чем ноты Херби Хэнкока. на фоне любви к музыке вы и спелись. как эффектная брюнетка, корнями уходящая в адскую кухню, Эли была смышленой, безоговорочно дерзкой и что самое ценное, не давала спуску мужчинам. а как своего рода убежденный феминист, ты ловил кинки на сильных и независимых. сегодня и все предыдущие дни, бывшая жительница большого яблока, управлялась с группой из восьмерых мужиков и не ловила промахов, до сегодняшнего вечера.

[indent]оглядев нечто любопытное в руках Джесси и Кита, одна из твоих бровей, предательски чуть вздернулась вверх. — никак променяла Лиама и Шимуса на новую подружку. — это был даже не вопрос, а утверждение. вместо ответа, тебе аки подарок на рождество, к ногам, буквально кинули на вид безжизненное тело. оценив великолепие у мысков своих ботинок и тяжело вздохнув, ты вновь вопросительно глянул на Эл. — ребята наткнулись на нее в проулке. думали туристка, а оказалось что ведьма. но необычная. я такого еще не видела, да и парни тоже. — кто-то из кучки крякнул, подтверждая правдивость слов. — необычная говоришь... и что в ней такого особенного? — подперев пальцами подбородок, ты внимательно вглядывался в мимику вампирши. сколь сильно та лукавит и юлит. — она касанием словно магию из них вытягивала. впервые такое вижу. — встав с насиженного и теплого места, ты перешагнул через девицу и сунув по хозяйски левую руку в карман, начал расхаживать и жестикулировать правой. — то есть, ты хочешь сказать, что эти двое. . . ммм, скажем так, не самые интеллектуально обезображенные члены вампирского сообщества, вновь смели ослушаться твоего приказа. смею заметить, моего, прямого приказа, о запрете кормления на улицах. они захотели поживиться молодой студенточкой и схлопотали пару магических пасов, так? и вы решили притащить эту девицу сюда, потому-что, расправься с ней сами, вам не сносить головы? я все верно подметил, поправь если где-то ошибся. — шагнув к девчонке, наконец-то удостоил ее своего зрительного внимания. — она уже наказала их за эту ошибку. ты бы видел их, Элайджа. от ее прикосновения, их кожа стала становится серой, они будто умирали.

[indent]белые, практически пепельные волосы прикрывали светлое_мраморное личико. ресницы начали подрагивать, а глазные яблоки под веками нервно бегать. все это и не только, ярко сигнализировало о пробуждении новоиспеченной гостьи Нью Орлеана. а вместе с ней, просыпалось и некое любопытство. что же это за девица такая резвая, что смогла отправить в нокаут, двух полнокровных вампиров со стажем больше года. плюсом, ее сила вызывала некую интригу. о сифонах ты слышал из уст в уста. говорят что это не правильные ведьмы, от которых отказываются даже родные и близкие, не то что ковены. и ты первый в городе, кто узнал о появление данной диковины. — кажется вы слишком сильно ее приложили, у девушки теперь из-за вашей неуверенности в собственных силах, будет мигрень. — как только ее большие глаза блюдца распахнулись на всю широкую, ты протянул ей руку, дабы помочь подняться. но вместо того чтобы воспользоваться твоими услугами джентльмена, барышня предпочла подняться сама. — было бы предложено. — заложив руки за спину, ты прошел к столу, за повторным разливом высокоградусного. — меня зовут Элайджа. — звук расплескивающейся жидкость, тут же рассек комнату и отразился в каждом вампирском ухе.

[indent]— а ты, видимо отлично умеешь заводить друзей. — бурбон приятно обжег горло, заставив нежно цыкнуть, да на краткий миг оглядеть потолок над головой. — прости за грубость, некоторые вампиры не обучены этикету обращения с дамами. с другой стороны, ты как я вижу, способна постоять за себя, если того потребует случай. — допив и освободив руки от посуды, ты облизнул губы, визуально очерчивая аккуратное ушко, за которое ведьма только что заправила снежную прядь. — ну, раз уж все мы здесь успели познакомиться поближе в столь краткий срок, было бы чудесно узнать кто ты такая и что делаешь в Новом Орлеане? местные ковены не особо жалуют приезжих ведьм, так что на красную ковровую рассчитывать не приходится. значит, у тебя есть свои, определенные цели в этом городе.

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

114


— Kunikuzushi || Scaramouche || Wanderer —
[Genshin Impact]
https://i.imgur.com/qLeXiI2.gif
[original]

— ОБЩЕЕ —
История жизни Куникудзуши у кого-то может вызвать скупую слезу: преданный несколько раз, выросший, как бездомное животное, в итоге подобранный Фатуи для того, чтобы в будущем превратить его в сильнейший сосуд для будущего Архонта. Архонта, которого люди могли бы контролировать, ведь он был бы создан искусственно, их собственными руками. вот эта почти идеальная кукла, которая при этом не только снабжена эмоциями и чувствами, но и может думать, чувствовать, принимать решения, пускай и нашептанные ему на ухо Доктором.
Люмин не приходилось много и часто сталкиваться с этим Предвестником, но факт того, что он был замешан в нескольких столкновениях с братом, ее довольно сильно напрягал. как бы не разошлись их пути, она всегда присматривала за Итэром и ей явно не нравилось, что какой-то коротышка смеет угрожать тому. Вот только со временем даже принцесса Бездны заинтересовалась Сказителем, ведь им можно было управлять куда легче, чем всеми остальными Предвестниками, исключая Чайлда. Удивительное он создание, даже если не помнит об их общем прошлом.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
- оставляю за вами Куникудзуши какого периода брать: вы можете взять его полностью наглой куклой, как он нам был показан при первом появлении и столкновении с Моной, вы можете взять его периода столкновения с Итэром в Инадзуме или позднее в Сумеру. Вы можете даже брать именно Странника, который старается уйти от своего прошлого или Странника, который уже принял это прошлое и пытается порвать свои связи с Фатуи. А может быть и отомстить организации и Доктору в частности.
- единственное требование - это не делать Странника полной истеричкой, как часто любят его показывать люди в своих хэдах. Хэды - это хорошо, но не забывайте, что Скар - это кукла. Эмоции у него могут быть, но в урезанном аспекте. Он прожил свою жизнь так, что мало не покажется.
- планы на игру у меня есть, они довольно наполеоновские, но думаю, что и остальные Предвестники не будут против подтянуться.
- приходи, мы будем тебя любить

— ПОСТ —

- Если так подумать, то и в нашем путешествии Итэр оставался до самого последнего момента буквально джентльменом, так что я не удивлена, что он показывает себя в этом мире так хорошо. Он всегда знал, в чем и кому стоит помочь, чтобы получить максимальный положительный результат, - на самом деле эти слова она произносила от чистого сердца, сколько времени они провели вместе и все это время ее близнец вел себя так, словно у него есть миссия. И миссия эта - защищать свою сестру. Это совершенно не удивительно для тех, кто был скован такими сильными родственными узами. Иногда блондинка задумывалась о том, как могло все повернуться, если бы она путешествовала не со своим братом, а с каким-то посторонним человеком? Например, с этим же Полуночным героем, который сейчас словно бы читал ее мысли и выдавал то, что Люмин хотелось бы слышать, если бы она действительно ничего не знала о собственном брате. И не была в курсе, что тот сейчас буквально носом землю роет в тщетной попытке выследить ее местоположение.

- Пожалуй, с такими словами довольно сложно спорить. Но тут наступает момент, когда нужно провести черту между простой эксплуатацией и тем, что многие называют "работать вместо себя". Если он действительно осознает, что взаимная эксплуатация может принести свои плоды, то почему бы ею не заняться? Он сможет найти информацию. которая приведет его к цели, при этом дополнительно помогая тем, кому помощь нужна. Я рада, что у него получилось не просто найти свое место в данном мире, но и сделать его приятным местом. Если он действительно стал героем для многих людей, то у него наверняка есть и последователи, и приятели - разве может быть что-то лучше подобного? - Было довольно легко понять, что Дилюк довольно аккуратно старается подбирать свои слова, не высказывает сразу все, что у него на сердце и в голове. И наблюдать за тем, что он делает было бы довольно приятно, если бы не малыш.
- Если все его приятели хотя бы в половину такие же сильные и хотя бы частично воспитаны также хорошо, как и ты, то моему брату чрезвычайно повезло оказаться здесь и найти себе подобных приятелей, - а в голове почти ни одной позитивной мысли насчет всех остальных. Итэр познакомиться с таким большим количеством странных личностей, но все равно до сих пор выступал на стороне архонтов и их миров, не понимая, что им двоим нужно двигаться дальше, найти друг друга и покинуть этот несчастный мир, чтобы пойти дальше, найти новое пристанище для уставшего разума. Люмин совершенно не сомневалась, что многочисленные акты помощи могли вымотать ее близнеца так, что он бы с каждым днем приходил на помощь другим все менее и менее охотно. Так все и есть, если подумать хорошенько. Нельзя для всех и всегда быть только положительным со всех сторон. В тебе все равно есть темная сторона, скрыть которую будет сложно.

- Дотторе? Судя по тому, как сейчас выглядело твое лицо, когда ты о нем говорил, у вас не самые лучшие отношения, да? - Люмин понимала, почему этот ученый может не нравится героям, но сама оценивала его возможности и способности довольно высоко. В Фатуи он вписывался отлично, тем более, если подумать о том, сколько различных взглядов на жизнь присутствовали в нем и его клонах. Аккуратно забирая чужую фляжку, девушка сделала несколько глотков и протянула ее обратно - выпивать все в одиночку она точно не планировала. Это было бы некрасиво.

- Мне приходилось держать оружие в руках, но последний раз, когда я это делала, я оказалась разлучена со своим близнецом. Теперь, думаю, довольно просто понять, почему я испытываю небольшое недовольство, которое направлено против любого оружия, да? - На какой-то момент, глядя на Дилюка, блондинка думала, что он раскроет ее полностью и тут же встанет против нее, а использовать силу Бездны так рано она точно не планировала. Но все, вроде как, обошлось, осталось только легкое подозрение в чужих глазах. Или оно относилось к другим подозрениям?
- Я не буду с тобой спорить, просто они выглядят так, словно бы не смогут причинить никому вреда, хотя я уже стала их жертвой, странно, что я так думаю, не так ли? Я бы хотела, чтобы вражды между разными созданиями не было как таковой. Это было бы самым большим бонусом, ну или подарком для меня в этой жизни, - выдыхает в ответ, устроившись чуть удобнее и принимаясь смотреть внимательнее за Дилюком. Он на каком-то инстинктивном уровне ощущал ложь от нее или просто Люмин хотела, чтобы это так было? Носить маску испуганной милой жертвы нравилось ей не так сильно, как показывать себя настоящую. И ей действительно нравилось то чувство самопожертвования, которое демонстрировали ее маленькие помощники.

- Гостиница? Мы точно сможем дойти до нее? И почему ты выбрал именно гостиницу? - Выдыхает в ответ и неторопливо поднимается на ноги, отряхивая с платья незаметную пыль, чтобы потом внимательным взглядом почти впиться в чужое лицо.
- Тот факт, что мы направляемся в гостиницу, не говорит о том, что со своей стороны ты решил оставить меня в одиночестве там? Я не отрицаю, что могу постоять за себя, но я бы предпочла не оставаться одна на некоторое время, - желание показаться перед этим героем во всей своей красе было настолько сильно, что Люмин предпочла даже спрятать руки за спиной, чтобы они не выдавали блондинку.
- Не откажешь мне в такой просьбе?

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

115


—  SLAVIC MYTHOLOGY —
https://i.pinimg.com/originals/77/a9/19/77a9196105db17ded7d3311ed16ce1d0.jpg

На форуме в данный момент  присутствуем в составе: я, Яга, Горыныч, Кощей и Вася Прекрасная, а значит, рады будем всем остальным. Вообще, отыгрываем события из прошлого, но в основе всё-таки адаптацию в современный мир, где занимаемся своими делами, живём как люди, сущности не демонстрируя, вне необходимости, ну и далее-далее. В деталях накидаем уже лично. Да и в зависимости от того, кого выберете, тоже решим, что да как. 

0

116


— Tsaritsa —
[Genshin Impact]
https://i.imgur.com/GlHxOYK.jpg
[original]

— ОБЩЕЕ —
Едва ли вы встретите в Снежной кого-то более притягательного и покрытого ледяной коркой тайны, чем Царица. Многочисленные слухи о судьбе тех, кто осмеливался нарушить уединение снежного архонта, могут пугать также сильно, как и ледяной холод, проникающий внутрь костей на родине этой во всем интересной личности. Поговаривают, что первые ее Предвестники служили ей семьей, которая должна была сплотиться вокруг одной силы, но чем дальше текло время, тем меньше внимания Царица начала уделять собственным подчиненным. И если Синьора могла "похвастаться" определенными дружескими отношениями в самом начале сбора Предвестников, то вот уже Тарталья такой чести не удостоился. Сердце Царицы со временем сковывал лед, который сковал всю ее родину.
Но при этом сложно найти того Архонта, о котором будут говорить одновременно с трепетом, ужасом и любовью в голосе - Крио Архонт может вызывать в людях такое количество эмоций, что они сами будут этим смущены. Нельзя относиться к Царице нейтрально, она либо пугает вас как стужа в ледяной, безжизненной пустыне, либо выжигает изнутри, как может делать только самый сильный холод. Ожог, который проникает глубже, чем может проникнуть самое яростное пламя.
Люмин же выдалась возможность встретиться с Крио Архонтом лично (*момент, который требует отыгрыша в самой игре), предложив свою помощь в плане по овладению всеми гнозисами и по созданию Глаз порчи (*второй момент на отыгрыш). И пускай планы самой Принцессы Бездны пока еще оказываются окутанными туманом тайны для Царицы, из этого союза может выйти что-то хорошее.
Вот только, в конечном итоге Царица - это всего лишь один из Архонтов, которых жаждет уничтожить Люмин. И еще нужно уточнить, кто будет сильнее, самый сильный холод Снежной или сердце, переполненное жаждой мести.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Начнем с того, что самым главным требованием будет желание и возможность играть, двигать наш общий сюжет (которого пока что) и становиться частью всего огромного "разнообразия" наших миров - из ждущих тебя здесь не только я, но и верные приспешники - Тарталья и Синьора.
Затем стоит упомянуть тот факт, что лично от меня будут несколько пунктов, соблюдение которых буквально обязательно для нашей будущей Царицы:
- она взрослая, умудренная опытом, пускай и выглядит молодо, женщина. То есть, пожалуйста, никаких истерических припадков, требования внимания и прочих вещей, которые люди обычно перерастают в определенный момент.
- скорее меланхоличная, чем холеричная и взрывная. Лед имеет свойство трескаться очень долго, прежде чем взорваться на тысячи осколков.
- буду честна, рассчитываю на определенные отношения, которые выходят за рамки дружеских. Помните, у Люмин есть стремление уничтожить всех Архонтов, а у Царицы - сделать Снежную сильнее всех остальных. Это будут сложные отношения, едва ли полные романтики. Но приязнь, уважение, умение признать чужую силу - да. И скорее всего тут будет не конкретно моногамные отношения, ведь в этом мире не все делится на белое и черное. очень много оттенков позволяют наполнить мир лучшими красками.
Во всем остальном - просто приходите, Царица, нам очень не хватает Архонтов. Себя на игру готова предложить в любых вариантах, думаю, остальные тоже не будут против, а наше "трио" отличается постоянством и отличными постами.
Обговоренные чуть выше моменты точно хочется обыграть в игре, потому я всегда открыта к обсуждению, как и все "наши".

— ПОСТ —

Забавный ребенок. Люмин позволяет себе спокойно наблюдать за действиями нового знакомого, который больше был похож на маленького звереныша. Так боялся, одновременно так жаждал. Он был голоден, - что было чертовски легко понять, - но явно больше этого хотел пить. Пожалуй, в этот момент девушка могла бы устроить ему урок на всю жизнь, что не во всем стоит доверять новым знакомым, но не хотела. Что-то похожее было в этом мальчишке на ее брата.

Итэр...

Мысль приходит непрошено, никуда не хочет пропадать и это раздражает. Не хочется сейчас думать о брате, с которым так давно никакой связи. С которым пришлось расстаться по злой прихоти неизвестной силы. Глупости, какие, не правда ли? Разве сила вообще может чего-то желать осознанно? Нет, только пустота и тишина, сила никогда не бывает осмысленной. Но все меняется, когда речь начинает идти о людях. Вот люди могут быть совершенно разными. Люди даже могут стать монстрами хуже тех, которые обитают в Бездне. Жестокими и глупыми, в поисках силы и власти. Не стала ли она сама монстром в таких условиях? Люмин усмехается собственным мыслям и переводит взгляд на мальчишку, жадно пихавшего в себя еду ложку за ложкой. Не стала.

- Когда нам пришлось расстаться, ему было в районе шестнадцати лет. Но наш возраст отличается от возраста таких как ты и другие обычные люди. Мы живем дольше, потому и рассчитывать нужно иначе, но в любом случае мы с ним оба довольно молоды по многим меркам. Хотя сейчас я потихоньку становлюсь все старше и старше, а он... - на мгновение девушка прикрывает глаза, прислушиваясь к своим ощущениям и после точно может сказать, что Итэра в этом мире нет.

- Если ты старший, то тебе точно нужно отсюда выбраться, ведь твои братья и сестры точно не смогут смириться с потерей своего брата. Старшего. Говорят, что старший ребенок рождается, чтобы стать защитником своих братьев и сестер, потому он всегда наделен большей силой и умениями. Тебе есть куда развиваться, но именно желание защитить своих близких может придать тебе сил двигаться вперед, - пока мальчишка озирается, - он видит эту пушистую кучу мертвых тел, - Люмин лишь лукаво улыбается, позволяя костру разгореться в полную силу. Небольшой поток ветра, который срывается с ее ладони, раздувает угли и языки пламени взметаются почти под потолок, вырисовывая на стенах пугающие тени, играющие в шутки с сознанием уставшего ребенка. Наверняка Аякс мог видеть что-то довольно интересное в этих странных тенях.
Или пугающее.

- Сильный и ловкий? Бездна может пережевать и выплюнуть кого угодно, но ты можешь считать, что точно поцелован своей удачей, потому что ты столкнулся со мной. Пожалуй, в качестве жеста доброй воли я помогу выбраться тебе отсюда. Быть может, дам несколько уроков, которые потом помогут тебе не только защитить себя или своих близких. В битвах есть свой красота, в битвах есть свой смысл. Ты должен понять его, должен принять это в себя, иначе ты просто не сможешь выживать в дальнейшем, - от блондинки не укрывается чужой зевок: удивительно вообще, что мальчишка не отключился в первый же момент, как попал в более менее надежное место, где можно было себя немного отпустить. И все же, как истинный воин, он был насторожен и не доверял до конца той девчонке, которая спасла ему жизнь. Люмин была рада, что встретила такого перспективного мальчишку, из которого можно было вылепить практически что угодно.

- Узнаешь. если тебе повезет, то когда-нибудь ты даже удостоишься чести увидеть все своими глазами, - Люмин внимательно наблюдает за мальчишкой и, когда он сворачивается почти клубком, поднимается, чтобы помочь ему полностью занять теплую лежанку. Прикрывает его собственным теплым плащом, - даже такую мелочь прихватила с собой на "прогулку" в такое опасное место, - а потом гасит костер и всматривается в темноту, которая царит за порогом небольшой комнатушки. В ее планах было покорить всю эту темноту, чтобы никто из монстров даже не думал сомневаться в том, что принцесса заняла свой трон по праву.
По праву сильнейшего.

Блондинка оставляет Аякса, не беспокоясь о том, что монстры решаться на него напасть: в том помещении для них пахло смертью и той, кто эту смерть принесла. Прогулки по Бездне иногда могут принести отличные открытия. И что-то новое, чья история только пишется сейчас.

Возвращается она только через двенадцать часов, позволяя Аяксу полноценно поспать и почти тут же роняет перед ним несколько различных единиц оружия, чтобы тот мог выбрать себе что-то по душе. Может быть его привлекут луки и острые стрелы, которыми можно давать отпор издалека и бороться с теми, кто тебя пугает? Или тяжелые мечи, которые помогают расчистить путь перед собой и насладиться ощущением ноющих от тяжести рук? Но Люмин ставила на лук. Быть может еще и одноручный меч, но это было бы тяжело для мальчишки.

- Поднимайся. У меня есть для тебя не только этот подарок в виде оружия, но и кое-что еще, - из-за пазухи девушка достает сочный фрукт, чей рыжий бок блестит так, словно его начистили воском.
- Не спрашивай, как в этом месте оказались фрукты. Ешь, тебе пригодятся силы на тренировке.

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

117


—  THE SECRET CIRCLE —
https://i.ibb.co/S3Lmz5b/image.png

Буду рада видеть тех, с кем связана силой, ведь мы же Круг. А куда ведьме без своего круга? Тем более влипать в проблемы компанией гораздо интереснее. Отношения решим уже лично. Внешности не обязательно сериальные. Можете подобрать на свой вкус, как сделали мы с Ли.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

118


— TONY STARK —
[marvel]
https://i.imgur.com/W49mE4Z.gif https://i.imgur.com/v7d6yXT.gif
[robert downey jr.]

— ОБЩЕЕ —
Тревожный пирожочек с самомнением царя вселенной. ©
Мистер "В соседнем штате слышат, как я закатываю глаза из-за ваших блестящих стратегических решений", "Дай сюда, я всё починю" и "Скучали по мне?".
Номинант премии "Приёмный Папа Года" и многократный призер в номинации "Я лучше знаю, как должен выглядеть по-настоящему крутой супергеройский костюм".
Дорогой Тони, мы в отчаянии. Без тебя ну никак. Крокодил не ловится, не растёт кокос; мрак, тлен, скука, плесень. Столько скандалов не отскандалено, столько изобретений не изобретено, ещё и лбы все целы.
У нас всё так спокойно, что даже противно. Мы отменили Щелчок, Пирс где-то запропал ещё несколько лет назад, геликарриеры на орбите и всё вокруг такое защищенное, что даже неуютно, как вдруг стало безопасно.
Ну и в конце концов, Тони. Без тебя мне совершенно некому разбить сердечко.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Мы больше опираемся на канон MCU, но не будем против, если приплести к версии персонажа комиксы. Главное характер, искрометное чувство юмора и можно немного самоиронии. Умирать не нужно (только если очень захочешь) - мы убили Таноса раньше. У нас, в целом, есть некоторые другие отхождения от всем известных сюжетов (например, буйным цветом цветёт ветка ГИДРЫ), но такие нюансы проще обсуждать лично, чем вписывать сюда три Талмуда вводных. Не говоря уж о том, что совершенно не обязательно играть по нашему Талмуду - у нас царит мультисюжетность, можно пульнуть любой разгул фантазии, было бы желание играть.
В остальном всё по-скромному: посты от 2,5К знаков (лучше меньше, но регулярно, чем больше и раз в месяц), грамотность хотя бы на крепкую 4, хорошо бы без лапслока (но с нами можно договориться) и "прыгающих" шрифтов; предпочтительней третье лицо. И да, мы не выделяем прямую речь тегом bold (но вы можете). Играем довольно активно, так что скучно однозначно не будет.
PS Хотелось бы отдельно уточнить про темп игры: Тони нужен. Серьёзно. Лично я от жадности не тресну, нет. Поэтому хотелось бы темп не "пост раз в месяц" и хоть какое-то, хоть минимальное игровое взаимодействие с кастом.

— ПОСТ —

Зимний Солдат - коробка с секретом. Тайник, у которого нет ключа, нет кодового замка, нет даже щеколды, держащейся на проржавевших гвоздях. Но иногда крышка этой коробки приоткрывается в произвольный момент и оттуда выпадает что-нибудь интересное. Очередной клочок памяти, в котором Стив всегда отпечатан, как тавро калёным железом на боку лошади.
Парадоксальным образом, раз за разом, Баки вспоминает его. И это бесконечно, невыразимо бесит.
Баки хочется вырвать из Зимнего Солдата с корнем, уничтожить, сжечь, развеять пеплом по ветру. Или вырвать из Баки Зимнего Солдата. Только чтоб наверняка, чтоб остался только кто-то один. Чтоб в серо-голубых, отдающих сталью глазах - не сквозило опять это глупое, оленье узнавание. Чтоб не было задержек между приказом и реакцией. Чтоб не было вздрагивающих, как от страха, ресниц. И не было сжимающихся до скрежета бионических пальцев.
Чтоб никогда больше не было никаких чёртовых стрессовых реакций.
Роджерса бесит быть инструментом пытки. Даже враг должен умирать без мучений, а Зимний никак не заслуживает той мясорубки, в которую его раз за разом бросают. Он не выбирал всё это. У него никто не спросил, хочет ли он так быть.
...не стоило брать его с собой в этот раз на поезд...
Стиву иногда очень хочется - ему очень нужно - чтоб Зимний смотрел на него во время разговора. Но прямо на него смотрел всегда только Баки.
Даже у Брока во взгляде иногда проскальзывает хищный вызов. У Зимнего в глазах всегда холодная, вымораживающая темнота.
- Я понимаю твоё рвение, но мы не закончили.
Он смотрит Зимнему в лицо, видя его сейчас как-то в общем - со всей его отстранённостью, малейшими мимическими реакциями, случайной ещё влажной прядью, неряшливо падающей на глаза.
- Я брал в руки кейс и бросал его тебе, даже толком не проверив на какие-то встроенные приборы. Из-за моей поспешности и невнимательности мы потеряли один кейс и ты получил травму. Из-за меня ты свалился в реку. Ты делал ровно то, что я говорил тебе делать. Тебе не за что отвечать, солдат.
Интересно, они будут спорить?
Хотя бы по какому-то поводу? Из-за того, что Стив не пускает сейчас Зимнего перебрать и смазать оружие. Из-за того, что оценка ситуации Зимнего не совпала с оценкой Стива. Из-за того, что Зимний слишком прямо смотрел сейчас Стиву в глаза. Из-за того, что Стив не отводил взгляда, будто они здесь играли в гляделки...
- Ты стабилен? - Всё ещё не поднимая голоса, не допуская в интонации даже малейшего намёка на какие-то отрицательные эмоции, Роджерс откинул голову назад, нащупав затылком металлический столбик кровати. Совсем немного приоткрывая обнаженную шею над воротником форменной куртки.
- Ты со мной?
Между сомкнувшихся щитков брони хочется вбить лезвие ножа, раскачать, раскрыть, вытащить из-под панциря рычащее, сопротивляющееся, шипящее страхом и отвращением или возмущением и болью. Брызжущее обвинениями: "ты не пришел"; "ты бросил, бросил, бросил меня"; "ты меня не искал"; "я был тебе не нужен", "я не нужен тебе сейчас", "тебе не я нужен".
Больше всего Стиву не нравится, если из Зимнего начинает сквозить недоверием. Как будто он уже готовится к какой-нибудь экзекуции: к вырванным зубам и ногтям, сломанным пальцам, содранной с хребта коже. Это всегда первый признак начинающегося тления. Зимнему Солдату безразлично, что будут с ним делать. Ему должно быть безразлично. Но Роджерс всё равно каждый раз чувствует себя палачом.
- Ты будешь выполнять приказы, если это буду не я? - И Стив вбивает между щитков брони слова - они похуже любого клинка, если так подумать. Пытливо следит за зрачками, не скрытыми сейчас непроницаемыми стёклами маски.
Говорить можно что угодно, но тело не соврёт. И Зимний это знает.

ЗАЯВКА ВЫКУПЛЕНА ДО 15.02

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

119


— DON WALLACE —
[slaughterhouse rulez]
https://64.media.tumblr.com/5d4ae129b079ac5cc9f55f41313edc08/tumblr_inline_out5z8SnC51tq4j4w_250.gif
[finn cole]

— ОБЩЕЕ —
Хэллоу, Даки! Хочешь нюхнуть табака? Или просто закурить?
Сначала у нас не совсем заладилось: я пытался, конечно, быть дружелюбным, но не был достаточно честным и откровенным. У меня реально проблемы с доверием. Но я все равно старался быть каким-то буфером между тобой и Клеггом, хотя получалось не очень. Я правда думал, когда мне сказали, что у меня будет новый сосед по комнате, что ты будешь придурком и задирой, но ты в принципе оказался классным. Немного наивным, но классным. Даже несмотря на то, что сказал, что я придурок, который только и может что нюхать свой табак. Ну да ладно, кто старое помянет, тому и глаз вон, как говорится. Так или иначе, мы прошли с тобой и еще некоей компашкой чудиков полный треш и смогли выжить. Ты даже вернулся за мной и не позволил мне сдохнуть как дурацкому такому герою, жертвуя собой.
И теперь, когда нас, учеников прежнего "славного" Слотерхауса, раскидали по разным школам, мы с тобой умудрились попасть под распределение в одну из понтовых школ в Америке,  причем в одну комнату. Повезло нам, да? Теперь мы лучшие друзья и снова вместе.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Прежде всего, знать канон фильма - "правила бойни". Фильм весьма забавный, хотя вероятно очень на любителя.
Во-вторых, молча не пропадать.
В-третьих, тусить будем с охотниками на нечисть. По крайней мере, с Дином Винчестером (вот я уже начал).
Отношения - дружеские. Думаю, конечно, в каноне проскальзывает тень симпатии Уилла к Дону из разряда "я плохо переживаю потери поэтому слишком быстро и легко привязываюсь/влюбляюсь в соседей по комнате" и мы можем допустить, что Дон би и словил краш не только на Клемси, но это только по желанию. К тому же простите меня, но на пару у меня теперь другие планы, так что лучше остановиться на дружбе х) спаси, Дин шипперит меня с Клеггом! ладно, можешь не спасать, уже поздно хд Да, вы верно поняли, если посмотрели фильм и перечитали заявку пару раз. Приходите охеревать и пытаться вправить мне мозги х) ну и вообще приходите. Много чего можем придумать.

— ПОСТ —

...Уже стемнело и стало порядком прохладно, а парни даже не взяли куртки и перчатки. Их лица и руки щипал холод и из носов и ртов вырвались облачка воздуха. Луна бледно освещала слабо протоптанные тропинки. Они слишком задержались на своей прогулке, и это в любом случае не привело бы ни к чему хорошему: меньшим из зол было бы, если бы до них всего лишь докопался староста Джерард, и пошли бы слушки об их романе. Это забавно, с учётом того, что при всей странной сильной симпатии к Даки, Уиллоуби старался не компроментировать его перед Клемси. В конце концов, Уоллес был важен ему, как единственный реально хороший друг в этой жизни, и подставлять его под удар местной гомофобной шелупони Блейк не собирался. В новом Слотерхаусе тоже имелись не очень элегантные ребята, хотя до уровня бешенства Клегга вае же сильно не дотягивали. И все же Уиллоуби беспокоился, как бы на Даки не начали нападать с насмешками, посему не смел претендовать на его сердце, тем более, раз уж друг встречался с девушкой. Хотя самого Дона это словно вообще никак не волновало.
- Чего ты так взбеленился из-за этого мемориала, Даки? Там разные имена будут, - с одышкой спросил Уиллоуби, чуть не споткнувшись об корень.
- Имена жертв. А Клегг не жертва. Ради бога, разве тебе не противно от этой тупой лицемерной болтовни Хаусмана? Мы думали, его убили слизни, а он приехал и блеял как обычно виновато и неловко. Разве тебе не противно, что они хотят выгравировать там имя Клегга, которого должны были еще до моего приезда засудить за доведение Сеймура до самоубийства? Не противно после всего, что Клегг сделал с тобой? Он свёл тебя с ума и я уверен, что ты еще не все, о чем ты мне даже не рассказал,  что он с тобой творил. Он подстрелил этого идиота Хаусмана, а тот и сказать ничего не может. Держу пари, он никому не рассказал, кто выстрелил ему в бедро. Уилл, ты блять обязан разозлиться и поднять шум, а не смотреть потом на... Ай! - на этом моменте Дон, по всей видимости, наступил в ямку и чуть не упал, но Блейк схватил его за шкирку и поставил обратно. И спрятал взгляд. Это все было как-то неловко. Большинству окружающих Уилла людей было плевать на его чувства. А Дон злится за него так, будто за собственные унижения. Честно говоря, Блейк даже не до конца понимал и не до конца верил, что такое возможно. Да, он верил Донни, но это каким-то странным образом не мешало ему не очень верить, что в этой жизни нашёлся кто-то, кому не наплевать на него. Даже Сеймур бросил его: игнорировал после раскрытия, психовал и в итоге покончил с собой. Не пытался поделиться с ним и словно винил Уилла одного в том, что из-за их связи семья Сеймура его возненавидела и пригрозила лишить наследства. Уилл, конечно, тоже себя ненавидел, но... Лучше б тогда виконт убил самого Блейка. По крайней мере, так он думал весной, когда все случилось.
- Спасибо. Ты... кхм... хочешь закурить? - откровенность - это не про Уиллоуби. На него редко такое находило, желание рассказывать что-то, или рассыпаться на сантименты. Так что да, ему проще предложить лучшему другу закурить. Дон скептически приподнял бровь, глядя на него. О, он отлично понимал, по крайней мере, некоторую часть мыслей Уилла. Они знакомы всего-то три месяца, но Уоллес научился понимать, хотя сначала считал, по всей видимости, что его сосед не более, чем пиздопротивный вечно угашенный нюхательным табаком придурок. Но сейчас он смотрел меланхолично, в некотором смысле, вполне мягко. Достав из кармана фирменного пиджака мятую пачку сигарет, Уоллес поделил две последние штуки между собой и Уиллом, который в свою очередь достал зажигалку и поджёг обе сигареты:
- Я хотел дать свою, но как пожелаешь, - произнёс он, запуская свободную пятерню в отросшие тёмные волосы. Донни затянулся, следя взглядом за его жестом как-то особенно внимательно:
- Ты решил стать Рапунцель? - беззлобно усмехнулся русоволосый, выпуская облачко дыма. Блейк фыркнул, хихикая, но ничего ответил, только тоже сделал затяжку.
- Похоже, мы слишком далеко ушли в лес, Даки.
- Видимо, да. Извини, мне надо было развеяться.
- Я это видел и поэтому и потянул тебя прогуляться, так что не извиняйся.
Их любую возможную дальнейшую беседу обозвали вой, человеческие крики и стоны, а так же хруст веток. Уилл открыл было рот, как Дон сразу осёк его:
- Даже не заикайся про лис!
Уилл усмехнулся.
- Ладно. Пошли отсюда, а лучше побежали, мне все это не нравится.
И они побежали, но кто бы мог подумать, что почти на выходе из леса наткнутся на ужасающую картину? Нечто человекоподобное со светящимися жёлтыми глазами, все в крови, сидело в скрюченной позе над телом... явно местного студента. Чудище утробно урчало и рычало, облизываясь, и затем рвануло к ним, но как только увидело, что Уиллоуби встал между ним и Доном, затормозило, несколько секунд вечности посмотрело на них, развернулось и побежало прочь в лес.
- Какого... хрена?! - наконец выдохнул Уоллес и... толкнул Блейка в плечо [видимо, потому что не мог дотянуться, чтоб дать этому верзиле подзатыльник]: - Ты ебанулся? Оно могло тебя сожрать! Вечно ты пытаешься собой пожертвовать. Даже не смей так больше делать. Черт, чуть сердце не остановилось.
Уилл промолчал и подошёл к телу, попытался осмотреть его с помощью фонарика на телефоне.
- Слышь, это походу Джерард, - немного дрожащим голосом проговорил Уилл. - Трудно разглядеть, его голова разбита и лицо в крови.
Дон подошёл, наклонился и тут же отвернулся, стараясь победить рвотные рефлексы.
- Пиздец, господи. Он был хулиганом, но хотя бы меньшей мразью, чем Мэттью Клегг. Что это было за существо?
Уилл сморщился и отвернулся, выпрямившись.
- Я не знаю... я точно видел когти и клыки и эти жёлтые глаза... и кажется пару хвостов, но они были больше похожи на тень. А может, мне почудилось...
***
Не стоило рассказывать про когти, клыки, глаза и хвосты кому-либо. Все, кроме Дона, просто смеялись над ним. Некоторые начали шататься, что Уиллоуби и Дональд сами убили Джерарда, возможно, случайно в драке, из-за того, что он их доставал. Доказывать ошибочность этого дурацкого слуха у парней не было никаких ресурсов, и они старательно игнорировали шепотки.
Кто бы мог подумать, что через пару дней после происшествия в школу приедет агент ФБР?..

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

120


— ELIZABETH SALTZMAN —
[the originals & tvd & legacies]
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/133389.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/589103.gif
[anya taylor-joy]

— ОБЩЕЕ —
жопа канонистов подгорит через три ... два ... один лиззи, девочка колючками наружу. изломанная кукла на кухонном полу, россыпью фарфора по луже из протекшего молочного пакета. бьет кулачками в спину и кричит про себя. глазами блюдцами на папу смотрит и лишь одно понять пытается: "ты считаешь я сломана?". волей глупого заклинания перенесена с сестрой и подругой в две тысячи тринадцатый. за пару лет до собственного рождения. судьба скалится, вселенная радуется, лиззи с элайджей знакомится. зальцман со своим безумием на зрачке, выгодно оттеняет тысячелетнего калеку. вспыхивает тот самый костер, который неминуемо потушило время. он больше не смотрит на беременную от брата волчицу. белобрысая биполярница занимает все его фантазии. и как только лиззи решает остаться в этом временном отрезке, хоуп вновь играет в героя. не спросив у подруги благословения, она заручается поддержкой ее сестры близнецы. стрелка часов разгоняется с бешенной скоростью и элизабет стирается из прошлого как двойка красной ручкой, под рукой усердного школьника с лезвием в руке. элайджа забывает и белый образ и улыбку, и те бессонные ночи на педантично выглаженных простынях. вернувшись в свое время, бестия впадает в отчаяние. ее мир, что выстроился за последний год, просто рухнул от руки хоуп майклсон. эс олвейс, к слову. лиззи не была бы собой, если бы не решилась на отчаянный шаг. чтобы вернуть погибшего элайджу в этом мире, ей потребуется много сил, магии, и отсутствие всякой совести. для этого она становится еретиком и отключает чувства. безумие и одержимость зальцман, выкручивается на тумблере до отметки "не лезь, она тебя сожрет". жертвоприношение: 4 дюжины [вампиры, оборотни, ведьмы и люди]. к жизни возвращаются клаус, элайджа и хейли, а лиззи навсегда заклеймили монстром. но белобрысой плевать, она лишь хочет вернуть воспоминания о себе тому, кто ее любил.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
полагаю, ты уже поняла масштабы ау. признаюсь честно, играть старые дв, слеп в след шагая по колее канона, как-то уже подзаебало. учитывая что происходит и происходило в этой вселенной, считаю что можно плясать как угодно, были бы идеи и желание. я аки каджит, у меня есть в запасе товаров и то и другое. мне лишь нужна толковая спутница, с которой будет весело, интересно и непринужденно легко. все мелкие детали проработаем уже вдвоем, где-то добавим, где-то наждаком пригладим. заранее могу обещать много стекла и юмора. пласт истории охватывает огромные куски временных отрезков. это и прошлое и настоящее и будущее. а благодаря маливору, можно еще и между мирами пешкодаром гулять. так что, пред нами открыт целый мир. приходи красивая, ты единственная кого не обижу.

— ПОСТ —

fleurie & tommee profitt — midnight oil

[indent]сгребая пачку со стола, ногтем дерево задевая, полировку в отставку тем самым отправляя. хруст табака меж пальцев, плотно ютящегося в пепельной бумаге. росчерк привычного_инстинктивного движения по кремнию, и добытый огонь ласкает край сигареты. манит_дразнит, играет в привычные ласки пересохшего леса, со вспыхнувшей спичкой. откинувшись на стуле, гладковыбритый подбородок задумчиво потираешь. привычка свыше нам дана: любить, заботиться, защищать и убивать. идеального хищника аквамарином, по царапине на дубе. кажется кто-то из биб и боб, снова не внял твоим просьбам, не играть с ножами у батиного стола. флер раздражения на морщине залегает, с пометкой: отыскать виновного и призвать к ответственности. как только начнется пересменка упырьего патруля, разумеется. а до тех пор, у тебя полно времени на отыгрыш самоедской лайки, по системе станиславского.

[indent]смолы и никотин легкие обволакивают, растворяясь в вампирской регенерации, минуя нефтяные загрязнения легких. праздное занятие, глупая привычка, за которой можно уличить пару минут для себя. подумать, взвесить, отвлечься от происходящего вокруг и просто постоять. постоянный бег изматывает даже самого проворного и сильного хищника. ты вот уже более тысячи лет не мог найти покой и угол, в котором тебя не будут пинать метафорическим ботинком по ребрам. указывать что и кому ты должен, требовать, угрожать, ставить условия. последняя номинация целиком и полностью присуждалась волчице, разумеется. женщина ураган_ женщина победа. если бы каждый раз, после того как Маршалл разбивала твое сердце, ты покупал бы магнитик, то уже забыл бы какого цвета твой холодильник и как он выглядит. Хейли ножом по венам прохаживалась, не стесняясь вырисовывать вензеля. после того как она вернула себе человеческий облик, волчица четко обозначила рамки. забрала твою племянницу, своего блохастого мужа и переселилась на другую сторону улицы. аккурат под твои окна, дабы ты мог созерцать все их телячьи нежности вблизи. что это, как не новая веха в музее пыток имени Владислава Колосажателя.

[indent]собрать выводок костюмов от Бриони и переселиться подальше от рассадника шерсти, было твоей лучшей идеей. можно сказать, единственно верной. твое сердце нуждается в отдыхе, а разум в покое, которого судя по Наполеоновским планам Никлауса, ждать придется до прихода второго Ренессанса. все что оставалось, это сбежать и жить своей жизнью, не пересекая ее с семьей хотя бы на пятьдесят процентов. пока не грянет, хотя о чем это ты, уже грянуло. твое первое дитя, твой единственный сын, что оказался с заводским браком, четко обозначил свою позицию в городе. а два хвоста в виде Люсьена и Авроры, только еще больше добавляли миллилитров в вечернем стакане бурбона. очередная затяжка и добрый глоток из пузатого стакана, обласкали по голове невидимой рукой. а вот тишину и твое умиротворение, разбила об пол, так внезапно со стуком о железную рельсу, открывшаяся дверь. теперь ты уже не был уверен, что переоборудованный загородный склад, был идеальным местом для ведения твоих "сверхъестественных" дел.

[indent]— Эллен, ты как всегда пунктуальна. — приподняв сосуд с жидким золотом, ты поприветствовал вошедших. допив содержимое и оставив посуду на край, сделал еще одну затяжку. в то время как в просторное, наполненное свежим воздухом помещение, вошли шестеро вампиров, под предводительством прекрасной Эллен. ты встретил ее два года назад, она играла на пианино в местном джаз баре, собирала приличную публику и, кажется была всем довольна. к слову, оказалось что кровь она любит не меньше чем ноты Херби Хэнкока. на фоне любви к музыке вы и спелись. как эффектная брюнетка, корнями уходящая в адскую кухню, Эли была смышленой, безоговорочно дерзкой и что самое ценное, не давала спуску мужчинам. а как своего рода убежденный феминист, ты ловил кинки на сильных и независимых. сегодня и все предыдущие дни, бывшая жительница большого яблока, управлялась с группой из восьмерых мужиков и не ловила промахов, до сегодняшнего вечера.

[indent]оглядев нечто любопытное в руках Джесси и Кита, одна из твоих бровей, предательски чуть вздернулась вверх. — никак променяла Лиама и Шимуса на новую подружку. — это был даже не вопрос, а утверждение. вместо ответа, тебе аки подарок на рождество, к ногам, буквально кинули на вид безжизненное тело. оценив великолепие у мысков своих ботинок и тяжело вздохнув, ты вновь вопросительно глянул на Эл. — ребята наткнулись на нее в проулке. думали туристка, а оказалось что ведьма. но необычная. я такого еще не видела, да и парни тоже. — кто-то из кучки крякнул, подтверждая правдивость слов. — необычная говоришь... и что в ней такого особенного? — подперев пальцами подбородок, ты внимательно вглядывался в мимику вампирши. сколь сильно та лукавит и юлит. — она касанием словно магию из них вытягивала. впервые такое вижу. — встав с насиженного и теплого места, ты перешагнул через девицу и сунув по хозяйски левую руку в карман, начал расхаживать и жестикулировать правой. — то есть, ты хочешь сказать, что эти двое. . . ммм, скажем так, не самые интеллектуально обезображенные члены вампирского сообщества, вновь смели ослушаться твоего приказа. смею заметить, моего, прямого приказа, о запрете кормления на улицах. они захотели поживиться молодой студенточкой и схлопотали пару магических пасов, так? и вы решили притащить эту девицу сюда, потому-что, расправься с ней сами, вам не сносить головы? я все верно подметил, поправь если где-то ошибся. — шагнув к девчонке, наконец-то удостоил ее своего зрительного внимания. — она уже наказала их за эту ошибку. ты бы видел их, Элайджа. от ее прикосновения, их кожа стала становится серой, они будто умирали.

[indent]белые, практически пепельные волосы прикрывали светлое_мраморное личико. ресницы начали подрагивать, а глазные яблоки под веками нервно бегать. все это и не только, ярко сигнализировало о пробуждении новоиспеченной гостьи Нью Орлеана. а вместе с ней, просыпалось и некое любопытство. что же это за девица такая резвая, что смогла отправить в нокаут, двух полнокровных вампиров со стажем больше года. плюсом, ее сила вызывала некую интригу. о сифонах ты слышал из уст в уста. говорят что это не правильные ведьмы, от которых отказываются даже родные и близкие, не то что ковены. и ты первый в городе, кто узнал о появление данной диковины. — кажется вы слишком сильно ее приложили, у девушки теперь из-за вашей неуверенности в собственных силах, будет мигрень. — как только ее большие глаза блюдца распахнулись на всю широкую, ты протянул ей руку, дабы помочь подняться. но вместо того чтобы воспользоваться твоими услугами джентльмена, барышня предпочла подняться сама. — было бы предложено. — заложив руки за спину, ты прошел к столу, за повторным разливом высокоградусного. — меня зовут Элайджа. — звук расплескивающейся жидкость, тут же рассек комнату и отразился в каждом вампирском ухе.

[indent]— а ты, видимо отлично умеешь заводить друзей. — бурбон приятно обжег горло, заставив нежно цыкнуть, да на краткий миг оглядеть потолок над головой. — прости за грубость, некоторые вампиры не обучены этикету обращения с дамами. с другой стороны, ты как я вижу, способна постоять за себя, если того потребует случай. — допив и освободив руки от посуды, ты облизнул губы, визуально очерчивая аккуратное ушко, за которое ведьма только что заправила снежную прядь. — ну, раз уж все мы здесь успели познакомиться поближе в столь краткий срок, было бы чудесно узнать кто ты такая и что делаешь в Новом Орлеане? местные ковены не особо жалуют приезжих ведьм, так что на красную ковровую рассчитывать не приходится. значит, у тебя есть свои, определенные цели в этом городе.

ОТКЛИКНУТЬЯ

0


Вы здесь » REPLAY » Join the Club » CROSSTELLER


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно