REPLAY

Объявление

книга июля книжная ярмарка июльские паззлы итоженьки глянули кинчик топ-5: а поговорить?
selena cooper elaine правила вопросы внехи и имена нужные банк автомат игры Рейтинг Ролевых Ресурсов — RPG TOP
cooper's post План придуман, проговорен, самое время претворять его в жизнь. Разобраться с двумя патрульными — легче легкого. Атрейдес зажимает одного в смертельном захвате, пока не захрустят шейные позвонки, оставляя второго для Кейт...
selena's quote я: щас как приду, как напишу пост
и чо вот
пришла и никакая
ладно, завтра

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REPLAY » Join the Club » karma cross


karma cross

Сообщений 1 страница 30 из 62

1

https://forumstatic.ru/files/001c/14/5b/24571.png

0

2

gorou
✦ genshin impact ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/63/88880.jpg https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/63/629057.jpg https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/63/39907.jpg


Самый пушистый хвост и самые милые ушки всего Тейвата, мистер-я-серьезный-генерал, самый лучший саппорт для великого Аратаки - номера один - Итто, ради которого можно собрать всех бабочек в Инадзуме и за ее пределеми. А еще, что не менее важно - мисс Хина в одном флаконе. Нежная, мудрая, всегда знающая, какой совет дать, красавица мисс Хина. Ну и что, что немного не такая, как там Итто себе навоображал. Как говорится, у всех свои недостатки.

По планам, пока какие-то конкретные эпизоды еще не соображал, но я точно могу сказать, что планирую играть что-то веселое. В основной ли ветке. или в альтах - все равно, но хочется погонять этот избитый троп милого серьезного парня и типичного химбо. Точно могу сказать, что мне нравятся всякие школьно-университетские модерн аушки, так что было бы неплохо, если бы ты тоже был за. Каких-то глобальных сюжетных задумок у меня особо нет, считаю вообще, что в геншине проще живется, когда все играют то, что им интересно, а не пытаются собрать все в общий сюжет. Знаю точно, что не хочу выкручивать игру в какой-то сплошной ангст, вот эти вот страдания, пафосные посты и так далее. Хочу просто развлекаться с обладателем самого пушистого хвостика и самых милых ушек во всем Тейвате.[/align]


[align=center]пишу обычно 2-5к, без тройки, большие или маленькие буквы, по скорости как у нас пойдет. Горо жду для чего-то ненапряжного, милого, веселого. Точно скажу, что если ты ищешь фею, музу, зажигалку, с которым гореть и не сгорать - это не ко мне. Если ищешь кого-то, с кем поиграть, пообсуждать эпы и пожаловаться на михуе - это ко мне. Я не против общения в личке, но не могу там сидеть 24/7. Вообще, просто приходи и давай играть весело, задорно, не напрягаясь.


пример вашего поста

Ах, этот воздух родного кампуса! Ничто не может с ним сравниться. Запах свободы, молодости и грязных носков твоего соседа по комнате! Противно? Может, самую малость. Но, как говорится, что естественно, то из песни не выкинешь. Да и к запахам здорового человеческого тела Итто давным-давно привык. Для студента Физического воспитания это вообще было чуть ли не самым главным профессиональным качеством. Ну, знаете, как вот у хирурга там чтобы руки не трусились, или чтобы детектива не тошнило от вида крови и кишок. (А то, что все на свете детективы разбираются с убийствами, совершенными безумными психопатами Итто, ясное дело, ни капельки не сомневался).

Как бы там ни было, эта вот студенческая свобода Итто очень нравилась. Нет, дома ему тоже жилось неплохо, да и он вообще изначально уезжать так далеко не хотел, потому что приходилось оставлять свою Ба. Но они собрались, обсудили, и решили, что учиться все равно надо. И если уж у него получилось выбороть себе спортивную стипендию (а без нее, ясное дело, денег на учебу у него все равно не хватило), то шанс терять нельзя. А за Ба обещал присмотреть пока что Такуя.

Он, наверное, был рад тому, что Итто поступил даже больше самого Итто. Он всегда был таким, всегда ему помогал. За это Итто его очень любил и уважал. Потому что только благодаря ему он оказался там, где сейчас оказался. Последи коридора общаги. Ну почти. Но не суть. В университете, имеется в виду. А посреди коридора Итто оказался вовсе не потому, а потому что планы были дурацкие. Откуда он мог вообще знать, что у них в кампусе тут несколько разных общаг и ему надо было в юго-восточное, а не в западное? Ниоткуда, правильно. Особенно учитывая, что из западного его никто не погнал и он умудрился почти целую неделю там прожить с третьекурсниками с юридического.

А ведь его даже немного смутило, что в комнате, которая, по идее, была его, уже кто-то жил. Но Итто подумал просто, что это так и надо, что, может, пока не выехал пацанчик. Может, проблемы какие были. Всякое бывает. Не капать же на него в комендантскую. Так что тут неделю он просто проспал в общей гостиной. И, кстати, ему никто все равно ничего не сказал! Аж до того самого момента, как кому-то не понравилось, что он развесил по всей гостиной сушиться свои вещи. А что ему, спрашивается, еще было делать, если в его комнате уже жили?!

Вот так оказалось, что не жили. Точнее, жили, но не в его комнате. Точнее, в его комнате наверняка кто-то уже и жил, все-таки, они были на два человека. Короче. Что он находился совсем не в том месте, что должен был.

Но Итто не расстроился. Во-первых, он уже обзавелся там друзьями, а друзья - это главное. Во-вторых, ему помогли перетащить его пожитки, которые он успел разложить. В-третьих, хорошо, что ему таки не придется жить в гостиной, потому что из дому как раз дошли посылки с его вещами, которые он заблаговременно отправил почтой, чтобы не тянуть все в руках. Так что все сложилось очень даже хорошо. Осталось только разобрать свои вещи в новой, уже правильной, комнате. Снова.

Итто даже постучал, прежде, чем задрать ногу и подцепить ручку носком, потому что руки были заняты коробками, которые высокой горой вздымались выше его головы.

- Я вхожу! - оповестил он. Все равно он не видел, был кто-то там в комнате сейчас или нет. - А это я, твой дорогой соседушка! Заждался меня? Хахаха! У меня такая история с этими комнатами приключилась, сейчас как расскажу!

Отредактировано PR (13.03.2024 10:27:54)

0

3

guinaifen // guinevere
✦ honkai: star rail ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/28/930574.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/28/308193.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/28/13481.png

she's just a girl and
she's on fire hotter than a fantasy


Гвине́вра, Гвиневера, Гине́вра или Джине́вра — супруга легендарного короля Артура. Один из первых и эталонных образов Прекрасной Дамы в средневековой куртуазной литературе © педивикия.
ну а где ещё новорождённому трэилблэйзеру мир познавать?  http://i.imgur.com/nXNzv.png

ну и как это - быть единственной и самой крутой (моргана, извини!) лэйди из истории о мужиках и их сврешениях?)))))0

привет, роднульки!
с вами малышка гуй!

[indent] замечательная малышка гуй!
ты заряжаешь позитивом любого!
с тобой не соскучишься.
после прибытия на сяньчжоу самое яркое событие - встреча с тобой.
ваш день не может быть плохим, если вам улыбнулась эта львица, тигрица, королева!

[indent] я всё ещё новичок в блоггерском деле, но ты ведь всегда готова обучить своих падаванов <3
как насчёт поймать пару-тройку хелиоби?
а может быть, устроим вылазку и посидим чисто нами, девчонками? ха-ха, топорные шутки подъехали.
на самом деле, я люблю быть украшением вашего малинника.


хочу много всего всратого и упоротого.
но можем включить и серьёзность на полшишки.
приходи, мы медленные, но окружим тебя любовью!


пример вашего поста

он спит беспокойно.
вспышки звёзд - рождение и смерть вселенной.
или не спит вообще?

он вспоминает - или ему всё это лишь кажется?
он наблюдает за всем - за самой жизнью - словно с самого начала времён.
но на деле он ничего - совершенно ничего не помнит.

он - лишь сосуд для стелларона.
ножны - чехол - сейфовая ячейка.
кто ты, келус, кто ты?

ты человек?
тебя действительно так зовут?
или ты - всего лишь игрушка, марионетка в руках умелой паучихи.

он слышит её голос.
во сне или наяву - где правда?
он обволакивает - он чувствует себя новорождённым младенцем.

он чувствует себя абсолютно обнажённым.
на нём нет лица, у него нет личности.
искусственные кости - искусственная кожа.

его обволакивает она.
её голос.
её руки.

она - везде.
она - абсолют.
словно извращенная фигура матери.

он тянет к ней руки - она лишь смеётся в ответ, отпуская колкие комментарии.
рядом с ней мелкая девчушка - цыкает и излучает в его адрес сочувствие.
ему не нравится сочувствие.

хочется заснуть навечно и больше не просыпаться.
но он просыпается.
просыпается как в сказке - за секунду до поцелуя прекрасного принца.

он буквально ловит чужое дыхание на губах - открывает глаза и видит перед собой человека.
отмечает про себя - красивый.
чертовски красивый.

за его спиной громкий звонкий голос - его красивое лицо отпихивает маленькая ладошка.
келус приподнимается, чтобы разглядеть её лучше.
тоже красивая.

он что, умер и родился заново в какой-то сказке?
отражение отвечает согласием.
он слышит этих двоих фоном - громкую девчонку и тихого парня.

ему отчего-то кажется, что они поладят.
они чертовский поладят.
он сам не отдаёт себе отчёта в том, что улыбается.

///

после возвращения с сяньчжоу они все выжатые.
но их состояние ни на йоту не сравнится с состоянием дань хэна.
келусу хочется - очень хочется его поддержать.

но этот неуловимый дракон и впрямь неуловим.
келус тянется к нему рукой - будто бы запоздало, хватает только воздух.
он всегда ускользает.

он настолько неловкий - несуразный и карикатурный для человека.
он лижет ледяную ограду в холодных землях белобога.
он помогает пропавшим без вести на ло фу.

и он совершенно не знает, как поддержать близкого человека.
обратись он за советом к химеко или вельту - получил бы снисходительный взгляд и улыбку.
вершителям судеб эти человеческие проблемы.

оставалась пом-пом.
келус молча стоял с минуту, пялясь на проводника.
она задорно подёргивала ушками.

серьёзно, разве человека, сующего свой язык зимой в забор, можно считать достаточно адекватным?
первопроходец - спаситель, герой.
на деле не более чем неловкий, не знающий жизнь, самозванец.

кто вообще сказал, что он - герой?
звездный экспресс?
таблоиды?

конечно же, ему нужно было обратиться к март.
та после их возвращения тоже была никакая.
как бы она ни старалась держать лицо - все всё понимали.

предсказательница действительно нагрузила её больше, чем следовало.
путешествие по волнам памяти - ну кто из них бы отказался на самом деле.
кто бы не хотел знать правды.

а стоила ли она, эта правда, того, чтобы за неё так яростно боролись?
что было бы с ним самим?
и хотел ли он на самом деле докопаться до истины, стоила бы она потраченных усилий или наградила в ответ за старания сплошным отчаянием?

он стучится в комнату к март почти что застенчиво, неловко.
кусает губы, едва ли не пытаясь переминаться с ноги на ногу.
кто бы вообще мог подумать, что он может быть таким неловким?

её в комнате нет, и ей, как и под соседнюю, он просовывает записку.
в записке он зовёт их обоих к себе в комнату после десяти вечера - посмотреть кино вместе, почему нет, они же друзья.
а во всей этой гнетущей атмосфере ему как никогда хотелось бы быть рядом с ними двумя.

0

4

rabastan lestrange
✦ j.k. rowling's wizarding world ✦
https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/330576.gif https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/678992.gif


nю //не смогу без тебя

там сгорела душа, как же ты без души
я почти не дышал, нужен электрошок

[indent] [indent] у алекто мир - угодившая в цель б о м б а р д а  м а к с и м а - раскуроченный.
[indent] это привычкой становится, пагубной, похожей на пристрастие к психотропным зельям у амикуса - не вытравить изнутри сколько не старайся, накладывай медицинские чары - въедается под кожу словно самое изощрененное проклятие из разряда темных, таких, которые практикует этот безумный русский, долохов;
[indent] это остается с ней со школы, как и испещеренные мелкими шрамами руки от отцовского воспитания - привычка высматривать его в толпе слизеринских старшекурсников - держать его ориентиром. невольно находить в толпе лиц сокрытых за витиеватыми масками и похожими мантиями, безошибочно, - ее парад планет начинается и заканчивается с единственной звездой имени рабастан лестрейндж.
[indent] у алекто влюбленность, - нет, это никакая не любовь, - болезненная, как хворь магическая, заразная. кэрроу чахнет на глазах, под плотно сжатые губы брата, почти что заботливое - прекрати себя изводить, он на тебя даже не посмотрит//ее шипящее, сорванное в хриплом голосе - закрой свой рот, пока не пожалел. алекто не любит слушать правду.
[indent]о ней говорят, что пришла в организацию за лестрейнджем, тот морщится словно съел горсть лимонных долек - любимых сластей дамблдора  [брат шел то ли от скуки, то ли чтобы не оставлять сестру] - и дело совершенно не в чистокровных постулатах и кровавом багрянце, что не спешит смывать с ладоней. оказывается кровь у мугродья точно такая же - с языка так просто срываются пыточные.
[indent] [indent] алекто взращивает внутри себя монстра охочего до чужих страданий.
[indent] брат скалится зверем - больше никто не ставит под сомнение преданность общему делу.
[indent] это въедается куда-то ему под кожу; хуже чернильного клейма на предплечье - знака отличия собственных заслуг перерд темным лордом. не вытравить ни одним из знаваемых способов, даже если бы хотелось - не хочется.
[indent] вслушиваться в чужой хриплый голос где-то на переферии сознания, что засел в голове отчитывающей, словно провинившегося школяра на уроке трансфигурации, интонацией, - смотри по сторонам, если не желаешь сдохнуть [кэрроу не разменивается на любезности в бою. у нее вообще все сложно с этикетом].
[indent] отражением зеленого луча в темных радужках, что видны под прорезями маски, точно такой же как у него. рабастан отделывается парой сломанных ребер - это всяко лучше, чем место в семейном склепе, и пострадавшим чувством собственного достоинства. белла смеется громко, рудольфус скрывает улыбку на губах за бокалом огденского.
[indent] это становится  е г о  пагубной привычкой, - золотыми галлеонами наследства, что спущены за игральным столом с белой виверне. словно переданной через касание ее тонких пальцев, что цепко обхватывают запятье - хворь, которую не излечить - семейный целитель  разводит руками, прописывает список бесполезных тонизирующих и зелий сна без сновидений. 
[indent] выискивать в зале копну грязно рыжих волос, окликать по имени -  а л е к т о - получать полный недоумения взгляд; смотреть как усмехается амикус кэрроу получая болезненный толчок от сестры куда-то под ребра, - осознавать с кристальной ясностью не затуманенной алкоголем мысли, - она больше не смотрит; чувствовать болезненный укол где-то в районе собственного самолюбия, ведь лестрейндж никогда не был слепцом.
[indent] [indent] вот, только, у рабастана всегда скверно полались созидающие чары - р е п а р о  здесь не срабатывает.
✦ у нее влюбленность со школьной скамьи, что вобщем-то никогда и ни для кого не была секретом. а хотелось бы;  для него - раздражающий фактор, потому что ни раз это становилась причиной не самых приятнх шуточек;
алекто не самая завидная невеста, несмотря на статус вхождения семьи в священный список двдцати восьми чистокровных фамилий, так как собственный отец не старался уделять воспитанию девочки должного внимания, точнее воспитывалась алекто точно так же как ее брат амикус, что дало свои, не самые завидные, плоды.
✦ я хочу провести эту парочку от типичной девчачьей влюбленности и безразличия в стойкий интерес. для алекто рабастан всегда был интересен, но стоит отпустить ситуацию, потому что та порождает слишком много проблем внутри организации она становится чуть более интересной, чтобы на ней задержать взгляд чуть дольше чем на узоре на стенах в малой гостиной лестрейнджей.
✦ весь образ рабастана, история взаимодействий с семьей, возможные помолвки и прочее - твой откуп, я не лезу туда, где играть не мне. плюсом, моя любовь к данному персонажу настолько велика, что я приму его совершенно любым, если он не противоречит элементарной логике. любые хэды, которыми хочется поделиться, отыграть - будут восприняты мной положительно, и с радостью обсуждены.


[indent] !!! мне просто надо и что ты мне сделаешь? это идея плотно засела в моей голове и не желает отпускать - заявка на желание развить что-то новое для себя в ролевом пространстве. поэтому я ищу заинтересованность. дай мне ее и будет тебе вдохновение; я могу пережить все, кроме отсутствия интереса, когда человек пришел не соразмерив свое "хочу и могу" и вроде бы бросать не прилично, но и блеска в глазах нет - такого мне не надо. мне нужен тот, кто сядет со мной за стол переговоров, что будет гореть идеей и способный развить то, что упущу я и привнести в историю что-то свое, что, возможно, давно хотелось отыграть, но все не получалось.
я терпелива и сама периодами неспешна, поэтому дергать за посты никто не будет, в среднем около 4к, совершенно ровно отношусь к буквам в начале предложения и  оформлению, но! сама предпочитаю третье лицо - давай сгенерируем то, чо будет интересно двоим и станет началом множества идей, которые сможем отыграть.

*о топиройках и леденцах бертиботтс

пример вашего поста

страх. всепоглощающий, всеобъемлющий ужас, что укореняется где-то глубоко внутри - становится чем-то обыденным в ее жизни. пускает корни, дает свои  отравляющие метостазы - не дает уснуть по ночам. на прикроватной тумбе со стороны меды множатся флакончики от зелий - играют солнечными бликами стеклянные грани, как в насмешку; тед говорит, что это не нормально, с любой точки зрения: как любящего мужа, так и колдомедика; андромеда жмет плечами, кутается в теплую шаль и пьет вторую чашку ромашкового чая еще до того момента как рассветет.

     страх - достается ей в наследство, вместе с фамилией черной. вязкий, стекающий венозной кровью куда-то под ноги; удушливым чадом вскуриваемых трав на самайн и горечью настоя полыни, что путается в темных волосах. взглядом полным ужаса, словно она - самый страшный кошмар, что можно было  встретить в коридорах хогвартса, после старшей сестры, и спешно опущенный взгляд - потому что мало достойных, кто награждался бы возможностью смотреть ей в глаза. так говорит белла, меда закусывает щеку изнутри и хмурится совершенно не согласная с такой точкой зрения. вот, только, все чаще подобное проскальзывает в разговорах ее окружения, где чистота крови - превыше всего. отец, читая утреннюю газету, твердит о том, что лорд принесет им былое величие, что разменяно годами смешения и предательства на крови. только, если это величие на костях неповинных - меде оно не нужно. осознание этого приносит все тот же, иррациональный, первобытный страх. и она бежит.

     он застряет в костях, ноющих, в дождливую погоду, - можно считать постоянно, в их климате.  андромеда думает о том, насколько бесполезной была попытка убежать от противостояния там, где все еще чудится свет от угасающего патронуса, что принес вести от теда, оставшегося на ночном дежурстве; она слишком хорошо читает во фразах между строк - так просил орден, хотя, тонкс не признается, зная, как остро реагирует его жена на любую связь с чем-то незаконным. в конце концов, у нас восьмилетняя дочь, тед. самой же меде хочется скривиться не аристократично и бросить ядовитое, не для того я бежала от фанатичных родственников, чтобы увязнуть по другую сторону соспротивления - она, действительно, не видит колоссальной разницы в незаконных организациях, и не важно носит ли она неблагозвучное название - пожиратели смерти, где за уродливыми масками сплошь и рядом друзья детства и юности, дорогие сердцу люди и семья; даже если таковой они андромеду больше не считают - сириус хвастается тем, что мадрая выжгла каждого предателя с семейного гобелена, под дружный хохот друзей, только меда замечает этот тревожный блеск на дне чернеющих глаз. узнает его, потому что точно такой же она видит в своем отражении. боль у них одинаковая; либо же светлый орден сопротивления, что возглавляем умудренным сединами старцем, - меда все чаще вспоминает отцовское, что доверять ему не стоит, ничего хорошего альбус дамблдор не принесет в магический мир. пока только смерть и разруха - маленькие дети остающиеся сиротами, потому что их родители поверили идеологической чепухе из уст доброго волшебника.

     они все твердят - война окончена, словно стараются поверить в это самостоятельно;  несмелый шепот редких голосов в косой аллее становится гулом толпы, - тосты во славу гарри поттера, что волей или насмешкой судьбы теперь даже не ребенок - символ победы над тем, чье имя не произносят вслух. страх перед именем укореняется на такой глубине, что не вытравить из самого волшебного общества.

     меде смеяться хочется, заливисто, как когда-то хохотала ее белла - бред. война не в действиях, в головах участников; тед говорит, что поток в мунго не иссякает, словно до сих пор ведутся бои, хотя чаще, почти всегда, это опознание тел, словно оставшись без хозяина, порваны ошейники и сброшены намордники там, где пожиратели как та самая цепная свора  в поисках павшего лорда. андромеда поджимает губы и целует мужа в колючую от щетины щеку, просит быть острожным - она как никто лечше знает, насколько упрямыми могут быть самые ярые последователи лорда.

     страх приходит не сразу, убаюканный заверениями, что все, наконец-то будет хорошо - не придется бояться каждого мимолетного сообщения; не терпящего отлагательств патронуса, опасаясь, что с мужем что-то случилось; переживать за то, в каком мире будет жить уже совсем большая дочь. иллюзия благополучия, в которую заставила себя поверить. сейчас? бред. поверила еще в год, когда под покровом ночи, как мошенница бежала из родного поместья в пригород лондона, где ожидал тонкс.

     иллюзия рассыпается с подрагивающими чарами вокруг дома, что обновляли на прошлой неделе - опасаться же нечего. единственным хлопком аппарации, его сложно уловить за разбушевавшейся погодой за окном, что так долго не давала тревожащейся нимфадоре забыться крепким детским сном. меда палочку в руках стискивает до боли, впившихся в кожу полумесяцев ногтей, когда покидает детскую в полутьме.

     - что же случилось, раз ты готова вспомнить, что мы одной крови, белла? - голос ее нотами раздражения бурлящими в глубине, как поток. тихой обидой, что затаилась еще глубже - предательница крови, от сестры родной режет многим больнее выжженого сумасшедшей  теткой гобелена. - что тебе нужно?

     меда не сразу замечает очевидного, что маленькими ручонками цепляется за темные кудри сестры; концентрирует внимание на крови, что бурыми пятнами на темной одежде, растрепанных волосах и блеске темных глаз. своем напряжении, полагать, что справится с беллой - глупо, но и без боя сдаваться не собирается; в попытке предугадать дальнейшие действия сестры старшей, ведь не зря же та заявилась, даже не на порог, без приглашения, а сразу в гостиную. дурной, дурной тон, разве этому учила нас матушка?

     - белла? - голос ее дрожит невольно, руинится на выдохе так и не озвученным вопросе, что повисает в гостиной, что слабо освещает лишь люмос - ты где ребенка взяла?  вопросом, что растерянностью отразится в карих глазах.

     ей кажется, что страх давно поселился в самой ее сути, но впервые за долгие годы, андромеде настолько страшно. страшно в осознании, что ребенок, слишклм взрослый, для недавно рожденного, еще один пункт того запретного, что успела натворить, - будет точкой невозврата для ее сестры.

Отредактировано PR (18.03.2024 09:59:04)

0

5

james sirius potter
✦  j.k. rowling's wizarding world ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/10/947376.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/10/323029.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/10/831378.png


на тебе всегда лежало чуть больше ответственности. ты старший. наверное, ты вырос в тот день, когда я появился на свет. к чести наших родителей, нас всегда любили одинаково (хотя, наверное, лили чуть больше, но что взять с девчонки?), и никто не делал между нами различий. мы были близки, даже несмотря на разницу в возрасте, даже не смотря на то, что ты обожал дразниться и выводить меня из себя - это твое любимое занятие и по сей день, джейми. я покрывал все твои выходки, ведь ты всегда приходил ко мне хвастаться, ты называл меня слизеринским подлизой задолго до того, как я действительно попал в слизерин, и я боялся, больше всего на свете боялся, что факультеты нас с тобой разъединят. но ты лучший, джеймс, потому что для нас навсегда важнее всего остались семейные связи и наша братская дружба, которая появилась в тот день, который я не помню - в день моего рождения.
ты дул на мои царапины, когда я плакал от боли. ты задвигал меня за спину, когда на моем горизонте появлялся хоть какой-то хулиган [это бесило, потому что я могу сам, но черт побери, мне хочется плакать от того, каким старшим братом ты всегда для меня был]. ты отдавал мне свою шоколадную лягушку. ты всегда вытаскивал меня из библиотеки, чтобы полетать [хоть я не такой виртуоз, как ты, ты будто родился в воздухе].
ты самый лучший, джейми, и мне тебя не хватает. приходи, и я расскажу тебе о том, что случайно влюбился в своего лучшего друга, и мне нужна твоя помощь.


люблю, целую, жду


пример вашего поста

Наверное, Альбусу должно быть холодно. Даже весна в Шотландии зачастую не баловала теплой погодой, особенно по вечерам. Особенно на самой высокой башни самого настоящего замка. Наверное, Альбус много чего не должен был делать. Во-первых – родиться. Во-вторых, быть слизеринцем. У Альбуса целый список.
Наверное, Альбус не должен курить, пить алкоголь до двадцать одного и прижимать к себе т а к своего лучшего друга. Он положил подбородок на его макушку, крепко стискивая зубы и закрыл глаза. Вместо темноты он видел яркие сверкающие пятна, так бывает, когда сначала посмотришь на солнце. Так бывает, когда посмотришь на Скорпиуса.
Вместо ощущения неправильности, он чувствовал комфорт. Сидя на холодном каменном полу Астрономической башни во обнимку со своим д р у г о м, он чувствовал себя многим больше дома, чем в отчем коттедже. Вместо продувающего насквозь ветра чувствуя его дыхание куда-то в шею. Рука затекла, но Альбус не пошевелился. Он не собирался разрушать прямо сейчас это.
Ему было одиннадцать, когда ему сказали: «Не дружи с этим мальчиком». Ему было одиннадцать, он был испуган – факультетом, подземельями, отчуждением Джеймса и Роза. Ему было одиннадцать и единственный, кто был рядом – это Скорпиус. Где-то на Рождество, когда он с трудом уговорил себя ехать домой, он принял тот факт, что хочет строить свою жизнь сам – учится на том факультете, куда его распределили, дружить с тем мальчиком, который ему нравится, получать неудовлетворительно по зельеварению – но зато, сам! Ему было одиннадцать, когда он повзрослел.
Альбус всегда был посередине. Джеймс был старшим, и отец им гордился больше. Хотя бы потому что Джеймс был предсказуемо похож на него больше, чем Альбус. Характером. Джеймс попал в Гриффиндор. Джеймс дружил с Гриффиндорцами. Джеймс любил квиддич. Джеймс был сыном Гарри Поттера, а Алу иногда казалось, что его подкинули Поттерам. В любом случае, Джеймс был старшим и первым, а Лили – девчонкой и папиной радостью. Джеймс тянулся к отцу, Лили – к матери. Альбус находил утешение в книжках, пытался стать как можно тише и незаметнее в этой шумной тусовке под названием его семья. И Слизерин дал ему это – чувство собственной значимости. Чувство важности. Оно отражалось в серых глазах.
Альбус смял окурок пальцами и откинул голову на загорождение. Скорпиус всегда дотягивался до самой сути – сковыркивал свежую рану и ковырялся в ней, чтобы было побольнее. Скорпиус просто имеет безлимитный доступ в его душу, но не подозревает об этом.
– Мерлин все подери… – горло перехватило спазмом, и Альбус закашлял. Он хотел закурить еще одну, хотел разделить ее со Скорпом также, хотел сцеловать вкус ментола с его губ, хотел. Хочет. Альбус сжимает кулаки и не делает ничего.
– Я хотел бы сказать, что я не хочу никуда ехать, – что я не хочу бросать тебя. Слова даются на удивление легко. Потому что он говорил правду, понял Альбус. Наверное, впервые в жизни принял ее так просто. – Я хотел бы, но я должен.
Ал знал это четко – он должен ехать.  Он не знал, куда, не знал, зачем. Он знал, что должен быть не в Англии. Знал, что вернется в Англию лишь весной следующего года.
И знал, что вернется не один.
Поэтому Альбус вжался губами в светлую макушку и пожелал остановить это мгновение на вечность.
– Я вернусь, – пообещал он. К тебе. – Я вернусь весной.
Он ни с кем не обсуждал конечную цель своей поездки, никому никогда не рассказывал, но Скорпиус знал самый его большой секрет – тот, про который он ему не говорил.
– Если я не поеду, случится что-то очень страшное, – прошептал Альбус, и его губы скользнули на его висок, чтобы спуститься к уху. Он понизил голос, будто пытался сохранить все в тайне, здесь, когда они, итак, вдвоем. – Мы будем, Скорп. Я обещаю.
Альбусу семнадцать лет. У него не было парня или девушки (официально, по крайней мере), единственной голой девчонкой, которую он видел, была Роза Уизли, и им было три года в тот момент. И Альбус откровенно сосет в человеческих взаимоотношениях. Альбус не собирался и не собирается в будущем, навешивать ярлыки на их отношения со Скорпиусом, потому что он знает четко – Скорпиус его лучший друг и всегда таким будет.
Они будут.

0

6

найден

chiba mamoru // prince endymion // king endymion
✦ sailor moon ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/32/819409.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/32/274814.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/32/709818.png


Эндимион — олицетворение красоты (др.-греч. Ἐνδυμίων) — в греческой мифологии знаменитый своей красотой юноша.
[align=center]///
Mamoru [ 守る ] — protect defend guard (etc.) // защищать.

[indent]король снов.
и если тебе подарить свободу выбора - ты выберешь сон длиною в жизнь.
как корабль назовёшь - таков и будет его путь.

[indent]терновый венец на твоей голове.
в руках - не скипетр, но меч.
длань карающая // нет, защищающая.

[indent]ты соткан из благородства.
ты - настоящий лидер для своего народа.
отправляя на смертный бой, ты возглавляешь войско.

[indent]ты защищаешь не только свою землю.
ты защищаешь весь белый свет.
твоя голубая кровь настолько горяча - не проливай её почём зря.

[indent]ты умираешь, чтобы возродиться вновь.
потерянный, испуганный, одинокий бесконечно мальчишка.
всегда потаённо осознающий, что твоя жизнь - не твоя жизнь.

[indent]жаждущий постичь правду, а когда она вскрывается - то что?
неужели ты должен слепо следовать предписанной судьбе?
ты - не тот принц, что некогда правил землёй // ты - глубоко внутри всё тот же, эндимион.

[indent]твои помыслы чисты.
твои верноподданные никогда тебя не покинут.
но жить по заранее заготовленному сценарию совсем ведь не хочется, правда?


дополнительная информация: мы здесь с сейей и (возможно!) маленькой леди накурили всякого и будем рады тебя в это погрузить.
тройнички и daddy issues подразумеваются.
а вообще - мы за простор фантазии. но очень-очень хотим играть вместе!  https://vk.com/images/emoji/2728.png


пример вашего поста

и мы не сдали тест
да
на совместимость

[indent]
принцесса луны соткана из всего самого прекрасного, что есть в этом мире.
она красива, она милосердна, она готова помочь всем и каждому.
она любит всех.

принцесса луны роняет кристальные слёзы, если кому-то больно или плохо.
говорят, нежность её рук всю боль способна забрать.
за неё готов отдать жизнь каждый в королевстве.

принцесса луны - красивые струящиеся платья, в которых она путается, наступая на свой же шлейф.
это хрустальные туфельки, которые она носит в руках, игнорируя необходимость носить обувь ( носят воительницы, семеня за ней ), когда хочется - босиком по траве, совсем как на земле.
принцесса приторна настолько, что сахар на зубах скрежещет - и вся злость земли готова выплеснуться на неё - пачкая совершенно-белое ало-чёрным.

принцесса - роза на морозе, погибает красиво.
развязавшаяся война бьёт её сердце жестоко - кровь горячая подобно лаве застилает всё вокруг.
серебристая луна больше не сияет.

а как всё начиналось - принцесса серенити теряет голову от любви, стоит только завидеть заморского ( да что там, инопланетного ) принца.
его не смущает ни сахар на губах, ни её сладкий запах - от него может стать дурно, но принц эндимион стоически держится.
на губах принца застывает неестественная улыбка, и ледяная маска спокойствия трескается, тая от тепла взгляда.

они толком друг друга не знают, но любовь в каждой сказке именно так и зарождается.
и когда принц погибает, сражаясь не столько за себя и свой народ, сколько за - чужеземцев и их принцессу, серенити лишается рассудка.
обезумев от горя она, несчастная, напрочь забывает и о своём королевстве, и - о преданном народе, и о королеве-матери.

принцесса берёт на душу самый тяжкий грех, даже не отдавая себе отчёта.
принцесса лишает себя жизни, идя на свет вслед за убиенным возлюбленным.
принцесса не знает, что королева дарует ей шанс переродиться и всё исправить.
[indent]
✦✦✦
[indent]
цукино усаги совсем не похожа на принцессу луны.
усаги неуклюжа, груба, порою даже - беспринципна.
усаги - живой человек, и оттого теплящийся свет серебряной луны становится ярким - отдаёт золотом, и согревает подобно лучам солнца.

усаги собирает воительниц вокруг себя, возрождая чудные былые времена.
усаги возглавляет воительниц, готовая сражаться вместе с ними, за них, за свой новый дом.
усаги носит в себе невероятную силу, способную спасти ( и разрушить при необходимости ) целые мира.

усаги сладкая только потому что стыдливо его любит - перепсихует, а потом заедает.
и вынуждена бегать по утрам, жертвуя сном, чтобы держать фигуру в тонусе.
она ведь - не выдуманная идеальная принцесса, она - обычная девчонка.

и когда усаги встречает мамору, crush не случается.
если только - в прямом смысле.
более раздражающего - нахального, самоуверенного ( чертовски красивого - но мы это опустим ) мальчишку - усаги встречать не доводилось.

хотя и мальчишкой его назвать было сложно - студент спорит со школьницей - ну где это видано?
настроение ни к чёрту и без того - плохие оценки в школе, упущенный шанс выпросить у родителей красивые побрякушки... да ещё и этот франт.
- ни стыда, ни совести у нынешней «золотой молодёжи», - усаги ворчит по-дедовски, плетясь домой, всё ещё нагретая после их первой встречи. - надо бы поспать.

поспать - лучший выход в любой момент и в любой ситуации.
и перед сном она снова вспоминает это нахальное лицо.
и, когда проваливается в сон, воображение её рисует крайне странные картины.

девушка невероятной красоты бежит куда-то. голос её приятно-звонкий.
усаги не может разглядеть её лицо вблизи, но черты кажутся смутно знакомыми.
она бежит вслед за удаляющейся фигурой молодого человека - и никак не может его нагнать.

- эндимион!
усаги пробуждается от собственного крика, и пытается привыкнуть к полумраку собственной комнаты - кажется, она проспала полдня.
последнее, что видит усаги перед пробуждением - раздражающе-красивое лицо незнакомца.

какой, чёрт возьми, эндимион?
и почему ей снился этот парень.
так много вопросов... так мало ответов.

а реальность возвращается мирскими проблемами - как щелчком по лбу.
уроки опять не сделаны - в школе завтра снова получит выговор.
но делать ничего не хотелось. не хотелось даже есть. только спать.

усаги было невдомёк, что ( совсем-совсем скоро ) она повстречает его вновь.
и между ними зародится что-то новое ( взаимопомощь, товарищество, дружба? )
но никакого намёка на тех двоих из её сна - в конце концов, это были совершенно другие люди.

когда такседо маск салютует ей ( такой красивый в лунном свете ) она и вовсе обо всём забудет.
его лицо покажется ей чертовски знакомым, но она не сразу проведёт параллели.
на поле боя они будут выручать друг друга и дальше, и усаги даже убедит себя, что он и мамору чиба - два разных человека.
[indent]
пока память о прошлой жизни не ворвётся в её жизнь подобно взрыву.
заставив вспомнить всё.
и медленно слетать с катушек от переплетающихся воспоминаний, расколовших её привычный мир надвое.

Отредактировано PR (14.03.2024 09:47:25)

0

7

gideon de villiers
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/22/526566.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/22/779275.gif


студент медицинского факультета ♦ обладает геномом путешественника во времени ♦ алмаз ♦ есть младший брат
от ненависти до любви — одно путешествие в прошлое.  наша любовь столько преодолела, интересно сколько она еще сможет пережить? ведь у нас впереди целая вечность.



♦ внешность может быть как из фильма, так и своя (если будет пожелания от вас, то я могу взять внешность из фильма)
♦ выстраиваю их историю исключительно на книгах,  ничего против фильмов не имею, но книги же лучше и что вы мне сделаете? хд сюжет и хеды, обговорим в лс.
♦ мне без разницы от какого лица, сколько вы пишите и как оформляете посты. для меня главное, чтобы у вас было желание развивать их историю. постами можем обменяться через личные сообщения, если того захотите.

только посмотрите на них ♥

0

8

PATHOLOGIC
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/73/485435.jpg


Театр города на Горхоне объявляет набор в труппу. В репертуаре: интриги, утекающее время, умирающий город.
Всем желающим обращаться к Марку Бессмертнику. 


"Город без людей, вовсе не город, а кладбище пустых строений."

0

9

mo ran ✦ 2ha ✦
https://i.postimg.cc/KzStBC8D/1000037708-1.jpg


Как кошка с собакой – это про нас. Бескрайнее море непонимания и пропасть, разрастающаяся из-за недосказанности. Ты ненавидишь меня так яро, что готов смешать с грязью унизив, сломав, растоптав мои остатки гордости и воли.
Иногда мое ослабленное тело подводит и не в силах выдержать твои пытки, а порой даже и обыкновенного наступления морозов для него уже слишком много. В такие моменты ты делаешь все для того, чтобы поставить меня на ноги как можно скорее. Именно твои грубые, сильные руки мягко поддерживают, обнимают, окутывая приятным теплом и, что странно для меня, трогательной заботой. Ты проводишь со мной дни и ночи, отмахиваясь от советников и эгоистично забывая о своих прямых обязанностях до тех пор, пока не убедишься, что я в порядке.
Не хочу верить в то, что это лишь для того, чтобы потом нанести удар еще больнее. Неужели задолжал тебе так много, что одной лишь моей смерти было бы недостаточно, и только издевательства, растягивающиеся на годы, способны притупить гнев этого достопочтенного?
Бесконечный контраст нежности и граничащей со звериной свирепости раз за разом загоняет меня в тупик, путает и сводит с ума. Иногда я тебя ненавижу. Искренне и почти так же яростно, как и ты меня. Когда усмехаешься в лицо. Когда щуришь свои глаза цвета аметиста касаясь меня, хотя знаешь, что не переношу чужих прикосновений. Ничьих. Кроме твоих. Ведь несмотря ни на что, ты – единственный кому отдано мое сердце. Пусть никогда и не произносил этих признаний вслух, даже боялся лишний раз думать об этом, но эти чувства во мне уже слишком долго и ничто не смогло их подавить. Я не могу жить без тебя. Очевидно, и у тебя есть причина почему ты не можешь быть без меня.
Только это уже далеко в прошлом. Теперь все иначе. Мы прошли через многое. И это был тернистый путь потерь, обмана, заговоров, сражений и раскрытия самых сокровенных тайн как наших, так и чужих. Мы оба успели лишиться жизни, и лишь чудом вернулись друг к другу. Прежние страхи теперь кажутся такими мелкими и незначительными. Тебе не важно, что подумают о нас другие, и я вслед за тобой все меньше и меньше забочусь о мнении окружающих.
Ты разный. Бываешь резким, жестким, нетерпеливым во всем и высокомерным Наступающим на бессмертных Императором. Бываешь чутким, нежным и невероятно любящим образцовым наставником Мо, окутывая меня своими чувствами словно одеялом. Но главное - ты рядом.
Каждый день ты даришь мне ни с чем несравнимое чувство, что я любим и нужен тебе. Ты бережешь меня, словно я все еще тот самый хрупкий фонарь, который ты так трепетно хранил, когда собирал мои души, чтобы вернуть мне жизнь. И я отвечаю тебе взаимностью.
Теперь вся моя жизнь и душа отданы лишь тебе одному.


дополнительная информация: Конечно же ищу тебя в пару. Приходи в личку и мы все обсудим. Естественно, коснемся темы хэдканонов и твоих/моих ожиданий от игры. Обещаю окружить вниманием и общением. Ну и конечно же ручаюсь, что буду исправно чесать тебе пузико и за ушком всячески тетешить.
Пишу с душой. Можем задорно похрустеть стеклом, можем во что-то подобрее и мягче, можно в ау, можно все. Готов буду выслушать твои хотелки. Если еще и получится принести в личку мне пробный пост – моему счастью не будет предела)
Работаю, потому иногда могу немного выпадать, но время на ответ всегда найду. С радаров не пропадаю. И от тебя прошу не уходить безмолвно в закат.
Все обсуждаемо, только найдись, пожалуйста. Я очень жду тебя ♥


пример вашего поста

Прохладный ночной ветерок ворвался в чуть приоткрытое окно комнаты, всколыхнув занавески, чуть не потушив и без того едва тлеющие остатки свечи. В комнате было абсолютно тихо, если не считать шорохов воспроизводимых быстрыми, но легкими мазками кисти по бумаге. За столом, полностью сконцентрировавшись на своем занятии, сидел мужчина в белых одеждах. Один из его широких рукавов слегка задевал тушечницу и, если бы не особая ткань из которой были сшиты одеяния, наверняка давно покрылся черными пятнами, которые безвозвратно испортили бы вещь. Из волос, по обыкновению собранных в высокий хвост, выбилась пара длинных прядей, которые упрямо спадали на глаза. Впрочем, он словно не замечал ничего, чуть ссутулившись, продолжая писать. Пальцы иногда слегка подрагивали от невозможности сдержать переполняющие его эмоции, однако даже это практически не сказывалось на идеальном каллиграфическом почерке. Наконец, он отложил кисть в сторону, его фигура выпрямилась, но взгляд по-прежнему безотрывно был направлен на еще невысохшие строки:
«Уже сбился со счету которое это письмо. Когда-то давно ты ведь точно так же писал мне, в ожидании, когда снова предстану пред тобой. Изначально планировал писать раз в день, чтобы позже ты мог прочитать эти записи и иметь представление о том, что же случилось пока ты спал. Однако уже спустя пару месяцев мне перестало хватать двух и даже трех писем в сутки, ведь так много нужно рассказать. И это касается не только конфронтации в кланах, в городах средь знати и селян, на самом деле я эгоистично желаю снова и снова рассказывать о моих чувствах к тебе. Пусть иногда мне приходится повторяться, но хочу, чтобы ты знал и никогда не сомневался, не забывал. Ведь сейчас вся моя жизнь наполнена лишь мыслями о тебе. Моя жизнь – это ты.
Твой учитель… Твой Ваньнин… Я слишком упрям, стар и глуп, и совершенно точно не заслужил тебя. Как можно было не понимать необходимость говорить обо всем, что лежит на сердце? Почему так долго тянул с самыми важными словами? Пока пытался сохранить лицо и гордость, все дошло до того, что едва мне хватило решимости произнести признание в любви, ты оставил меня одного. Прости, что заставил долго ждать, у тебя не осталось даже времени, насладиться теплом этих слов. Прости, что не смог защитить и вовремя спасти. Если бы был шанс, я бы не раздумывая отдал свою жизнь в обмен на твою, не позволил бы им это сделать с тобой.
Теперь, когда знаю все о нашей прошлой жизни, пережил столько в нашем настоящем, Тасянь-Цзюнь или наставник Мо…»
Порыв ветра резко распахнул настежь окно, рама шумно ударила о стену. Свеча мгновенно потухла, а едва различимый дымок от фитиля мгновенно рассеялся. Сосредоточенный Чу Ваньнин вздрогнул и, растерявшись от резкой смены обстановки, не сразу осознал, что только что произошло. В тот же миг, поднятая в воздух легчайшая тюлевая ткань занавески медленно опустилась прямо на него, покрывая голову словно фата. Это, казалось бы, ничего не значащее происшествие, всколыхнуло воспоминания Бессмертного Бэйдоу. Дважды. В прошлой и этой жизни он надевал на себя этот один из важнейших аксессуаров свадебной церемонии. И пусть каждый раз это было не по его воле, сейчас не было никаких сожалений об этом. Сердце сжималось, отзываясь тупой болью на воспоминания. Он не имел смелости не то что произнести вслух, но и признаться самому себе ранее, что искренне желал связать себя со своим учеником на века. Мог ли Мо Жань догадываться о том, какие чувства на самом деле испытывал его учитель в те моменты? Впрочем, откуда ему знать? Ведь все что ему позволялось видеть – каменное, лишенное всяких эмоций лицо, отчужденность, безразличие во взгляде. А порой даже ненависть и жестокость в действиях. Ваньнин не умел, да и не хотел никому открываться. Боялся, что его доверие будет преданно, что его отвергнут, отвернутся. А теперь же уже слишком поздно. Левая ладонь непроизвольно сжимает письмо, сминая угол бумаги. Веки медленно смыкаются, опуская длинные ресницы, уголки глаз предательски краснеют. Мужчина на вдохе перестает дышать, кусая губы в кровь, стараясь сдержать наворачивающиеся слезы. Правой рукой тянется к мешочку, надежно спрятанному у самого сердца в складках одежды. Это движение потревожило занавеску, и она медленно сползла вниз, оставляя за собой едва заметное ощущение, словно кто-то нежно коснулся его лица, невесомо словно бабочка или... Призрак. Может ли быть?..
Отгоняя от себя неуместные глупые мысли, мужчина помотал головой и положил письмо на стол. В полной темноте даже с открытыми глазами сложно было разглядеть что там со свечой. Попытки ее зажечь вновь не увенчались успехом. Чу Ваньнин поднялся, чтобы взять новую. Это заняло немного времени, хоть он и живет в этом заброшенном доме уже пару месяцев, какой-то строгой системы расположения предметов даже первой необходимости придумать не удавалось. Но, вскоре поиски увенчались успехом. Стоило новой свече разгореться, а Бессмертному Бэйдоу попытаться вернуться к чтению собственного письма, как с оглушающим грохотом отворилась дверь, впуская в дом сквозняк, вновь растревоживший окно, занавески, сдувая со стола письмо и пару листов еще нетронутой бумаги, а также погружая все во мрак. Ваньнин едва привыкший к свету, был снова ослеплен. Гневаясь то ли на погоду, то ли на себя, что по рассеянности не запер засов, а может и на саму дверь, что та не может выдержать даже простого дуновения ветра, он развернулся ко входу, однако так и замер на месте не в силах сделать еще хоть шаг. Прямо на пороге стоял высокий, широкоплечий мужчина. Лунный свет освещал его со спины, а потому разглядеть лицо не представлялось возможным, впрочем, в этом не было необходимости.
Ты пришел. – Едва слова сорвались с губ, отбросив все мысли прочь, мужчина тут же кинулся навстречу пришедшему.

«…Тасянь-Цзюнь или наставник Мо – не так важно. Ты – это ты. Я принимаю и люблю тебя в любой из жизней. Только лишь прошу, возвращайся скорее.»

0

10

jingliu
✦ honkai: star rail ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/11/t273748.jpg


наставница, мастер меча, дорогая подруга;
[ мой крест, мои сожаления ]

кажется, все мы — каждый из некогда сплоченного и нерушимого квинтета — команды, что жила и дышала в унисон единым существом — немного потерялись на этом жизненном пути,
застряли в горьком одиночестве,
запутались в недомолвках и секретах, что с течением времени перехлестнулись у горла удавками и утянули на дно;

приходи играть прошлое, будущее, настоящее, ведь оно всё ещё у нас есть.


темп: медленно, но верно
посты: средней огромности
с тебя — быть, с меня — гореть


пример поста

(однажды тут будет пост за генерала, когда я его напишу, а пока есть, что есть)

— Ебучие Элементалы.., — хрипит Старк внутри сминаемой брони, застрявшей в кулаке каменного голема. Тот все сжимает и сжимает пальцы, медленно и неотвратимо, не взирая на яростный огонь, на полной мощности бьющий ему точно в морду из репульсоров в перчатках. Обшивка железного костюма не выдерживает, с пугающим скрежетом корежится и прогибается, сдавливается словно пустой тетрапакет из-под молока, и необходимое для безопасного существования пространство стремительно уменьшается.
— Здесь становится тесновато.. Не поможешь?
Самое время для паники! Тони судорожно ищет взглядом вокруг. Если Мистерио не хочет заниматься горячим гейским сексом с окровавленной лепёшкой этим вечером, ему лучше поторопиться. 

Впрочем, не будет никакого «этим вечером». Старк ощущает это как никогда остро. У них всегда был второй шанс, в их безумной истории всегда было «после»: их могли ловить и разлучать, приговаривать к пожизненному или использовать в прогосударственных целях во имя уплаты долга, но они всегда — всегда! — воссоединялись вновь...,

но только не сегодня.

Все вокруг горит и полыхает, плавится от сверхвысоких температур. Система сбоит и барахлит, на виртуальной приборной панели мерцает все, что только может и не может. Критический уровень повреждения, угроза отключения жизнеобеспечения. В любой момент могут отказать усилители или боевые установки — и тогда его прихлопнут, как беззащитную муху; что хуже, может отказать подача кислорода или фильтрация воздуха — и тогда он попросту задохнётся, заточенный в плен собственной брони без возможности выбраться из покорёженного костюма своевременно (тут придётся поработать лазерным резаком) или хотя бы откинуть барахлящее забрало на смятом шлеме, чтобы хлебнуть кислорода (хотя вряд ли при этом ему хочется сжечь своё лицо, хотя ещё непонятно, что ужаснее — гореть заживо или задыхаться внутри железного гроба); а ещё могут взорваться оставшиеся ракеты, может перемкнуть реактор в груди, так много всего плохого может случиться — но скорее всего его просто расплющит в лужу этот каменный уродец.
Это конец.
В нем нет сожалений или страха. Это было чудесное приключение, в ходе которого он попробовал так много и приобрёл самое главное. Тони смеется в полный голос и заставляет систему отрабатывать до последнего. Была не была, ему давно хочется станцевать смертельное танго с костлявой.

«Критическое повреждения, угроза взрыва», мигает огромными красными буквами через весь виртуальный экран, мешая обзору. Да пошло оно все! Старк раздражённым кивком головы смахивает уведомление и перенаправляет всю оставшуюся энергию в перчатки, каким-то безумным по энергозатрате усилием все же разбивает каменный кулак и взмывает на одном сапоге выше, второй давно уже отключился.
Отсюда ему видно, как Мистерио отступает под натиском Огненного Элементала. Противник слишком силён, и спасать больше нечего. Супергеройская братия полегла пару дней назад, государства пали, их боевая мощь оказалась бесполезной против этих монстров. Остались лишь жалкие единицы сопротивляющихся — таких, как они, случайных одаренных и способных, не героев вовсе; сказать честно, они были с точностью да наоборот, не единожды осуждённые, закоренелые bad guys, да только общему врагу не было до этого никакого дела. Тупые, примитивные, оснащённые лишь единственным инстинктом к разрушению и уничтожению, они слепо стирали на своём пути все, к чему прикасались, и у человечества просто больше не было шансов.

Это конец.

Конец не только их истории, но конец всему миру. К счастью, только «их» миру. Ведь есть еще и другие. Множество других миров, которые слишком далеко от этих монстров, где будет спокойно и безопасно, где можно будет начать все заново.
— Уходим! Хватит. На это больше нет времени.
Связь барахлит, Старк не уверен, что напарник слышит его. Кажется, их обоих достаточно сильно потрепало, играть в последних героев и дальше просто бессмысленно. Он больше не видит в обозримом пространстве вообще ничего, даже безопасного кусочка земли, на который можно было бы приземлиться; спасать здесь больше некого и нечего, план мародерства по обогащению на руинах павшей цивилизации также провалился.
— Кью! Портал точно над нами, ну же, уходим.
Тони начинает движение первым, ему нужно менее трёх минут, чтобы достичь зияющей дыры между пространствами — подарок последнего из суперов — чтобы перепрыгнуть в безопасное измерение, но тут фыркает второй ботинок..,

и он начинает падать. Реактивные пластины за спиной мертвы, только шипят засоренными оплавленными соплами: больше нечему удерживать многотонную броню в воздухе.

К счастью, падение недолгое. Каменный голем ревет от злости и хватает его второй уцелевшей ладонью, и сразу сминает так сильно, что внутри брони моментально вырубает все системы, сила сжатия настолько колоссальна, что Старку кажется, будто он вырубается на отвратительно долгое мгновение и даже немножечко умирает, но — он все ещё жив. Не видит почти ничего, хватает губами обжигающий спертый воздух (система фильтрации больше не работает, как он и предполагал, вот дерьмо!), только через прорези маски улавливает движение: оплавленный аквариум разъярённо движется навстречу. Хочет помочь? Ну что за глупости, ему не победить двоих монстров разом, не утащить оба их костюма достаточно высоко, здесь все уже решено. Они никогда не были героями, так что не стоит даже начинать.

Живи.

Последнее, что он может сделать, это поднять руку и позволить перчатке отсоединиться. Оголенную кожу обжигает, ладонь плавит и за короткие секунды буквально рассыпает ошмётками, температура на погибающей планете невероятная.
Но это уже не имеет значения, потому что он победил, выиграл приз в главной своей битве: Мистерио будет жить.
На тяге перчатка стремительно удаляется, врезается в последнего выжившего, намертво вплавливается в грудную пластину его костюма  — и насильно тащит вверх, все выше и выше, пока не зашвыривает в портал, после чего энергия заканчивается. Вернуться, впрочем, возможности уже нет, с обратной стороны портала измученная (броня?) планета взрывается и будто бы раскидывает волной само время с материей и пространством, стирая все на своём пути, выбеливая космос ослепительной вспышкой.

0

11

saviors
✦ pathologic ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/26/829466.png


Клара видела сон. Туманным утром она отворяет калитку и куда-то бредет, вороша ногами мокрые груды опавших листьев. Знакомый голос окликает ее по имени. Она поднимает глаза и видит, что ее сестра-близнец указывает на старика, который бьется в конвульсиях и кричит от ужасной муки. Клара устремляется к старику, чтобы исцелить его прикосновением рук. Но и сестра ее тут же стремится прикоснуться к больному. Девочки смотрят друг на друга в растерянности.
Это история о том, как воровка выбрала свое прошлое и превратилась из слепого орудия в свободного чудотворца.

Самозванка – это кожа, это про контакт и гладить, кинестетика. Сверхидея Самозванки – про контакт как смыслообразующий мотив, развивающий и примиряющий этот мир. Самозванка – пар + вектор вбок.

Как призывают менху, верных из рода служителей? По рукам узнают их, мясников, по глазам отличают их, хирургов, знахарей линий, вождей Уклада, говорящих с удургами, владеющими искусством гаруспиков. Кого называют гаруспиком? Гадатель по внутренностям, он знает, что тело подобно Вселенной. Его скальпель следует линиям тела, его стопы следуют линиям судьбы его рода. Им доверяют власть, когда они знают, какую линию выбрать. Их закапывают в ямы, в черную плоть земли, когда они путают свои пути.
Это история о том, как человек ушел от противоречия, грозившего погубить обреченную жизнь, и мастерски исполнил свое истинное предназначение.

Гаруспик — это кровь и органы. Сверхидея Гаруспика — про связь всего со всем и восстановление связи. Гаруспик слышит ритмы. Гаруспик — вода + вектор вперед.

В истории человечества случались катастрофы, которые становились для людей наглядной демонстрацией ничтожности их достижений и торжества непобедимого Зла. К таковым, несомненно, можно отнести эпидемии заразных болезней, периодически стиравшие с лица земли целые города. Лучшие и умнейшие участники этих бедствий неоднократно убеждались, что бороться в таких обстоятельствах бессмысленно – можно лишь стиснуть зубы и мириться со своими утратами.
Это история о том, как один человек совершил чудо и одержал победу над противником, одолеть которого казалось невозможным.

Бакалавр — это про зрение и мозг. Сверхидея Бакалавра — про постижение и рациональную интерпретацию анализ. Бакалавр видит. Бакалавр — твердые тела + вектор вверх.


очень хочется каст одной из самых атмосферных игр видеть на нашем формуме. приходите, спасители. залюбим, зацелуем, одарим подарками.

о взаимоотношениях между мерсонажами


пример вашего поста

Ровные каллиграфические строчки бежали пред сосредоточенным взором. Бледная кожа замялась у переносицы от сведенных в напряжении, обсидиановой черноты, бровей. Тревога ломкими пальцами касалась перетянутых струн внимания, пробираясь из внешнего мира. Сюда: в спальню с бесконечно зашторенными окнами, в девичью голову, с растрепанными со сна волосами. И прячась, ни то под покрывалом мягкого одеяла, ни то под покровом тонкой кожи. Буквы дрожали от спешного прочтения, перескакивая глазницы, прямиком в темноту воображения, рисуя на пергаменте умозаключения. Составляя их из кубиков сна, мыслей и чувств. Память нитями тянула прошлое, выжигая фонарем настоящее.

Каспар напряжен. Ленная мысль.

Заключение примитивно.

Шумно выдохнув, она подняла глаза, взглянув на сонное отражение в мятой ночной одежде. Зеркальная гладь маняще отражала скудные солнечные лучи, прорвавшиеся сквозь плотные алые гобелены штор, образуя яркую арку. Мария плавно скользнула в нее, сурово взирая на серые тени по сторонам. Отклики последних снов окрашивали потускневшее серебро синим и пурпурным, ровным градиентом рассекая гладь по диагонали. В голове все гудело, шумело и распалзалось тонким звоном. Моргни и мир качнется на земном маятнике.

Ее давно ждали… Они – сердятся.

Вдох.

В непривычно тягучий сентябрьский день, попадали ошалелые размышления о собственной слепоте и глухоте. Мрачное зазеркалье хлестнуло ее по щеке упреками несостоятельности и глупости. Мария поспешила подставить им вторую щеку, в реальности. Еще до обеда, она отправила экономку по всем лавкам в городе, дабы та скупила все имеющиеся в наличии яблоки и груши, а затем отнесла их в корзине к подножию Многогранника. Распоряжением руководила исключительная обеспокоенность. Ей не стило забывать о детях этого Города. Туше.

Угнетенная смазанными чувствами тревоги и ожидания, она примчалась к дому Лары Равель. Торопливо всучив небольшой кисет с монетами, Мария поспешила прочь, к священной воде и шелестящей степи. Местная атмосфера была тошнотворной и жадной до радости.

Откупилась, откупилась по-первой, не откуплюсь во второй…

Воздух пах пьянящей твирью, порочно уводя мысли от нужного знания. В пути, она переходила из одной пустующей комнаты, а другую. Все бесцельно. Город властно обнимал ее знакомыми объятиями, пока старый колокол гулко отсчитал пять раз. Нить повела ее в дом Евы Ян. Омут посулил ей спасительную правду, а затем отшил от порога, красноречивым взглядом Андрея Стаматина. Они поравнялись в дверях, всего на мгновение, однако, полнота картины была ясна, кота обнаружили в засаде. Смысл контакта с омутом натужно лопнул, оставаясь звоном в голове. Род показал больше, чем Мария готова была сейчас видеть.

Ее снова увели от цели, пустые комнаты сменились закрытыми дверями.

Дождаться бы брата, он принесет с собой ясность.

Ночь успокоила ее смятение, едва хлопнула дубовая дверь убранства, а на пороге возник тонкий силуэт мальчика. Минуту Мария молчала, но затем потянулась к шуфлядке письменного стола, извлекая из него колоду потертых оракулов и полотно мертвецкого савана. Звонкий смех Нины раздался в ее ушах, мешая теплый осенний воздух с могильным хладом.
— Пойдем к столу, — бесцветно озвученные мысли перебили надменный хохот, послужив призывом к действию. Нина наблюдала за тем, как ее дети, быстро повзрослевшие, принимающие власть, будут учиться договариваться.

0

12

hella
✦ the master and margarita ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/81/850296.png


От Геллы пахнет сладко — забродившими яблоками, оставленными на окне на солнцепеке, первой нотой тления сахарной груши, купленной Воландом на местном южном рынке вчерашним утром;
душным пудровым запахом гримерке начинающей стареть главной актрисы.

Воланд улавливает ее запах, когда наклоняется, чтобы поставить перед ней рюмку водки и накрыть ее, по местной традиции, горбушкой черного хлеба: пей, пей, этот черный угол для тебя и по тебе. И где-то плачет в лабиринтах е г о царства старенькая мать из другого века — про тебя.

Свита Воланда без нее смотрится пустой, распадается на части, растерянно лезет раздраженному хозяину под ноги, совершает дурацкую ошибку за ошибкой. Свита Воланда без нее — сирота, суетливо жмется в углу очередной пустой человеческой квартиры, и не знает, чем себя занять.

Воланд смешливо крестит ее обратным крестом, прикладывая два сложенных пальца к ее ледяной груди, лбу и обоим плечам. Мягко подталкивает в спину: добро пожаловать домой, Гелла, сегодня у нас праздник, и празднуем мы его на земле, среди людей.


Я не хочу ограничивать выбор характера или внешности Геллы своими хэдканонами, но Полина Ауг мне нравится на ней до одури.
Зову не в пару, потому что у меня сифилис, но на сюжет. У нас, как бы это так объяснить, есть кроссовер с Гельмутом Земо, и хочется добавить не только советской Москвы, но и Берлина периода веймарской республики, и Балкан.
Додам и библейских отсылок, и кроссоверов, и мутной хтони, и модерн аушек, и псевдоисторички, ты мне только расскажи, чего хочешь.


пример вашего поста

когда засевали поля, люди из деревень приходили под двери моего дома, со свежим хлебом и кувшином молока. они кланялись мне в ноги и просили благословить их урожай.
я выбирал двух девственниц, мы все надевали белые одежды, и шли под молодой солнечный свет — танцевать и веселиться. мы танцевали, и под нашими ногами начинали расти злаки. мы танцевали, и зацветали высохшие деревья. мы танцевали, и земля принималась рожать под наш веселый хохот.
мы занимались сексом, и весь мир расцветал.
тогда не было этого вашего чертового договора, никто не мог запретить мне делать все, что мне вздумается. и только ты приходил ночью поздними заморозками, вытягивая жизнь из посевов.
говоришь, это я предложил соблюдать баланс? так странно. интересно, что же я такого понял, чего не понимаю сейчас.



Гесер вытягивает руку к пожухшим на подоконнике цветам в керамических горшках: несколько бегоний и калатея, — щурится, поднимает ладонь кверху, сила соскальзывает с кончиков его пальцев, и цветы поднимают листья, тянутся к нему, к его запястью. Темный амулет на шее тяжелеет, и Гесер закатывает глаза, бормочет что-то вроде “великий ж ты сумрак, даже на такую мелочь”.

— Когда-то, в храме Инанны, меня венчали светлым богом, ее венценосным мужем на земле. Правда, вся моя проблема состояла в том, что, поскольку богов нет, мне приходилось тихонько воплощать собой не только мужскую половину плодородия, но и женскую, чтобы не пришлось полоскать мозги жрецам каждый посевной сезон, — Гесер проходится по чужой квартире, заложив руки за спину. Он все никак не может привыкнуть ни к белоснежной рубашке с кучей мелких пуговичек, ни к узкому жилету, тянущему в плечах. Больше всего, конечно, ему не нравятся узкие ботинки. Он все постоянно смотрит на часы на своем запястье, завороженный быстро бегущей секундной стрелкой. — А теперь я не только не могу воспользоваться своей силой, так ты еще и показал мне, как быстро, на самом деле, течет время. Не нравятся мне ваши часы, там, в Ханаане, у меня все время мира, от восхода солнца и до заката. А что здесь? Только двадцать четыре часа. Кстати, по моим наблюдениям, ты собираешься уже сорок восемь минут, этот ваш ресторан точно не закроется?

Гесер заглядывает в полутемную комнату Завулона, беспардонно, не стучась, приваливается плечом к стене у прохода — остро, внимательно разглядывает. Артуровы тягучие, ленивые движения завораживают его похлеще секундной стрелки. Завулон будто опрокидывает его в звенящий мед, топит в нем своей короткой улыбкой, и Гесер все никак не может насмотреться.
Его темный мальчик, его ледяное хмурое божество — никогда не улыбается, только иногда благосклонно принимает, в качестве подношений, самые редкие специи и самые изящно выделанные драгоценные камни.

— У тебя, оказывается, красивая улыбка. Ты так изменился, Завулон, иногда я думаю, что это совсем не ты, — в голове Гесера есть этот странный, современный язык, который он вытянул из памяти случайно подвернувшихся ему людей, когда он только оказался в этом мире. Но с Завулоном он говорит на шипящем, древнеарамейском, скрадывая гласные и выделяя согласные. — Я слышал, как тебя назвали “Артур”. Это твое новое имя в этом времени?


— Артур, — Гесер весело, хитро улыбается, пряча какое-то свое истинное, древнее знание в смешливой сетке морщин в уголках глаз. Он стоит на пороге Артуровой квартиры, одетый не в привычный костюм, а во что-то очень пестрое и очень яркое. На его футболке под цветастой рубашкой горит огнем дурацкая надпись: “У меня нет недостатков, только спецэффекты”. У ног стоит дорожная сумка.
Борис держит Артура за руку, мягко сжимает его ладонь в своих теплых пальцах, выглядит это все почти трогательно, если не учитывать силу его давления — чтобы Завулон не вырвался.

— Не хотел тебе рассказывать, конечно, но что-то говорит мне, что нужно, — он тяжело вздыхает. Сегодня ночью ему приснился открывающийся портал и небесно-голубой край одежды. Сегодня ночью ему приснились собственные молодые, полные любопытства и обжигающей упрямости глаза. Сегодня ночью ему приснился молодой, коротко бритый мальчик, сладко протягивающий руку к беснующейся Тьме. Он потянулся к нему и тихо шепнул на лопоухое, смешно торчащее ухо: “Найди Завулона, он поменялся. Но остался таким же. И ты поменялся. Но остался таким же”.

— Поскольку у меня самолет через пару часов, то скажу тезисно: я запер часть себя некоторое время назад в одном в качестве охраны. Но последние пару лет меня стало беспокоить ощущение, что она стала для чего-то маяком. Для чего-то, что может прийти в этот мир. Или кого-то, — Гесер наклоняется и прижимается губами к чужому запястью, сладко целуя. — Я привезу тебе магнитик и какую-нибудь шаль, там делают чудесные образцы, Артур, достойные твоего вкуса. Ну я побежал. Если случится какой-то пиздец — не пиши мне, не хочу ничего знать, у меня отпуск. Если будешь помирать — то тоже не пиши, это я сам почувствую.




когда я появился в этом мире, на обочине того, что вы теперь называете “шоссе”, я очень четко почувствовал чужое прикосновение к своему плечу, и смеющийся, хитрый голос сказал мне: “найди Завулона”.
я узнал в этом голосе — самого себя. но такого самого себя, который пережил слишком многое, чтобы остаться абсолютно таким же, каким я был, когда полной грудью дышал воздухом Ханаана. я знал, что мне надо найти тебя, но я не знал, как тебя искать. не знал, как ты выглядишь, и как звучит твое современное имя. под моими ногами собрался золотой песок пустыни Сур, я чувствовал, как этот мир его не принимает, пытается поглотить, пытается переварить в себе. он бы попытался переварить и меня, только обжегся о мои руки, только попытавшись прикоснуться.

я остановил нескольких людей, одного за другим, заглянул им в глаза, ища в них — тебя или хотя бы знание о тебе, но нашел только слова смешного языка, размышления об автомобилях и кучу обычных человеческих проблем.
я был один тут, но меня это не смущало. мне был интересен этот мир, мне было любопытно. и тогда я спросил, какой сегодня год.
мне было тяжело понять человеческий ответ, и тогда я спросил у мира, сколько между нами с ним разницы,
и вот тогда у меня перехватило дыхание.

но не так сильно, как чуть позже, в суде этой вашей “инквизиции”, когда ты назвал свое имя. до сих пор думаю, почему ты сразу не сказал, кто ты, еще во время нашей первой встречи? хотел произвести впечатление? что же, тебе удалось.
тебе всегда удавалось.

0

13

doran basu
✦ romance club: kali. flame of samsara ✦
https://i.imgur.com/77ysdDs.png https://i.imgur.com/jj6QoK1.png https://i.imgur.com/qoPttiz.png


Я не знала, что ты существуешь. Такой степенный и гордый, словно волк-одиночка. Нет, лев. Ты - истинный лев.
За твоей спиной - воины умелые, которые, однако, едва ли догонят твою прыть и мастерство. Ты нагоняешь ужас на всех, кто осмелится оспорить твое решение, и лишь для своей семьи ты - надежная опора.
Ты тот, за чьей спиной шепчутся - "Палач прибыл". И они правы. Тебе ведь ничего не стоило убить британских чиновников? Ты даже глазом не моргнул - ведь это враги твоего народа и тех, кто убил членов наших семей.
Ты тот, кто не станет мешкать. Если хочешь получить что-то - просто идешь и добиваешься этого. Тебе зачастую плевать, чего это будет стоить.
Да, ты смутьян, любишь развлечься с хорошим вином, да женщин стороной не обойдешь, ведь так? Но на что тебе то стадо антилоп, когда рядом птица, что сложно поймать и удержать? Та, что выросла вдали и никоем образом не беспокоила твою бойную натуру. Тот огонь, что способна усмирить лишь птица вольная, да раздразнить огонь слегка утихший с годами. Ты ведь любишь сложности?
Сестра твоя не сможет изменить твой выбор, ты ведь тоже - наследник. Никто тебе не указ, с кем быть. Как насчет спасти смутьянку от навязанного брака. который, фактически, станет её концом смертным? 


Когда он вышел в обновлении, я просто "все". Кончилась. Это не мужчина, это просто огонь. Это все Басу и Дубеи в одном флаконе. От вас нужно уловить этот тонкий вайб, не пропадать, писать хотя бы по разу в две недели (по размеру постов не придираюсь), и гореть фандомом, потому что он и правда интересен, если не учитывать некоторые косяки.


пример вашего поста

Деви ненавидела подвешенное состояние. Неопределенность, колющая куда-то в почки острым кинжалом, дразнит, вызывает дискомфорт и тошноту. От приезжих одни беды: то шахты её семьи отжимают, словно это чей-то бартер, то её насильно замуж выдают, как будто она товар какой. Да как они вообще смеют решать за неё? Что она, не Шарма, что ли? Не член семьи, которая в настоящем времени возглавляется ею же? Третья по значимости, если верить их генеалогическому древу.

Все было бы иначе, если бы она была мужчиной. Кайрас бы вывез всю эту ношу на своих крепких плечах. В одиночку. Он один был ей за отца, и за мать, и за себя самого. До последнего вздоха был "кем-то". А теперь её просят выйти за того, кто, возможно, причастен к его смерти. Где справедливость? Где же суд богини-матери Кали? Почему она молчит, не дав ни одного знака тому же Раму Дубею? Что за асуров план претворяется в жизнь и её сметает с шахматной доски, как никчемную пешку?

"Кайрас... Как мне сейчас тебя не хватает. Ты был единственным светом для меня. А сейчас эти крокодилы жрут меня по частям, просто потому, что я сиротой осталась. Без тебя."

А ведь так скоро обглодают её кости, что нечего будет даже англичанам бросить.

Кристиан сказал, что ему интересно с ней работать, но по глазам его глубоким голубым Деви видела, что отнюдь не только шахты его её интересуют. Та встреча в поле, очевидно, до сих пор его держала в напряжении. Клешнями давила на сознание, заставляя возвращаться к этому моменту снова и снова. А ведь он мог запросто сдать её своим же, как дерзкую и не желающую повиноваться "рабыню". Англичане же считали её народ отсталым и мало смыслящем в реалиях мира. Могли бы просто увезти её, как зверушку для своего цирка. Заставлять плясать в ситаром, да песни петь. Может, еще что заставили бы делать, грязное и мерзкое, ведь с них не убудет. Кто еще животные...

Нет. Похоже. Кристиан был слеплен из другого теста. Или же притворялся положительным персонажем, пока кто из её друзей его не раскусит. Сарасвати, к примеру. Она была проницательнее пророчицы. Именно она почуяла неладное, когда заметила его обращение с ними в шахтах. Поняла, что он знает их родной диалект, правильно расценив мимику и выражение глаз. Она читала многих.

И подругу их она тоже читала отлично. Сразу сказала, что с ней что-то не то. Будто грустит о чем-то постоянно, прикрываясь веселым ликом. А она ведь добилась своего, Радж назначил помолвку именно с ней. Не без помощи старшего брата, конечно, Деви хорошо помнила ту ночь. Тогда еще она масалу у него выпросила, нахалка. Но, надо же было как-то уйти от ответа, что она забыла ночью да не в своей постели. Ей и правда было плохо, но чем ракшас не шутит, она не должна была видеть ту сцену шантажа. Не видеть, как вытягивается лицо Раджа Дубея, когда ему ставят ультиматум - ты женишься на Амрите, иначе Видия узнает о том, что ты делал с её дочерью. Асур.

Впрочем, Деви не осуждала такого подхода своего покровителя к делу. Он был прав. Помыкать чувствами Радхи и Амриты разом - отвратительно гнусно! Но вдруг Амрита не будет счастлива с ним? Он ведь явно не забудет того, что у него было с Радхой. Басу были слишком притягательными, чтобы вот так взять и бросить их. Даже Деви это понимала. Ох!

Та, о ком она думала, вынырнула из-за колонны и, поначалу явно не замечая подруги, прошествовала прямиком по лестнице наверх. Главная зала, где собирался народ, была чуть дальше. Дюжина медленно собиралась, приезжали и английские гости. Все, как несколько дней назад приёме в её родовом гнезде. Амрита явно спешила туда, чтобы скорее встретиться со своим ненаглядным женихом. Ждал ли он её?

"Так, спокойно. Ты не знаешь, что она сделала наверняка. А вот насчет Радхи ей рассказывать точно не стоит. Узнает о беременности - тебе и Басу голову оторвут, и её закопают живьем."

И что же тогда она ей скажет? Миленько улыбнется, как и полагается? Обнимет, прижмет к себе, как родную, а потом прошипит о предательстве?
Нет, это же не точно. Кристиан мог солгать. Или не знать наверняка. Но он пообещал помочь ей найти виновного, если она будет паинькой. И даже шахты её не тронет, лишь бы довольна осталась.

Девушка набрала воздуха в грудь, слепила на лице самую милую мину, на которую только была способна в своем взвинченном состоянии, и, подобрав палу сари, быстрым шагом стала нагонять младшую подругу.

- Амрита! - слишком уж весело начала Деви, легко касаясь запястья молодой Рай и отмечая её секундную заминку, где в глазах миндально-кофейного оттенка всплыло что-то вроде удивления и страха, - Прости, не хотела напугать. Жутко не хочу туда идти, - кивнув на двери главной залы, Деви заговорщически понизила голос, - А где твой благоверный?

Колечком блещет где в другом месте? Главное, чтобы не с Радхой... В спальне.

0

14

AHA
✦ hsr ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/78/197702.jpg


Эрудиция — кусок мусора, Сохранение — глупец, у Охоты нет чувства юмора, а Разрушение просто сумасшедший. Все Эоны — настоящие идиоты. Аха, стыд и позор! Недотёпа в маске, называющий себя экспертом в астрономии;
✦ сломал мой поезд
✦ худший безымянный (даже хуже меня)
✦ понял, что в симуляции
✦ от последователей радости всем как-то не радостно
✦ на самом деле он не куча масок, а силуэт мужика за ними
✦ вангую - рыжий


тут должно быть куча букв, но хахахха. ищу аху в пару - прежде всего. мне кажется у них динамика какой-то китайской новеллы с вот этим всем воскрешением, смертями, стеклом поданным как будто так и надо. из хэдов - считаю, что аквилли искренне смеялся с шутеек ахи, считаю, что аха не признавал себя безымянным, но тусил в поезде когда всегда. ХЭД ЧТО АХА СОЗДАЛ ПОМ ПОМ в прикол (на самом деле это был подарок для аквили), монументальный хэд, что аквили не умер, просто он как и другие эоны заперт в своей концепции и она увела его в другую вселенную или что-то типо того. из-за того, что у ахи другая концепция, он не может покинуть пределы своей реальности, но, возможно, ищет способы, подстраивая это как жестокие шутки. пока аквили ждет его на другой стороне. вообще я так все это описал, шо не понятно, что играть, раз они по разным реальностям, но мы придумаем. как минимум, есть альты и флэшбеки. как максимум, можно вернуть аквили.
вообще, как вы поняли, я на приколе, но аху только так и искать.


постец холодец

Этот город ему не понравился.

Гамму влекло в Сумеру чисто инстинктивно. В Сумеру было что-то, что он знал. Было в неясных отблесках на украшениях торговцев, в запахе масел, в шуме торгового квартала, в обилии зелени, в изысканных и сложных многоярусных перекрестках. У него не было памяти об этом месте, были лишь ощущение, что его что-то связывало с Сумеру. Точнее, конечно, не совсем его.

Он тянулся к Сумеру как к якорю, как будто там должно быть что-то, что определит его цель. Даст почву под ногами, уверенность даже не в завтрашнем дне, а хотя бы в том, кто он. Но этого не произошло. Сумеру ему, что иронично, не понравился. Зеленого было слишком много, толпа слишком шумной, люди — слишком болтливы, а еще ему казалось, что в Сумеру его повсюду преследует жар пустыни.

Возможно, их что-то и связывало с эти местом, но, похоже, это вовсе не значит, что другие они могут здесь прижиться.

В любом случае, Гамма устал. Ему пришлось пересечь пустыню, если бы остальные сегменты видели бы его в таком состоянии, то наверняка высмеяли то, как жалко он выглядит.

Дотторе не должны выглядеть так. Дотторе обходят препятствия играючи, с легкой насмешкой на губах. Дотторе не ходят босыми, изжаренными пустыней ногами по каменным плиткам, не кутаются в потрепанный балахон, прикрывая лицо рваным шелковым платком, у них нет теней под глазами и они не трутся у лавок с фруктами, как воры.

Дотторе всгеда знал, что с ним что-то не так. Время от времени ему казалось, что пострадала не только его капсула памяти, но и в целом — его умственные способности. В этом они все должны быть равны. Изначально у всех — общая стартовая точка. Единый порог гениальности — в конце концов, они одно существо, пошедшее разными ветками сценария. Но Дотторе казалось, что они бракованные. Что изначально в них что-то сломано, ведь будь он правильным, он бы не сбежал. Он бы придумал что-нибудь, но в его голове была только праздная мысль о еде.

Скрываться — не так легко и красиво, как кажется. В целом мире у Дотторе не было никого и он, в сущности, не так уж много знал о том, что происходит за пределами Снежной в целом и базы фатуи — в частности. Дотторе слышал, что Дотторе — двуручник. Это казалось нелепым. Дотторе никогда не видел, как мы использовали меч. Нелепым это казалось в сравнении с собой. Он был человеком больше, чем был Дотторе. Нас не волновал голод, холод и сон, если дело касалось науки. Но он был готов наплевать на науку, потому что он не спал и не ел несколько дней. Он был не в состоянии удержать не то что меч, но даже собственную жизнь. Вместо ученых книг, он торопливо засовывал за ворот фрукты.

Когда Гамма резко обернулся, то задел плечом какого-то юношу в странной шляпе. Дотторе не понял, понял ли он, что Дотторе только что украл еду с лавки (иначе почему у него такой странный взгляд), но решил, что лучше уносить отсюда ноги, пока он не поднял крик. Торопливо обогнув парня, он посеменил босыми ногами вдоль торговой улицы, стараясь спрятаться между людей.

0

15

sam winchester
✦ supernatural ✦
https://i.imgur.com/Gy2qMxy.gif https://i.imgur.com/E2GMii7.gif

starset / my demons


[indent] Кто он, Сэм Винчестер?

[indent] Человек, каждую неделю убивающий жутких монстров, но боящийся клоунов.

[indent] Булочка с щенячьими глазками, в то время как внутри — оружейная сталь.

[indent] Сдержанный парень, за секунду способный превратиться в машину смерти.

[indent] Всем ботанам ботан, порой отчаянно тормозящий на очевидных вещах.

[indent] Не раз попадавшийся на лжи конспиратор, прыгающий на те же грабли.

[indent] Словом, контраст на контрасте. Руби было просто манипулировать им. Привыкший строить планы и идти на компромиссы, Сэм в итоге запутался и не заметил, где кончается его стратегия и начинается чужая. С Дином бы такое не прокатило. Старший брат прямолинеен и бескомпромиссен, для него пятьдесят оттенков серого — это та книга про БДСМ, но никак не демоны. Все они зло, в той или иной мере. Сэму стоило бы его послушать, только вот любой ботаник всегда считает себя чуточку умнее окружающих.

[indent] Жизнь много раз била Сэма мордой об стол, но урок с Руби стал для него самым страшным. И самым болезненным в личном плане — ведь он, вопреки всему, доверился ей. Допустил безумную мысль, что она действительно не такая, как остальные демоны. Даже Дин в это поверил на пару минут, проникнувшись атмосферой томного вечера, пока Руби затирала ему про свои воспоминания из человеческой жизни. Но если Дин прозрел вовремя, то младшенький легко попался на удочку с наживкой «Смерть Лилит», о чём иногда жалеет до сих пор. Пусть даже ему служит некоторым утешением тот факт, что весь этот спектакль с освобождением Люцифера был тщательно продуман и распланирован заранее. Задолго до рождения большинства действующих лиц. Руби тоже всего лишь исполнила свою роль, притом даже не удостоившись звания одного из главных героев — так, обычная массовка.

[indent] Сказано, что у преступлений против человечества нет срока давности. А есть ли срок давности у преступлений против Сэма Винчестера? Свою вину перед человечеством он уже искупил. Теперь за искуплением придут к нему самому.

[indent] Это кажется ему донельзя знакомым. Когда-то он уже встречал матерящуюся блондинку с загадочными мотивами.

[indent] Here we go again. Or not?..


[indent] Сперва главное: Руби вернулась из Пустоты, и она больше не демон. Теперь она человек, ведьма. Она воскресла в собственном теле, которое было у неё при жизни сотни лет назад, её душа исцелилась. Сейчас она пытается исправить те последствия своих действий, какие ещё может.

[indent] Конечно же, основные последствия коснулись Винчестеров, так что с ними будет долгий и непростой разговор. Хотя, возможно, не такой уж и долгий? Вдруг они не станут держать зла? Или вообще давно уже забили, поэтому лишь отмахнутся от неё, мол, ну воскресла, да и хрен с тобой. Либо же словят лютый триггер и кинутся на Руби с ножами, такое тоже вероятно. В любом случае, мне бы хотелось добавить в эту историю немного драмы, а впоследствии стать для Дина и Сэма постоянным компаньоном, только теперь нормальным, без ударов в спину.

[indent] Также очень прошу обойтись без Винцеста/Дестиеля/Сэмстиеля/etc. Это было весело на уровне приколов со съёмок, но совершенно не сочетается с атмосферой, логикой и каноном сериала. СПН из той эпохи, когда вся эта тематика ещё не закрепилась в трендах, поэтому давайте не будем отбирать лавры у Нетфликса.


пример вашего поста

[indent] — Что-то ты не торопился.
[indent] — А надо было?
[indent] В ответ Руби скорчила физиономию и отошла от двери, пропуская Джоша в амбар. Пока он оценивал обстановку, Руби прислонилась плечом к стене, продолжив протирать от крови клинок складного ножа. За охотником она наблюдала искоса, ожидая комментариев по поводу её трудов. Наученная опытом — преимущественно негативных. По выражению его лица уже можно было догадаться, что зрелище лежащих повсюду трупов с перерезанными глотками не слишком его обрадовало. Руби знала, что он рассчитывал на другой исход.
[indent] А Джош знал, что ей плевать, на что он там рассчитывал.
[indent] — Они все были одержимы? — уточнил охотник.
[indent] — Только двое. Главарь и его помощник.
[indent] — Другими словами, — Джош повернулся к ведьме с плохо скрываемым раздражением в глазах, — остальных... раз, два, три... семерых ты просто пустила в расход?
[indent] — Не считая того, что они хотели меня прикончить, можно и так сказать, — на секунду оторвавшись от своего занятия, Руби посмотрела на собеседника. — Они в любом случае были отморозками. Я подумала, что устранить их будет надёжнее.
[indent] — И тебе не кажется, что это перебор?
[indent] — Не перебор, а профессионализм, — парировала ведьма. — Эти долбаные сектанты всегда создают проблемы, с демонами или без них. Кто-то должен был сделать грязную работу. Ты бы не смог, пришлось мне. И я не желаю больше это обсуждать.
[indent] Закончив очищать нож, Руби сложила его и убрала в карман, прожигаемая пристальным взглядом охотника. С ней этот трюк никогда не срабатывал, так что Джош быстро сдался. Руби не собиралась оправдываться, да и вины за собой не чувствовала. Тот факт, что большинство убитых были людьми, ничего не менял. Вряд ли нужно кому-то объяснять, что люди зачастую оказываются самыми страшными чудовищами.
[indent] Джош вздохнул и ещё раз оглядел побоище. Доски пола потемнели от впитавшейся крови, чей запах смешивался с запахом соломы и машинного масла. Парочка находилась на ферме в сорока милях от ближайшего города. На дворе стояла глубокая ночь. Утро у владельца амбара будет весёлым.
[indent] — И всё это ты сделала своей зубочисткой?
[indent] — Ты удивишься, если узнаешь, сколько всего можно сделать при помощи «зубочистки». Всё, отвали.
[indent] Руби вышла из амбара на свежий воздух и вдохнула полной грудью, наслаждаясь чувством выполненного долга. Пусть Джош не соглашался с её методами, глупо было отрицать их эффективность. Никаких соплей и сложных этических дилемм. Вопросы из категории «Что если?» она прекратила задавать себе лет десять назад. Иногда нужно стиснуть зубы и сделать то, что необходимо. Потом, если найдёт время, Руби будет вспоминать свои грехи и ненавидеть себя сколько влезет. Благо больше некому. Джоша, приходившегося временным союзником, она в расчёт не брала. К тому же, дураку ясно, что он был бы не прочь её прибить, однако условия их сделки оказались слишком заманчивы. Выгода от сотрудничества пока покрывала издержки.
[indent] А когда условия изменятся, Руби первая от него избавится.
[indent] Потому что надо подчищать хвосты. Это тоже профессионализм.
[indent] — Есть ещё дело, — окликнул Джош ведьму, когда она уже садилась в машину.
[indent] — Продолжай.
[indent] — Молтонборо, Нью-Гэмпшир. Ты вроде как раз в ту сторону собиралась? Детали я отправил тебе на почту.
[indent] — Ладно.
[indent] Не сказав больше ни слова, Руби завела двигатель и укатила в ночь, оставив позади очередную кровавую главу своей жизни.
[indent] ...
[indent] Пиздец.
[indent] Джош, конечно, этого знать не мог. Не было смысла его винить.
[indent] Тем не менее, Руби винила, потому что именно он подкинул ей новое дельце. Максимально тупая претензия, но что взять с бывшего демона? Иногда Руби казалось, что частичка демонской сущности осталась в ней, время от времени преподнося сюрпризы — в основном, окружающим — в виде внезапных вспышек гнева и неоправданной жестокости. Рациональная часть сознания, вздыхая, не уставала повторять, что просто у ведьмы такой сложный характер.
[indent] Но даже рациональная часть не знала, как реагировать при виде знакомой пышной шевелюры, торчавшей на два метра выше уровня земли прямо по курсу. Надежда на то, что Руби обозналась, умерла в тот момент, когда обладатель шевелюры повернулся к ней в профиль.
[indent] Итак, карма существует, и у неё омерзительное чувство юмора.
[indent] Руби приказала себе успокоиться. Сэм видел её только в чужих тушках. Она едва удержала нервный смешок: конечно, откуда ему было знать, как она выглядела при жизни? Встреча запросто тянула на событие века, но этого было недостаточно, чтобы выгнать Руби из бара, куда она зашла после трёх часов дороги с целью отдохнуть за кружкой пива. Заодно, если повезёт, послушает местные сплетни.
[indent] Понимая, что торчать возле двери дольше положенного чревато привлечением ненужного внимания, Руби как можно спокойнее прошла к барной стойке и устроилась на дальней от Винчестера стороне, стараясь даже не коситься на него.
[indent] — Эй, деточка, тебе восемнадцать-то есть? — хмыкнула барменша, подходя к новой посетительнице.
[indent] Закатив глаза на снисходительное «Деточка», ведьма характерным жестом «А не пошли бы вы нахуй, леди?» достала из внутреннего кармана пальто водительские права и сунула женщине под нос.
[indent] Руби, двадцать два годика. Преуменьшила на шестьсот с лишним лет, но сойдёт.
[indent] — Хорошо, прости! — барменша вскинула ладони в защитном жесте, выглядя искренне пристыженной, что заставило Руби сменить раздражение на относительную милость. — К нам редко заглядывают столь молодые люди. Что будешь?
[indent] Ведьма рискнула заказать местное фирменное пойло. Пока заказ выполнялся, она прислушалась к болтовне двух сидевших поблизости мужиков, горячо обсуждавших медведя, повадившегося похищать горожан и дальнобойщиков.
[indent] Поглощая принесённое барменшей пиво, большей частью состоявшее из пены, Руби не представляла, как будет работать в присутствии Сэма. С другой стороны, если здешний виновник торжества окажется не демоном или ведьмой, а чем-то иным, пусть хоть и медведем, она свалит с чистой совестью. В том, что касается вопросов охоты, Руби давно решила занять строго определённую нишу, состоящую из чертей и недобросовестных пользователей магии. С остальными тварями пусть разбираются другие охотники.
[indent] — А полиция что думает? — как бы невзначай присоединилась Руби к беседе своих соседей по стойке. — Медведь?
[indent] Один из «соседей» что-то невнятно булькнул в кружку. Второй, бородатый, смерил приставшую к ним девчонку с красивыми пепельно-серебристыми волосами задумчивым взглядом, решая, стоит ли ему опускаться до разговоров с мелюзгой. Руби терпеливо ожидала ответа на свой вопрос.
[indent] — Ничо не думает, — наконец родил бородач. — Копы и расследовать не стали, только полазили по зарослям с собаками, да и всё. Маньяков у нас здесь отродясь не бывало. А кто ещё мог? Медведь... или волки загрызли и утащили... Здешние леса дикие, гостям не рады.
[indent] Руби собиралась уточнить, что в лесу забыли дальнобойщики, но бородатый повернулся к своему приятелю, резко утратив к ней интерес. Ведьма сжала кулаки. Не будь здесь Сэма, она бы уже дала понять, что не следует так открыто ею пренебрегать.
[indent] Мечтать, как говорится, не вредно.

0

16

dean winchester
✦ supernatural ✦
https://i.imgur.com/QePE0ok.gif https://i.imgur.com/qbGY3kX.gif

linkin park / lost


[indent] А это Дин.

[indent] Парень, за чьей душой, на первый взгляд, нет ничего особенного.

[indent] Балагур, бабник, любитель фастфуда, классического рока и раритетных тачек.

[indent] Но чем глубже человек пытается спрятать свою боль, тем ярче маска.

[indent] За душой у Дина много боли. Боль от ошибок, боль от потерь. Каждый раз он делает вид, что всё в порядке, иронично предлагает обняться и станцевать медленный танец. Но Дин не в порядке. Внутри его корёжит, перемалывает, ночами его мучают кошмары, ему до сих пор снятся предсмертные крики матери и грустная, обречённая улыбка отца, хотя прошло столько лет...

[indent] Но чаще всего ему снится Ад.

[indent] В Аду невозможно быть героем. Рано или поздно Ад ломает всех. Это не тот случай, когда можно уничтожить очередное чудовище и победоносно ухмыльнуться. Ад — это навсегда. Дин понимает, насколько ему повезло. Иначе он был бы обречён, стал бы одной из этих черноглазых тварей и проводил бы вечность, убивая, пытая, наслаждаясь чужими страданиями, чтобы хоть как-то заглушить пожирающий изнутри огонь. На его счастье, он понадобился Небесам. Пусть это кажется сомнительным везением, зато Дин получил шанс искупить свои грехи и хотя бы умереть человеком, сражаясь за то, что ему дорого.

[indent] Руби подобное везение обошло стороной. Но она тоже старается.

[indent] Возможно, Дину будет не так уж сложно её понять.


[indent] Сперва главное: Руби вернулась из Пустоты, и она больше не демон. Теперь она человек, ведьма. Она воскресла в собственном теле, которое было у неё при жизни сотни лет назад, её душа исцелилась. Сейчас она пытается исправить те последствия своих действий, какие ещё может.

[indent] Конечно же, основные последствия коснулись Винчестеров, так что с ними будет долгий и непростой разговор. Хотя, возможно, не такой уж и долгий? Вдруг они не станут держать зла? Или вообще давно уже забили, поэтому лишь отмахнутся от неё, мол, ну воскресла, да и хрен с тобой. Либо же словят лютый триггер и кинутся на Руби с ножами, такое тоже вероятно. В любом случае, мне бы хотелось добавить в эту историю немного драмы, а впоследствии стать для Дина и Сэма постоянным компаньоном, только теперь нормальным, без ударов в спину.

[indent] Также очень прошу обойтись без Винцеста/Дестиеля/Сэмстиеля/etc. Это было весело на уровне приколов со съёмок, но совершенно не сочетается с атмосферой, логикой и каноном сериала. СПН из той эпохи, когда вся эта тематика ещё не закрепилась в трендах, поэтому давайте не будем отбирать лавры у Нетфликса.


пример вашего поста

[indent] — Что-то ты не торопился.
[indent] — А надо было?
[indent] В ответ Руби скорчила физиономию и отошла от двери, пропуская Джоша в амбар. Пока он оценивал обстановку, Руби прислонилась плечом к стене, продолжив протирать от крови клинок складного ножа. За охотником она наблюдала искоса, ожидая комментариев по поводу её трудов. Наученная опытом — преимущественно негативных. По выражению его лица уже можно было догадаться, что зрелище лежащих повсюду трупов с перерезанными глотками не слишком его обрадовало. Руби знала, что он рассчитывал на другой исход.
[indent] А Джош знал, что ей плевать, на что он там рассчитывал.
[indent] — Они все были одержимы? — уточнил охотник.
[indent] — Только двое. Главарь и его помощник.
[indent] — Другими словами, — Джош повернулся к ведьме с плохо скрываемым раздражением в глазах, — остальных... раз, два, три... семерых ты просто пустила в расход?
[indent] — Не считая того, что они хотели меня прикончить, можно и так сказать, — на секунду оторвавшись от своего занятия, Руби посмотрела на собеседника. — Они в любом случае были отморозками. Я подумала, что устранить их будет надёжнее.
[indent] — И тебе не кажется, что это перебор?
[indent] — Не перебор, а профессионализм, — парировала ведьма. — Эти долбаные сектанты всегда создают проблемы, с демонами или без них. Кто-то должен был сделать грязную работу. Ты бы не смог, пришлось мне. И я не желаю больше это обсуждать.
[indent] Закончив очищать нож, Руби сложила его и убрала в карман, прожигаемая пристальным взглядом охотника. С ней этот трюк никогда не срабатывал, так что Джош быстро сдался. Руби не собиралась оправдываться, да и вины за собой не чувствовала. Тот факт, что большинство убитых были людьми, ничего не менял. Вряд ли нужно кому-то объяснять, что люди зачастую оказываются самыми страшными чудовищами.
[indent] Джош вздохнул и ещё раз оглядел побоище. Доски пола потемнели от впитавшейся крови, чей запах смешивался с запахом соломы и машинного масла. Парочка находилась на ферме в сорока милях от ближайшего города. На дворе стояла глубокая ночь. Утро у владельца амбара будет весёлым.
[indent] — И всё это ты сделала своей зубочисткой?
[indent] — Ты удивишься, если узнаешь, сколько всего можно сделать при помощи «зубочистки». Всё, отвали.
[indent] Руби вышла из амбара на свежий воздух и вдохнула полной грудью, наслаждаясь чувством выполненного долга. Пусть Джош не соглашался с её методами, глупо было отрицать их эффективность. Никаких соплей и сложных этических дилемм. Вопросы из категории «Что если?» она прекратила задавать себе лет десять назад. Иногда нужно стиснуть зубы и сделать то, что необходимо. Потом, если найдёт время, Руби будет вспоминать свои грехи и ненавидеть себя сколько влезет. Благо больше некому. Джоша, приходившегося временным союзником, она в расчёт не брала. К тому же, дураку ясно, что он был бы не прочь её прибить, однако условия их сделки оказались слишком заманчивы. Выгода от сотрудничества пока покрывала издержки.
[indent] А когда условия изменятся, Руби первая от него избавится.
[indent] Потому что надо подчищать хвосты. Это тоже профессионализм.
[indent] — Есть ещё дело, — окликнул Джош ведьму, когда она уже садилась в машину.
[indent] — Продолжай.
[indent] — Молтонборо, Нью-Гэмпшир. Ты вроде как раз в ту сторону собиралась? Детали я отправил тебе на почту.
[indent] — Ладно.
[indent] Не сказав больше ни слова, Руби завела двигатель и укатила в ночь, оставив позади очередную кровавую главу своей жизни.
[indent] ...
[indent] Пиздец.
[indent] Джош, конечно, этого знать не мог. Не было смысла его винить.
[indent] Тем не менее, Руби винила, потому что именно он подкинул ей новое дельце. Максимально тупая претензия, но что взять с бывшего демона? Иногда Руби казалось, что частичка демонской сущности осталась в ней, время от времени преподнося сюрпризы — в основном, окружающим — в виде внезапных вспышек гнева и неоправданной жестокости. Рациональная часть сознания, вздыхая, не уставала повторять, что просто у ведьмы такой сложный характер.
[indent] Но даже рациональная часть не знала, как реагировать при виде знакомой пышной шевелюры, торчавшей на два метра выше уровня земли прямо по курсу. Надежда на то, что Руби обозналась, умерла в тот момент, когда обладатель шевелюры повернулся к ней в профиль.
[indent] Итак, карма существует, и у неё омерзительное чувство юмора.
[indent] Руби приказала себе успокоиться. Сэм видел её только в чужих тушках. Она едва удержала нервный смешок: конечно, откуда ему было знать, как она выглядела при жизни? Встреча запросто тянула на событие века, но этого было недостаточно, чтобы выгнать Руби из бара, куда она зашла после трёх часов дороги с целью отдохнуть за кружкой пива. Заодно, если повезёт, послушает местные сплетни.
[indent] Понимая, что торчать возле двери дольше положенного чревато привлечением ненужного внимания, Руби как можно спокойнее прошла к барной стойке и устроилась на дальней от Винчестера стороне, стараясь даже не коситься на него.
[indent] — Эй, деточка, тебе восемнадцать-то есть? — хмыкнула барменша, подходя к новой посетительнице.
[indent] Закатив глаза на снисходительное «Деточка», ведьма характерным жестом «А не пошли бы вы нахуй, леди?» достала из внутреннего кармана пальто водительские права и сунула женщине под нос.
[indent] Руби, двадцать два годика. Преуменьшила на шестьсот с лишним лет, но сойдёт.
[indent] — Хорошо, прости! — барменша вскинула ладони в защитном жесте, выглядя искренне пристыженной, что заставило Руби сменить раздражение на относительную милость. — К нам редко заглядывают столь молодые люди. Что будешь?
[indent] Ведьма рискнула заказать местное фирменное пойло. Пока заказ выполнялся, она прислушалась к болтовне двух сидевших поблизости мужиков, горячо обсуждавших медведя, повадившегося похищать горожан и дальнобойщиков.
[indent] Поглощая принесённое барменшей пиво, большей частью состоявшее из пены, Руби не представляла, как будет работать в присутствии Сэма. С другой стороны, если здешний виновник торжества окажется не демоном или ведьмой, а чем-то иным, пусть хоть и медведем, она свалит с чистой совестью. В том, что касается вопросов охоты, Руби давно решила занять строго определённую нишу, состоящую из чертей и недобросовестных пользователей магии. С остальными тварями пусть разбираются другие охотники.
[indent] — А полиция что думает? — как бы невзначай присоединилась Руби к беседе своих соседей по стойке. — Медведь?
[indent] Один из «соседей» что-то невнятно булькнул в кружку. Второй, бородатый, смерил приставшую к ним девчонку с красивыми пепельно-серебристыми волосами задумчивым взглядом, решая, стоит ли ему опускаться до разговоров с мелюзгой. Руби терпеливо ожидала ответа на свой вопрос.
[indent] — Ничо не думает, — наконец родил бородач. — Копы и расследовать не стали, только полазили по зарослям с собаками, да и всё. Маньяков у нас здесь отродясь не бывало. А кто ещё мог? Медведь... или волки загрызли и утащили... Здешние леса дикие, гостям не рады.
[indent] Руби собиралась уточнить, что в лесу забыли дальнобойщики, но бородатый повернулся к своему приятелю, резко утратив к ней интерес. Ведьма сжала кулаки. Не будь здесь Сэма, она бы уже дала понять, что не следует так открыто ею пренебрегать.
[indent] Мечтать, как говорится, не вредно.

0

17

sakuragi hanamichi
✦ slam dunk ✦
https://forumupload.ru/uploads/0017/5e/b1/2/183612.png


У Рукавы вся жизнь строится вокруг гиперфиксаций, и надо ещё при этом чтобы ему всё нравилось. Нравится Рукаве что: побеждать, преодолевать. Важно, следовательно, что? Переиграть.

Сакураги в след ему повадился кричать, что он его переиграет и закопает. Не догадывается - Рукава думает точно так же. Он его переиграет.

И сожрёт.

Рукава, по-хорошему, хочет Сакураги сожрать. Это что-то вроде его новой гиперфиксации. Абсолютная победа и сокрушительное поражение - Рукава стал этого желать как-то не в пример сильно и, кажется, болезненно. У Рукавы болят, обычно, колени (выбивают их регулярно; Рукава - сильный, с ним иначе никак), голова ещё (от громких звуков особенно. самый громкий кто? кто-то на С). Это из привычного. Сакураги бьёт, как правило, в челюсть и в рёбра - "он не ссыкло", потому что. Рукава после него пьёт обезболивающие, прикладывает к синякам пакет со льдом, знакомая медсестра накладывает швы после полоснувшей по коже сбитой костяшки.

Это всё не к жалости. Рукава-то не жалуется. Осознаёт: да, Сакураги физически явно сильнее, бьёт он точнее, да, да, понятно. Всё-то Рукаве понятно, но он всё равно лезет; то ли тупой, то ли упрямый - в целом похую: что Рукаве, что Сакураги.

Режим у них следующий: днём общая тренировка, вечером внутрикомандный матч, следом, когда площадка пустеет, уже пизделовка. Рукава собирает языком свою и его кровь и ловит мимолётное осознание, что это не совсем нормально. Кажется. Рукаву, благо, быть нормальным не интересует.

Рукава хочет победить. Больше - сожрать. Рукава своего добивается, и Сакураги он добьётся тоже.


токсик яои это здорово ставь класс если думаешь так же


пример вашего поста

Байлет как ни взглянет на него, так убеждается, что Клод - настоящий оленёнок. Сейчас глядит тоже: глаза у Клода блестящие, искрятся все (не жизнелюбием явно, увы), ресницы  густые да тёмные, наверное мягкие (волосы у Клода пушистые и мягкие точно; Байлет припоминает, что как-то раз проверяла), по шкуре ну тоже считай в пятнышко, ещё и милый донельзя (тоже важно очень) - оленёнок, как он есть. Клод немного подрос, чуть-чуть вытянулся, отрастил бороду (чего так мало? пожалел?) - так-то оно так, но Байлет он всё равно кажется жуть, каким милым.

Ей от того приятно. Ну, что кажется. И что Клод вообще есть. Нынче - обижается он на неё, наверное. Байлет мелочи такие не оскорбляют, тем более, когда тот объяснил, за что. Когда дитё ненароком оставишь, тут уж конечно подумает, что его бросили; Байлет предполагает, что дело в этом. Но это ничего. Обижается Клод нечасто, Байлет умирает нечасто тоже (официально; сколько именно раз её убили Байлет не расскажет).

Тут всё, как ни посмотри, просто.

Байлет накрывает его ладонь своей, наглаживает её, похлопала два раза для верности. Смотрит она прямо в глаза, улыбается - ну прямо по-человечьи.

— Я люблю, когда ты такой искренний. Радует, что ты стал делать это чаще.

Ого, она, кажется, правильно подобрала слова?

— Свой план ты доработал, изменил. Без меня ты справился прекрасно: просто посмотри на всех солдат, что ты собрал под своим знаменем. И многие из них для меня дети. По своей вине никому из вас я умереть не дам.

Ладонь она опустила. Вторую забрала от него тоже. Ну, а дальше положила на плечо, чуть подтолкнув, и двинулась следом. Под ногами чавкает грязь, в лагере кипит рабочая деятельность (потерь значительных они не претерпели - Фаргус многим лестерским солдатам спас сегодня жизни), сосредоточься - и даже услышишь звонкий голос Леони, оказывающей неоценимую помощь что в бою, что в разведке, что в снабжении (капитан Джеральт бы сказал ей "молодец"; Байлет сказала это за него).

Воистину, это всё её дети. Не её, так чьи? Не дети, так кто?

— Нет смысла занимать голову моими ранениями. Особенно такими, - и добавляет чуть серьёзнее, строже, будто, — но про свои не забывай. Мы не можем тебя потерять.

Правда это. Клод, как оленёнок, ещё и очень хрупкий: надави и треснет. Байлет мало что из детства помнит, но помнит, как умирали солдаты. Ну, не в бою: уже после, когда умирать, казалось бы, не от чего. На Байлет заживает всё, как на собаке (разгрызть кости она может тоже как собака, кстати); как-то раз Байлет рассекли грудную клетку, прошлись вдоль по рёбрам - на следующий день она уже была в седле; Байлет и думала, что, ну, у остальных так же. У папы про труп вопрошала, мол, как так, чего не встаёт, чего он умер, у неё ведь всё не так. Папа ей ответил терпеливо: "У тебя много, что не так". Правда это тоже.

А теперь по делу.

— В этом бою из имперских офицеров удалось избавиться лишь от Берни? - Байлет себя не исправляет; Бернадетта или Берни - всё равно они её убили. — Петре и Хьюберту удалось уйти.

Это не очень хорошо. Бернадетта далеко не так ценна (и тем более - не так опасна), как Фердинанд. Но Байлет помнит, что была та намного пугливей (погибнуть в огне, принесённой своей предводительницей в жертву, - смерть весьма красивая); все эти годы, очевидно, на месте она не стояла. Похвально.

— Что насчёт армии Фаргуса? Есть ли те, кто изъявил желание присоединиться к походу?

Байлет хочет спросить за Дмитрия. Рот уже открывает, на языке смакуя его имя, но осекается. Дмитрий - это по делу, это важно - очень, но Байлет замолкает всё равно.

Голову чуть опустила. Идёт она с Клодом нога в ногу, плечом - чуть упирается в его позади. Ненавязчиво задавать направление Байлет научилась быстро.

0

18

damon salvatore
✦ the vampire diaries ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/126/132754.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/126/63176.gif


I’m like a fever you can’t shake.
Отойди, Деймон, сделай этот один шаг до того, как я ещё раз совершу остроугольную попытку тебя уничтожить. Чтобы быть сильным, не обязательно быть крупным и мускулистым, клыкастым и обаятельным, как ты. Моя сила — сила природы, веками хранимая предками. Сила моя — сила слова, сила взгляда, сила не физическая, но ментальная. О ней ты знаешь, хорошо знаком, но каждый долбанный раз ходишь по краю пропасти, вальсируешь на моих нервах, как на самых тонких, крепких канатах. Ты постоянно, ежесекундно множишь, копируешь, совершаешь идиотские поступки, заставляя окружающих тебя жгуче ненавидеть, ведь так привычнее, ведь ты не хороший и заслуживаешь справедливо той самой жгучей, всепоглощающей ярости; а ещё ты практикуешь не разбираться в себе, оттого-то и не путаешься в своих эмоциях и не спотыкаешься об свои же разрушающие постулаты, как это делаю я. А я спотыкалась. Ты прекрасно знаешь, что ведьмы — опасные. Ведьмы Беннетт — особенно. Шепчешь внутри себя — эта девочка сильная. Она сильнее меня. И рот свой растягиваешь в мягкой, сладкой ухмылке, от которой волосы на моём затылке встают дыбом. Оскаливаешься и стремительно на колени падаешь, сраженный одним лишь взглядом тёмно-золотистых глаз. Я в голове твоей как будто взрываю целые галактики — больно, очень больно, тебе ведь никогда не было настолько больно. Чертова ведьма. Шепчешь. Я правда могу тебя убить. Сколько раз тебе повторять в нашем с тобой заточении, неопытная ведьма, не значит, что слабая. Только вот жертвуя собственными жизнями ради друзей, умереть окончательно не получается. А очень хочется, потому что проживать с тобой 10 мая 1994 года не один месяц кряду, это хуже погибели.

Смерть - забвение, переход в иной мир, где по ту сторону мы остаемся лишь наблюдателями, не способными более общаться с живыми душами. Это хуже смерти. Ты - мой личный ад. Мы уже потеряли счет времени и просто смирились с тем, что живем вместе — до остервенения соревнуемся, кто больше кого заденет, выковыряет словами побольнее до самого сердца. Снова завтрак в стиле твоём абсолютно н е с м е ш н о м. Блинчики в виде вампира, все еще такие противные, но поэтому такие р о д н ы е. Я даже откровенно в последствии не замечаю, как начинаю носить клетчатые рубашки твои. Это был очередной день, который и з м е н и л со временем всё. С утра ненавистные блинчики, в обед саркастические перестрелки между мной и тобой, вечером кроссворд возле камина и с бурбоном в руках. А потом ты укрываешь меня пледом, как-то слишком заботливо и осторожно, боясь нарушить хрупкую и такую редкую тишину между нами, когда никто никого не пытается убить всеми сподручными средствами, не оскорбляет словами, не давит на больные точки, не извращается над страдающей душой. Что вместе с этой волной тепла, меня накрывает хуже пледа, какими-то странными эмоциями, чувствами, словно от одиночества проживаемого дня, где каждый последующий такой же, как предыдущий, я осознаю свою внутреннюю слабость перед тобой. Кто бы мог подумать, что заклятые враги могут сломаться в своей глухой обороне друг перед другом. Деймон — это неправильно. — тихо, хрипло, куда-то тебе в плечо, прикрывая глаза, падая в эти ощущения с головой. Подумаем об этом завтра, ведьма. Впервые я соглашаюсь с тобой, потому что таких завтра в нашей не_досмерти ещё бесчисленное количество дней, где можно солгать кому угодно, только не друг другу.


Здесь всё о колоритном, качественном bamone , что в самом сердце моём играет другими, яркими красками. Здесь не про банальные хочу тебя в пару, это же Деймон, все по нему текут отношения с приятным, розовым финалом. Здесь про старт шестого сезона дневников, который взят будет за основу в касте, и в котором Бонни и Деймон погибают для всех своих друзей, жертвуя собой во благо спасения, заточенные в тюремном мире, вынужденные сожители, которые учатся понимать друг друга через бесконечные конфликты, недоверия, колкости. Здесь то, что становится началом необычного тандема, под пикантным соусом, где можно было бы смело сказать, что от ненависти до любви всего лишь шаг. Только сколько шагов предстоит пройти нам, чтобы осознать очевидное? А я осознавать не готова, как и ты, погруженный в чувства к Елене, что стёрла о тебе все воспоминания, не смирившись с потерей, пошедший под откос, ведь спасти тебя спасла, а сама осталась. Я хочу стать твоей причиной, по которой ты с пути своего собьешься и впервые в жизни посмотришь на Елену другими глазами, когда сравнишь и поймёшь, что ошибался. Ошибался в своей уверенности, ведь не всё случается так, как ты хочешь. Здесь про особую, от части запрещенную химию, где каждый понимает грани дозволенного и нет, сгорая от противоречий. Здесь про искрящиеся эмоции, которые мы будем прикрывать враждой, но в минуты проблем и слабостей, друг другу плечо подставим, упремся спиной к спине в защите, проявляя заботу неосознанно, смущенно и скованно. Это про химические отношения где под ненавистью мы вскроемся от внезапного осознания чувств, Деймон, имейте ввиду. Не просто броманс, слегка со стёртыми гранями от отчаяния и слабости, от невозможности принимать решения здраво, от всяческих попыток вернуть мне магию, где ты мог слегка перегнуть палку и нарушить мои границы, насильно поцеловав. Здесь всё про контрасты и я хочу отыграть их все, добавить свои гештальты, смаковать с вами это. Поэтому ищу такого же повернутого на бамон тебя, кто красиво и цепляюще пишет, кто смотрел дневники хотя бы до 6го сезона включительно и понимает о чём я, кто хочет в стекло и летит туда с особым рвением, наслаждаясь запретным и глубоким. Приходите по вопросам заявки в личку, пообщаемся и обсудим наши взгляды на этот тандем.


пример вашего поста

[indent] Дефенс задыхалась от своего негодования. Казалось, что воздуха в открытом пространстве рядом с этим роскошным рестораном становится с каждой секундой всё меньше. С каждым словом этого незнакомца, нахально возомнившего себя тем, кто в самом деле может вот так вот яростно решать, как ему обходить насущные проблемы стороной и кого прихватывать за руку, ей было нечем дышать. Так случалось очень редко, она практически забыла уже, что такое, когда злоба перехватывает горло своими липкими щупальцами и давит на самый кадык. Когда язык начинает не слушаться от вопиющей справедливости, а мыслей становится в голове столько, что сознание не поспевает за тем, какую фразу лучше выпалить, несмотря на статус и лоск стоящего мужчины рядом, чтобы закончить этот горе спектакль.

[indent] — Заплатишь? Серьёзно!? — нет, ну право слово, что за люди такие пошли? Неужели, действительно, в каждом богатом человеке скрывается то самое гнильцо, которое каждый из них так усердно прячет за внешним шиком и блеском? Янтарные глаза девушки округлились и без того, не меняя своей выразительности и искрометности эмоций. Сказать, что Тапиа была сейчас в шоке, так это ничего не сказать. Даже пальцы до побеления сжали несчастный блокнот, которым она приготовилась отхлестать паршивца за то, что абсолютно не стесняется в своих выражениях и предложениях.

[indent]— Тут тебе не театр, а я не нанималась в актрисы. Просто скажи этой девушке, что она тебе не по вкусу, зачем так извращаться?! — она восклицает, явно не понимая, как можно в принципе играть на публику и доказывать что-то кому-то таким вот образом. Ведь между людьми существует коммуникация, как вербальная, так и словами через рот, когда можно просто поговорить, обозначить свои границы, дать понять прекрасной половине человечества, что этот ужин останется ужином, без перехода в отношения с последующим созданием новой ячейки общества. Она была простой девчонкой. Забиякой, с огромной дырой внутри из целостного, ледяного одиночества. Ей не претило говорить открыто, даже если за такую правду приходилось получать в нос от недружелюбных соседей с параллельного квартала, или какой-нибудь девчонки-выскочки, которая считала себя круче остальных. У Дефне всё было просто: нравилось что-то или нет - скажи. Разозлилась или не устраивает - скажи. Зачем в целом так усложнять ситуацию, вынуждая блондинку с ногами от ушей нестись за объектом своей страсти на высоченных каблуках, отбивая барабанную дробь по деревянной мансарде.

[indent] — Я в этом участвовать не... — очень уверенно бросила в лицо кареглазому незнакомцу Дефо прежде, чем эти горячие, сильные руки снова прижали к себе, накрывая губы напористым, непрошенным, упрямым поцелуем. Как раз в тот самый момент, когда его "пассия" доковыляла на своих огромных каблуках, замечая продолжение игры, что затеял мужчина по собственным интересам. «Какого дьявола он творит!» На бледных щеках практически тут же выскочил легкий, но очевидный румянец, а остатки воздуха, которые так стремительно сжигались под её праведным негодованием и вовсе испарились. Тапиа оказалась в ловушке. Ещё никогда ранее она не чувствовала себя такой беспомощной. Блокнот с шелестом белоснежных страниц вывалился из дрогнувших пальцев за спиной у бизнесмена в тот самый момент, когда очередной вдох не сменился выдохом. Всё закончилось в огромной паузе, её сильном стремлении вырваться из крепких объятий и тот самый протест, загоревшийся не только смущением от внезапной близости с мужчиной, но и попытках разжать собственные губы и вдохнуть. Ей срочно нужен был воздух, но его не было. Нос щекотал приятный аромат парфюма от незнакомца, кожу ладони обжигала чужая, широкая рука, мягко сжимающая пальцы, не терпящая возражений, ведь попытавшись выбраться, как только губы на мгновение под силой собственного упорства разжались, он снова и снова её придвигал ближе, накрывая своими губами. «Я сейчас задохнусь...» Блондинка за стеклом буквально превратилась в столб с открытым ртом, как только на глазах родной тёти развернулся апогей всей ситуации, где в главной роли по-прежнему оставался этот темноволосый, высокий брюнет, имеющий хватку самой настоящей акулы.

[indent]— Как ты смеешь! — как только угроза в лице той блондинки для него миновала, Тапиа не заставляет себя долго ждать. С силой толкает мужчину в грудь двумя теперь уже свободными руками, явно давая понять, что так больше продолжаться не может. Их горячее кольцо из губ разрывается. Наконец-то живительный кислород, которого всё это время чертовски не хватало. И дело здесь было не в толерантной попытке помочь, без оплаты, естественно. Здесь было дело чести, которую кареглазый просто растоптал. Раздавил своими теплыми, мягкими губами, сильными руками и свежим ароматом парфюма, что всё ещё предательски щекотал нос. Девушка прижимает дрожащие пальцы к своему рту, который перекосило от спазма в коктейле ненависти, злости и смущения. Всё это отражало злой, немой конфуз, когда пульсирующие губы сжимаются в едва различимую полоску, стараясь спрятать за всем этим не только гнев, но ещё и собственные, слишком под кипевшие эмоции. Она чувствовала себя униженной, поэтому пощечина прилетела безоговорочно быстро и звонко, со всей силы, которой хватало трясущимся рукам и лихорадочным глазам, в которых сгорела янтарная смола, чуть потемнев.

[indent]— Люди - не игрушки. Будь ты и твоя пассия прокляты! — наклонившись за упавшим ранее блокнотом и выпавшей ручкой, девушка чувствует, как колотится сердце в груди, будь её воля и не рабочая смена, то точно устроила бы ему настоящую взбучку. Но работа не ждёт, как и вряд ли её слова в порыве чистого гнева, что-то донесут до этого высокомерного и очень богатого человека, который ценит только свой комфорт и не беспокоится о чувствах других. О том, например, что это её первый поцелуй с мужчиной, который рыжеволосая точно себе совсем не так представляла, о том, что она на работе и за стеклянными, широкими окнами смотрят другие посетители и её начальник в том числе. Ему было всё равно, а что до неё... Пальцы крепко прихватывают блокнот и рыжая выпрямляется в спине, остро сохраняя в себе желание больше никогда с ним не встречаться. В противном случае, пощёчиной этот наглец точно не отделается. Но жизнь имеет своё непревзойденное чувство юмора, о чём Тапиа узнает чуть позже.

0

19

Tōdō Aoi
✦ fandom ✦
https://64.media.tumblr.com/f5c9abc2f4b23a5f76cc0313950ccb05/b4129548d9f0049b-94/s540x810/702557967829fff57dcec4b30f7eab5065313508.gif


Тодо Айо - студент третьего курса школы Киото и лучший друг Юджи. С первого взгляда он может показаться ужасно агрессивным и помешанным на драке шаманом, но... На деле всё не совсем так. У Тодо есть лишь один минус - он ненавидит скучать и людей, которые не хотят прогрессировать. Айо требователен к себе и своему другу, что позволяет Юджи получить не только поддержку в нужный момент времени, но и правильные наставления. Они с Юджи похожи тем, что оба обладали огромной физической силой в юношестве, вот только если Итадори не пользовался ей для развлечения себя, находя другие способы получить удовольствие от жизни, то Тодо очень быстро наскучили люди и он искал удовольствие в битвах, пока не встретил свою будущую наставницу.

"Какие женщины тебе нравятся? Подумай, твой ответ может сказать о тебе куда больше, чем покажется на первый взгляд!"

Его идеал  - Такада Нобуко. Айдол, с которой Тодо хочет встречаться и женится на ней, а от того всячески ненавидит правило, которое запрещает айдолам встречаться с кем-либо. Он обожает высоких женщин с большой грудью, считая это совершенно не скучным. А вот кого находит, так это Мегуми. Но с ним и понятно, он вообще у нас слишком смурной и шутить не хочет... О! Я говорил уже, что Тодо имеет высокие стандарты к людям, а потому ухаживает за своей внешностью и следит, чтобы его волосы всегда опрятно выглядели?


Если вы любите сильных персонажей, способных в юмор и смешные сцены, то Тодо ваш выбор! Несмотря на то, что акция сумбурная, я буду ждать появления своего друга на форуме, дабы утащить его в воспоминания о школе (которые реальные, а не просто мысли Тодо, да?) или же на простое общение. Айо восхитителен, ведь он показывает по настоящему сильный тип личности, который невозможно сломать, даже в тяжёлых условиях.
Приходите! Мы даже разрешим вам ударить мегуми по балде :3


пример вашего поста

Чистый лист.

Мы всегда представляем, что начинаем новую жизнь именно так. Переворачиваем страницу, оставляем прошлое далеко позади и стараемся сделать вид, что никакие буквы не просвечиваются через, достаточно плотную, бумагу. Чернила, от ручки или печатной машинки, никак не смущают нас, ведь они не помешают нацарапать новое слово, с которого начнётся рассказ о твоих дальнейших похождениях. Ты будешь старательно выводить рукой буквы, закрывая всё то, что оставил позади, словно закрашивая неудачные моменты твоей жизни, заставляя твой мозг просто перестать воспринимать это. Вот только эта попытка обнулить, всегда обернётся провалом. Наше сознание ужасно любопытно и люди, по своей простоте, часто недооценивают это чувство. Первое, чему тебя учат, когда ты попадаешь в специальные отряды – уничтожать любопытство. Тебе не нужно знать, что находится по ту сторону страницы у человека. Ты не имеешь права спрашивать его, почему он принимает те или иные решения. Смысл только в одном – устранении. Джеймс привык действовать, он отвык от рассуждений, воспоминаний, даже от чувств. За столь долгое время в специальной камере и обнулении, его жизнь так часто начиналась с чистого листа, что теперь Властелин колец кажется лёгкой сказочкой, достаточно простой для освоения, нежели чем все события из его головы. Сейчас они горели, выжигались через страницы и превращались в болезненные шрамы, кровоточащие и требующие внимания.

Когда он попал в этот современный мир, уже будучи пойманным сотрудниками ЩИТа и Стивом, последний подарил ему блокнот с ручкой. Маленький такой, чтобы в карман рубашки или штанов влезал без особых проблем. Там Стив отметил несколько вещей, с которым ему придётся столкнуться сейчас и попытаться понять для того, чтобы взаимодействовать с миром. Это были самые первые страницы, которые нужно было воспринимать, как основные. А дальше, по идеи, Баки должен был заполнять уже какими-то своими интересами, важными вещами для изучения и восприятия мира. Кто помогал Роджерсу в заполнении его блокнота Солдат точно не знал, как и не спешил с подарком. Вместо того, чтобы приниматься к потреблению пропущенной информации, Барнс сделал иначе. Он перевернул книжечку вверх ногами и начал записывать с конца имена. После каждой ночи, добавляя по одной – две новой фамилии, формируя таким образом целый список, с которым и придётся в дальнейшем что-то делать. Баки помнил их, как наводил на них прицел или же убивал собственноручно, как запоминал их маршрут, деятельность и подстраивался под обстоятельства, дабы быстро устранить цель без лишних свидетелей. Последних было записывать тяжелее всего. Дело не в том, что свидетелями убийства становились разные люди и их имена не значились в делах, а потому и в памяти сохранялись только образами. Просто с этими Барнс чувствовал себя хуже всего.

Щит настоял на психологическом лечении, обследовании и удалении возможных «кодов», оставшихся после Красной комнаты в голове, дабы такие инциденты не повторялись вновь. Помогли с восстановлением документов, даже помиловали за убийства, в чем Барнс был не то, чтобы согласен, но Стив сказал, что так сейчас будет проще. Благодаря этой же организации он снял небольшую квартиру, где тут же были выкуплены все остальные комнаты. Кажется, слева жил оперативник, помогавший Шерон Картер, а сверху два сержанта, которых Баки видел рядом с Наташей Романофф. Двумя этажами ниже комната, в которой никто никогда не появлялся, но тоже выкуплена неким голубоглазым блондином, с очаровательной улыбкой. Тут же заработали все камеры на парковках и около дома, а в его квартире то и дело у Альпин появлялся свежий корм. Барнсу было сразу понятно, что без внимания его не оставят, особенно учитывая количество желающих оторвать ему голову за всё содеянное. Потому и воспринимал это не как «вмешательство», а как логичную попытку если не предотвратить массовое побоище, то как минимум вовремя среагировать.

Лечение же проходило по методу наблюдения и тестов. Стабильность мозговых волн, проверка рефлексов, реакции действия. Кровь брали только когда Барнс выглядел хуже всяких иных дней, но и это происходило не часто. Несмотря на то, что спал он на полу около открытого окна, Барнс всё ещё умудрялся выглядеть лучше многих людей на улице, и не только благодаря сыворотке или развитой форме. Он просто знал, что такое бритва и банальная зарядка.

Этот же день был иным. Будучи шпионом, вы начинаете замечать изменения вокруг вас, даже если не особо хотите этого. Утром кто-то новый заехал в квартиру сверху. Баки даже помог занести им диван, поскольку остальные соседи (как бы это ни было странно) в рабочее время отсутствовали. Бегло осмотрев людей, зимний счёл их вполне обычными людьми. Пусть и парень работал в какой-то айти компании, но явно был далёк от службы. Борода была выбрита криво, да и осанка оставляла желать лучшего. Девушка же была из какой-то стерильной профессии. Её ногти были короткими, глаза внимательными. Джеймс сделал вывод, что она была медсестрой в одной из клиник, располагавшихся рядом с домом.  На терапии же, психотерапевт счёл состояние Барнса умеренным и сообщил, что на следующей неделе может не приходить. При том что у них не было даже особой беседы. А по пути домой ему неожиданно захотелось взять лишний стакан с кофе, поскольку оставленное открытым окно вдруг оказалось закрытым.

Чистый лист помогает нам начинать многое с самого начала. Переезды, устройство на работу, даже знакомства. Мы пытаемся сделать вид, что старые проблемы остались позади и они нас больше не волнуют, но только у Баки был список. И когда он добрался до квартиры, то точно понял кто именно постоянно навещал Альпин. Её имя звучало уже, оно стояло на одной из первых позиций в воспоминаниях. Именно ей, как казалось Барнсу, он разрушил жизнь сильнее всех. Поскольку она была жива.

Хороший шпион знает, когда его объект возвращается и уходит. Хороший шпион знает, когда ему следует заметать следы, но сегодня дверь Джеймс открывал не ключом. Мужчина аккуратно повернул ручку, наблюдая, как женщина с рыжими волосами держит в руках белого кота, а тот лишь нагло мурлычет.

— Так вот значит почему ты каждый раз ходил таким довольным, — ухмыляется он, закрывая за собой дверь, не забывая задёрнуть щеколду, — кофе?

Бионическая рука, в которой находился небольшой картонный поднос для кофе, аккуратно поставила его на небольшой стол. Сам же мужчина прекрасно понимал, к чему всё идёт, но старался как можно сильнее оттянуть этот вопрос.

— Рад тебя видеть, Наташа, — на лице появилась лёгкая неподдельная улыбка, с которой он сделал несколько шагов вперёд, снимая куртку.

0

20

sangonomiya kokomi
✦ genshin impact ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/127/340284.gif


Знай врага и знай себя: тогда в тысяче битв не потерпишь поражения. Кудзе Сара и Сангономия Кокоми прекрасно это понимают. С тех пор как началась война, лидеры противоборствующих сторон посвятили немало бессонных ночей мыслям друг о друге. Во время составления стратегий, на поле брани, перед сном — они могли лишь думать о своём враге. Чем больше они понимали друг друга, тем сильнее становилось желание победить. Они — два краеугольных камня, без которых армии распались бы подобно карточному домику.
На этом свете не так-то и легко найти достойного соперника, но Саре и Кокоми с этим повезло. Похожие, но разные — они имели одну цель, но шли к ней разными путями. Каждый умерший солдат уносил с собой частичку души командующего, чей приказ обрёк его на смерть. Пока герои гибнут, подлецы плетут интриги в безопасности столиц. Сара это понимала, но ничего не могла поделать. Она молния Сёгун-сама, она дочь семейства Кудзё. Но если так продолжится, эта война погубит Инадзуму.
Всё изменилось с появлением новой переменной. Путешественник помог развязать гордиев узел и дал шанс двум лидерам положить конец этой самоуничтожающей войне. Многим известен их официальный результат, но лишь единицы знают, что истинные переговоры без цензуры и зрителей проходили днём ранее. Лишь Сара и Кокоми, тет-а-тет.
Сара всегда думала, что она знает свою соперницу, но всё же недооценила её. Кокоми оказалась куда более хладнокровной и решительной. В отличие от неё, она была готова пожертвовать всем ради достижения цели. Быть может позднее Сара и осознает, что отчасти это было актёрской игрой, но будет уже слишком поздно. Погрузившись в её бездну, не так-то и легко выбраться оттуда.
Мир заключённый между двумя сторонами также стал началом тайных отношений между её лидерами. А если быть точнее: война теперь шла лишь между ними двумя. Даже если влечение друг к другу являлось неподдельным, ни одна из этих волевых женщин не были готовы уступить друг другу. Кто знает, когда начнётся новая война. Чтобы предотвратить её, необходимо пленить душу и сердце соперницы. В любви, как на войне, все средства хороши.


Вороне нужна её рыбка в пару. Лапс, оформление, размер: как и подобает вороне, я всеядна и готова адаптироваться под хотелки соигрока. Но как видно из заявки, я не вижу Кокоми краснеющей от одного прикосновения стесняшкой. Это мудрая женщина, которая несла на своих плечах судьбу проигрывавшей фракции и в итоге добилась победы. Ей вероятно недостаёт опыта отношений, но она тот ещё манипулятор, не сильно уступающий Яэ гудзи в этом ремесле. Сара тоже не лыком шита, но у неё есть слабости безответный краш, которыми умелый стратег непременно воспользуется.
Я не против жевать с тобой стекло, но этих двоих больше вижу в ромкоме. Госпожа Кокоми: в любви как на войне. Столкновение двух сильных индивидуальностей в самых разнообразных условиях. Ярмарка комиксов Инадзумы, пустынный парк аттракционов, винный фестиваль в Монде — это лишь одни из многих примеров. Поверь, нам будет где разгуляться!
Люблю общаться, артам и хэдами друг в дружка бросаться. Не люблю, когда общение сводится к «пост сдал, пост принял».
Приходи, рыбка. Я дружелюбная ворона. Кусаюсь, только если попросят~


пример вашего поста

Искать покой в монотонной работе — Броня прекрасно знала достоинства и недостатки проверенного временем успокоительного средства. Глядя на вошедшую в кабинет Зеле, пришлось столкнуться с одним из побочных воздействий.

Чем дольше игнорируешь первопричину, тем сильнее эффект, когда рана наконец-то даёт о себе знать. Контроль над своими эмоциями — основополагающее качество любого лидера. Будущая Верховная Хранительница еще с малых лет обучалась самодисциплине. Эмоциональность — непозволительная для неё роскошь. Но почему-то одного лишь появления Зеле достаточно, чтобы на душе потеплело. К сожалению, счастье встречи оказалось до боли скоротечным. Прозвучавший вопрос вырвал разум из объятий сладких грез, вернув в жестокую действительность.

Сейчас в Белобоге происходило столько всего, что один лишь ответ на такой простой вопрос мог занять несколько часов. Тем не менее возникло шальное желание пройтись по всем, хотя бы первостепенным проблемам, имея Зеле в качестве слушателя. В лучшем случае бравая воительница подземья отправится в страну сновидений где-то после четверти заготовленной речи. Административные дела — явно не её стезя. Зеле — человек действий. Этим своим качеством, помимо всего прочего, она привлекала Броню, даже заставляла ощущать легкую зависть.

Броня вдруг резко встаёт и протягивает через стол руку, хватая Зеле за плечо и притягивая её к себе. Аккуратно сложенные в стопки бумаги рассыпаются во все четыре стороны. Пропади все пропадом! Важная лишь девушка напротив. Её сладкие, манящие губы, вкус которых хотелось испробовать с самого момента их знакомства…

Голова невольно опускается, прерывая зрительный контакт. Тихий вздох смешивается с ироничным смешком. Броня не столь решительна, чтобы претворить задуманное в жизнь. Уже сама фантазия, столь явственно воспроизведенная перед мысленным взором — огромный подвиг и проявление небывалой решительности. Вот Зеле вполне смогла бы проделать нечто подобное. Даже без особо видимых последствий. Просто отдаться во власть желаний и на какое-то время забыть про весь остальной мир. Броня же не могла себе такого позволить. Она в первую очередь Верховная Хранительница. Благосостояние Белобога, нет… всего Ярило-6, важнее её личного счастья, а уж тем более — сиюминутных прихотей.

— Всё только начинается.

Откинувшись в кресле, Броня вновь посмотрела на Зеле. Можно было не сомневаться, что подруга заметила краткую потерю внимания. К счастью, она вряд ли догадается о том, какие непотребности порой мелькают в голове Верховной Хранительницы. Броня скорее предпочла бы оказаться запечатанной в вечной ледяной темнице, чем раскрыть подруге свои тайные желания. Слегка покрасневшие щеки свидетельствовали о том, что она еще не успела отойти от своих диких фантазий. Вот оно — очередное последствие хронической усталости. Ладно бы — безобидные грезы, но то же самое может произойти при принятии более важных решений. Отдых — часть работы, но подождут ли все проблемы, пока Верховная Хранительница восстанавливает силы? Конечно, нет.

— А ты не думала о том, чтобы присоединиться к Безымянным и бороздить бесконечные просторы нашей галактики?

Вопрос, который Броня скорее хотела задать самой себе. Казалось бы заманчивая перспектива, но даже в самых диких своих фантазиях она не могла представить жизнь вне Белобога. Долг превыше всего. Но сможет ли столь приземленная личность направлять свою страну в эпоху возобновления контакта со всей вселенной? Легион Антиматерии — не единственная проблема, с которой предстоит столкнуться Белобогу. Если даже в рамках крохотного Белобога люди умудрялись устраивать междоусобицы, можно не сомневаться — на бескрайних просторах вселенной найдутся недоброжелатели, помимо последователей пути Разрушения. Их знания, навыки, связи во много крат превышают возможности Белобога. Побывав единожды на поезде и взглянув на Ярило-6, напоминающий голубую жемчужину, в моменты слабости возникало ощущение, будто в небесах может появиться огромное лезвие и одним своим могучим ударом разбить хрупкую жемчужину вдребезги.

0

21

prince sapphire
✦ sailor moon ✦
https://i.postimg.cc/rwnJ6w5Z/image.png


ветер налетит тихий, лебединый.
и зажжемся мы вспышкою единой,
как прощанья стон, долог и тяжел;


ты мое боязливое воспоминание.
без признательности. без нежности.
пара строк раскрытой книги.
я с трудом вспоминаю наше детство
- тогда мы по-настоящему, в последний раз, любили друг друга.

отрезвевший и одинокий, ужасно утомленный без твоих касаний к руке затянутой в плотную перчатку.
уложи свою тёмную макушку мне на колени. молчи о прошлом, вырисовывая кончиками пальцев сбитую пыль взлетающую в воздушную киноварь заката.

быть может, я был слишком жесток с тобой.
быть может, я слишком мало был.
твоя близость обостряет мое одиночество, потому я никак не могу подобрать нужных слов.
розовый индийский атлас и камфора, твои волосы по прежнему непослушно лежат в ладони.

все погасло.
мир не дрожит.
мир мёртв.


алмаз без сапфира зрелище грустное.
мне надо вотэтовотвсе и еще немного больше.
я не хочу тут расписывать кучу кинков и прочее инцест инцест инцест
но точно тебе скажу, что я жду от потенциального сапфира охуенных постов мурлыканья во флуде, в тг и готовности знакомиться с моими отбитыми мальчиками - это весело, тебе понравится. так что если ты не пиздливый, то заявка не для тебя.
мы кошачески прекрасные и очень тебя ждем.
особенно я, ну естественно. буду насиловать носить на руках и не только.


пример вашего поста

в лс

0

22

james barnes
✦ marvel ✦
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/8/714899.png


на древней бумаге верующие когда-то выцарапали: бог создал сновидение, чтобы указать путь спящему, глаза которого во мраке, — я бы сказал, что война сотворила тебя таким, чтобы показать миру настоящее человеческое раскаяние. (мы встретились, чтобы однажды ты напомнил мне об утраченной человечности, поэтому я всегда буду говорить о тебе в третьем лице — как о прошлом, в котором остались, и моё холодное отчуждение, и моё горе, и твоя вымученная улыбка, и твоя бесконечная жажда жизни.)

я прочёл сотни украденных страниц о тебе, твоей жизни и твоём потерянном имени, и теперь я прикован к языку твоего молчания разъедающим сожалением — а это будет покрепче крюка варуны, на котором древние тащили умершего к истокам подземных вод.

(что ты чувствуешь, когда сидишь в одной со мной комнате?)
когда ты, озлобленный необъяснимым страхом, смотришь на меня, я складываю руки за спиной и вежливо рассуждаю о смерти, как будто принимаю превосходящего по силам противника. я вкладываю в твои руки пистолет не потому, что хочу убедиться в твоём выборе, — где-то внутри я ещё надеюсь, и всё-таки я узнал о тебе достаточно, — мне хочется увидеть, как ты наконец принимаешь свою жизнь. и если когда-нибудь тебе некуда будет бежать и негде будет спрятаться, просто вспомни адрес, выписанный на твоей старой фотокарточке — тире и три точки.


ищу джеймса не в пару, но на сомнительноетесное взаимодействие и сюжет. нежно люблю этот дуэт, да и у кого в каноне от этих двоих не поднимается температура, покажите пальцем. оговорюсь, что частично учитываю канон сериала «сокол и зимний солдат», но без фанатизма, сюжет нам двоим могу построить в таймлайне пострафта, потому что засиживаться в тюрьме дольше, чем на несколько лет — не планирую. мне нравится ветка с хайль_гидра и иже с ними, но у меня не дарк!версия, а очень уверенный середнячок с серой моралью и самыми обыкновенными человеческими проблемами. искренне считаю, что эти двое идеально сочетаются по уровню мышления, характерами и вообще способны найти общий язык в отстройке общих планов на будущее, но если мои планы тебе не понравятся или покажется, что это уже ту мач — без проблем, я готов искать любые точки взаимодействия. благословляю любой твой дуэт, но если решишь опрокинуть чувство гордости и убежать за стивом — благословение будет не от всего сердца.

стоит добавить, что у меня много личных хэдканонов на земо и переосмысенный канон (например, мой земо - серб, но с немецкими корнями), я играю кроссовер с мастером и маргаритой и устраиваю забористые тусовки на балканах на пару с дьяволом, при желании с удовольствием тебя во всё это впишу. заглядывай в лс с примером поста и какими-нибудь набросками планов, и я заговорю тебя до смерти.

aesthetic


пример вашего поста

не забудь подогреть, написала хайке на исчерканном блокноте, где до этого оставляла свои распоряжения горничной, и теперь, после её отъезда в акке, йована каждый вечер выкладывала этот листок на прикрытый тарелкой остывший ужин; соус ещё тёплый, я сварила его после полудня — давайте помогу, почему у вас такой обеспокоенный вид?

утром я видел в саду красивую женщину, осторожно отозвался земо, нарочно выдержав паузу, будто ему требовалось время, чтобы сделать свою речь мягче и не вызвать никаких подозрений, она чем-то очень похожа на вас, я видел её около западного крыла с вашими чемоданами — эта женщина, она заменит вас, но почему вы решили уехать раньше времени? у вас что-то случилось?

чёрный грифель замер над крошечным блокнотом, йована подняла глаза и наморщила лоб, словно виновато улыбалась своим мыслям. вам померещилось! здесь никого не было, и карандаш снова полетел дугой по листу, мы много раз обсуждали это с вашей женой, я думаю, herr zemo, вам стоит больше отдыхать, последнюю неделю вы очень плохо спите.

да сколько же можно вам повторять, я не немец, я родился и вырос в белграде — точно также, как и вы, бесстрастно сказал он и протянул ей пустую чашку, стараясь держать так, чтобы его рука не дрожала от усталости, — так вот, эта женщина, о которой я говорил, она шла по саду босиком и на ней было ваше летнее платье, я постарался с ней заговорить, узнать кто она и зачем пришла сюда, но она только раз взглянула на меня и тут же отвернулась, будто не захотела иметь со мной дело, когда я вышел в сад после полудня, её уже не было.

йована отложила свой блокнот и налила кофе, может быть, это я слишком устала, продолжила вдруг она, выставив перед ним блюдечко и чашку (вот только её голос звучал иначе, будто в нём вдруг случилась какая-то необъяснимая перемена), может быть вы правы, может быть нужно доделать дела, собрать свои вещи и уехать вечерним поездом, очень тяжело жить в этом доме, в этом городе, поймите, порой от такого однообразия можно огрубеть — и оглупеть тоже, простите меня и не сердитесь, я сегодня же покину ваш дом.

гельмут насторожился: голос йованы почудился ему за левым ухом, как будто её рот только немо открывался, а звук и всё, что подразумевалось под этим деловитым отчаянием — звучало отовсюду сразу, по всему дому, по всем его комнатам.




уже в рафте моя камера каждую ночь издавала звук, похожий на этот голос. однажды, проснувшись от его скрежета, я растерянно вскочил с кровати, и меня вдруг пробрало такой силы дрожью, что пришлось упереться спиной в стену.

я тут же узнал твой голос — тогда, это был твой голос, йована говорила им со мной — я дрожал, но не потому что боялся тебя, я дрожал, потому что был в ужасе от мысли, что смог забыть его. в те минуты, когда время застыло во мне чернеющей пробоиной в мозгу, я впервые почувствовал, как моя жизнь теплеет под твоей внимательной рукой — пальцем ты нарисовал смерть на моем лбу, и она вдруг застыла где-то впереди, как застывает во времени слабая кадмиевая корочка в морских сумерках моне. в эту минуту чувствуешь то, что немцы называют zweisamkeit, потому что время между нами вдруг обратилось augenblick.

мне тогда показалось, что наша встреча далась тебе нелегко — было необходимо, чтобы сотни вещей совпали между собой: гора снега под ногами у входа в заброшенную боснийскую церквушку, вымоченная в миљацке зеленая куртка хозяина херцег, мелькнувшая на углу ирбины, выпачканное в подтаявшей грязи окно лобби, за которым ты разглядел мою военную форму — ну, как всякое пятно на ковре бросается в глаза, когда человек страдает от скуки в ожидании чего-то, — и, главное, совершенно одуряющий запах турецкого кофе с кардамоном, который кто-то пролил на подлокотник моего кресла — тогда, ранним утром, посреди затхлого речного воздуха и взмокшей шерсти от человеческого пота.

в молодости некоторые люди пугали меня своим совершенством, как пугают шизофреников округлые формы. после встречи с тобой я растерял эти ориентиры, совершенство кажется мне пустым звуком, но я знаю точно: у него определённо твой голос.





Местные в этой стране старались обходить стороной молодых офицеров, особенно тех, на чьих плечах вязались красные нашивки добровольческого корпуса, — было что-то такое между ними, как между рассорившимися соседями, не сумевшими поделить пуд соли или пакет молока. Правда, когда Земо впервые исключительно вежливо заговорил с портье, он как будто удивился — сказал, что не видел ничего подобного раньше, чтобы в таком юном возрасте и уже при серьёзном звании.

Ово су само вежбе, ништа озбиљно, — молодой барон смеялся одной своей широкой улыбкой, и портье каждое утро стал приносить для него горстку свежего инжира.

Требало би да се одрекнеш ове глупости, — всё повторял он, тыча в красную полоску на чужом плече и смеясь своим газированным смехом, от такого смеха у всех постояльцев  застревали пузырьки воздуха в горле. — Таким людям, как вы, барон, совсем не нужна такая грязь. Найдутся, среди этих, найдутся добровольцы.

Когда у порога гостиницы кто-то громко окликнул его и преградил дорогу, Гельмут в первое мгновение чуть было не выронил сумку из рук — долго рассеянно метался взглядом по желтовато бледному лицу и всё никак не мог найти объяснения какому-то внутреннему отторжению, которое возникло почти мгновенно, стоило его взгляду встретиться с чужими глазами.

Нестало ти је цигарета? Само тренутак, имам негде.., — очнувшись от своих мыслей, он растянулся в какой-то вежливой, приятной улыбке, бросил сумку себе под ноги и принялся копаться у себя в карманах; тёмно-синяя гимнастёрка сидела на его худощавых плечах мешковато, словно была на несколько размеров больше его самого, но подвязанная крупным, увесистым ремешком на поясе — смотрелась складно, выигрышно обрамляя трапецию его тела. — ...Извините на радозналости, да ли сте из Немачке? Ако вам је згодније, можемо да пређемо на немачки. Ах, вот она, нашлась. Здесь целая пачка — держите, вам хватит до моего возвращения. Oder müssen Sie vielleicht selbst in die Stadt fahren? Ich kann dich nehmen. Wo brauchst du?

На мгновение, мне тогда показалось, что кости в моем теле потяжелели, будто кто-то подложил в них свинцовые шпоры. Что-то внутри меня хотело поскорее отделаться от тебя — придумать причину и сбежать, отдать тебе всё, что у меня есть, лишь бы больше не видеть тебя поблизости, но утренний свет, желтоватый, как спаржевый апатит, высветил для меня твоё лицо, и я понял, что я не смогу вот так просто от тебя сбежать. Что бы я тогда ни сказал и как бы себя ни повёл, ты всё равно бы последовал за мной, — если в тебе и было то самое совершенство, то зачем тебе понадобился такой как я?

0

23

lae'zel
✦ baldur’s gate ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/34/796964.jpg https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/34/699279.jpg https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/34/976226.jpg


Ква ква, ква-ква, квааа ква кваква ква. Ква! Ква-ква кваааа ква к-ква — ква.

Кхм… Это попытка поговорить с тобой на одном языке, я ещё работаю над произношением, прошу это учесть.

Лаэзель, если ты лучшая, то зачем об этом постоянно говорить? Комплексы?

Ладно-ладно…
Мы начали плохо — с подозрений, вражды и обоюдных угроз смертельной расправой. Продолжили подколами и пронзительными взглядами недовольства друг другом, потому что у нас оказалась по итогу общая цель и схожие стремления и надо было умерить свой пыл ради общего блага и выбор пал на пассивную агрессию, вместо активной.

Я тебе не нравлюсь, у меня есть слабости — я боюсь волков, скучаю за родителями и не умею плавать. И я говорю об этом (после раскаленных клещей, но все же говорю) и тебя это бесит.

Тебя учили силе, бесстрашию, отсутствию жалости как к своим врагам, так и братьям. Тебя готовили к служению своей королеве и тебя это одновременно сформировало, закалило и увы, сломало.

Шутка в том, что моя история похожа на твою, но мне кажется, мы обе способны прийти к пониманию того, что каждая из нас имеет право на существование. Потому что это только в наших головах сидит концепт, что победить должен сильнейший, а слабак позорно сдохнуть. Мне кажется, несмотря на разногласия и неприятные, поначалу, сходства между нами (это же конкурс “кто больше травмированный”, да?) мы все же можем прийти к чему-то большему, чем просто терпеть присутствие друг друга пока Тав своим пальчиком выбирает кого взять с собой на очередную вылазку. В плане, пока сражаемся с общим врагом.

Соу… Maybe I am k'chakhi but I am yours k'chakhi. Честно предлагаю энемиз ту лаверс, лучший троп для фема, шо тут думать, надо брать. Я буду твоим красным драконом, которого ты так хочешь оседлать… Давай вырастим то несчастное яйцо вместе в сильную жабку! Но если фем не твоя тема, ТО ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО ВСЕ ЕЩЕ ЧИТАЕШЬ? Но ладно, без фема тоже можно, если хочется просто поиграть во что-то веселое и интересное. Не факт что мы сразу же пойдем искать Ясли гитьянки… Но мне хотелось бы сыграть и покрутить многое. Мы ведь здесь чтоб веселиться и отвлекаться от всего плохого потому что maybe the real treasure was the friends we made along the way.


Заявка в пару, но это опционально, потому что я знаю, не всем нужен фем, но мне нужна моя гитьянки. Но так и знай, я хочу чтоб ты была моим Гринчем, а мое сердечко — Рождеством. Мы сыграемся, если ты любишь играть с юморком, любишь иронизировать даже в драме и многие твои решения можно описать скорее как хаотик гуд. Ещё я за модернау всякие и вообще, открыта для предложений и могу принести и свои идеи в ответ.

Мы с Астарионом видим Тав как гг и у нас в головах — это рыжая высокородная полу-эльфийка с клептоманией и набором очень квэщинабл решений и навыками воришки. Эдакая загадочная харизматичная душа, которая ведет нас всех в светлое будущее через череду взлетов и падений. У тебя это может быть кто угодно, потому что Тав — многогранный/ая шейпшифтер амбидекстр.


весёлости
пример вашего поста

Гермиона надеялась на благоразумие Драко — всё же они оба должны были повзрослеть. Но, кажется, выражение «Мудрость приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один», сработало не только на Роне, но, к её сожалению, задело и Малфоя.
Она сузила глаза на нервный смешок парня. К тому же немалых усилий потребовалось, чтобы не превратить остатки своей улыбки в оскал, когда все её надежды о том, что их случайная встреча будет короткой, разбились от простого движения головы Драко чуть в бок.
Драко не нужен был повод уйти. По всему его виду стало заметно, что после секундной заминки он вернулся к своему прежнему высокомерному виду. Разница была только в том, что теперь в его глазах не читалась привычная высокородная скука. Ситуация его заинтересовала, если не сказать позабавила, и его слова про «героиню войны» только подтверждали это.
Когда Драко вернул вторую коробочку на стойку и изобразил противную улыбку, Гермиона скрестила руки на груди и вздохнула. Её уголки губ лишь на мгновение поднялись вверх.
Напоить бы его тем, что было в коробке из дарджилинга, заварив травы покрепче. Вышел бы, забыв зачем вообще явился в магловский Лондон.
В противоположность Малфою, она совершенно не находила ситуацию забавной, и, как ни пыталась контролировать себя, Гермиона напряглась, а ещё ей было стыдно.
Только вот, почему ей стыдно? Дурацкое чувство заставляет опустить взгляд. Её желваки вздуваются, а рука скользит над палочкой, которую она оставила возле чайника. Будто она ей чем-то поможет.
— Эрл Грей лучше справляется с чакрами. — Гермиона переводит руку от палочки к электрическому чайнику и нажимает кнопку. Тот отзывается щелчком и тихим шуршанием. — Я настаиваю.
Забрав с собой палочку и бросив недоверчивый хмурый взгляд на Драко, Гермиона отходит к чашкам, сервируя всё в точности как делает это для других. Чашка, блюдце, ложка, чайничек, один скон, по которому никогда не поймёшь, насколько он уже подсох, и ириска. Всё будет как обычно, и она не даст никаких поводов…
К чему только? Она явно ощущала угрозу от Драко. От того, что он остался, от едкого комментария про героиню. Но нет, она готова, она будет оставаться с холодной головой, и если Драко не хочет взрослеть, то она, уж так и быть, побудет рассудительной взрослой. Как и всегда.
А потом Драко решает, что если он не скажет ещё чего-нибудь, так день будет прожит зря. Упоминание Рона и то, что в её отношения лезет никто другой, а Малфой, Гермиона синхронно с чайником закипает. И когда тот забулькал и просто клацнув отключился, то Гермиона, не рассчитав силу, дернула упаковку с ирисками так, что те рассыпались вокруг.
— Я здесь не работаю, — зыркнув на Драко, а затем на вход, она явно всё ещё зажато и сдерживаясь взмахнула палочкой, и пока ириски паковались в вазочку, она залила кипяток в чайник.
— Недостаточно обысков было в особняке Малфоев? — вздернув бровь, Гермиона прочищает горло, выставляя с заметным звоном чашку и тарелку с десертом.
Грубо. Очень грубо. Возможно, слишком, но за этой стойкой, с этими заварниками она ощущала себя взаперти и будто напоказ, словно животное в зоопарке, а Драко пришел поулюлюкать на то, как она полощет фрукты в пруду.
— Какое тебе дело до Уизли? У них всё хорошо. — Она поджала недовольно губы и, прочистив горло, всё же добавила:
— И твоя информация устарела. Мы с Роном… не вместе. — С излишним вызовом и горячностью Гермиона закончила свою защиту, в ответ на нападки Драко, взглянув на него прямо и выровняв спину.
Кажется, она впервые это говорит кому-либо. Близкие знали, а остальным зачем знать? Все равно в желтушных газетах он давно ее бросил из-за проблем с алкоголем. Только почему первым должен быть Малфой? Именно в этом ощущалась какая-то несправедливость жизни.
— Осторожно, горячо.
Она опустила заварник на стойку и провела руками над расставленными угощениями, после чего указала на столик у окна.
— Рекомендую секцию с приключенческими романами. Навевает желание куда-то уехать далеко в путешествие.
Наконец она улыбнулась, почти искренне, радуясь тому, что еще пара мгновений, и Малфой уйдет хотя бы в другой угол со своими дурацкими вопросами.

0

24

cho chang
✦ j.k. rowling's wizarding world ✦
https://i.ibb.co/37Kpk08/ezgif-4-82911af109.gif https://i.ibb.co/b2ZkxFk/ezgif-4-d6a1b10d8f.gif


В восемь вечера в Лютном так же как и в восемь утра: тихо, грязно и смердит чьими-то несбывшимися мечтами. Обычно кто-то обязательно спотыкается на соседних старых каменных ступеньках, ведущих вниз (в прямом и в переносном смыслах). Поэтому отборная брань что-то вроде игривой уличной песни в хороших районах – всегда слышится из всех щелей.
Их бар выглядывает в середине переулка, поэтому о нём знают только те, кто действительно часто прохаживается по Лютному до самого конца. На самом деле, в этих местах по-своему спокойно, потому что стабильно. Стабильно неприятно и стабильно страшно, но да, стабильно спокойно. Джо и Лав часто об этом болтают, когда открывают или закрывают ночное заведение. Их беседы похожи на неотъемлемые ежедневные ритуалы. Как брань упавшего пьяного волшебника на тех самых ступенях.

— Слушай, может, поедем на море? — Чанг по скрипучему полу отодвигает в сторону высокий барный стул и встает в привычную для себя позу: левое бедро плавно поднимается выше правого, а обе руки приземляются на оголенную талию, где-то под черной кожаной жилеткой.
— Море? — Лав сразу же оборачивается, опуская бокал с сухим мартини на идеально чистую стойку, и следом туда же ставит локти, подпирая уставшее бледное лицо, уже давно забывшее про веснушки и солнечный свет.
— Ну да, такая большая лужа с соленой водой. — Чжоу немного ухмыляется, хотя улыбка получается грустной.
— У, и ты предлагаешь нам поехать и долить соленой воды в эту лужу? — Браун шутит устало. Им обеим давно уже пора спать. Последний гость ушел более часа назад. Вернее, им пришлось его выпроваживать, постоянно держа пальцы на волшебных палочках. Такие герои здесь каждую ночь. Просто сегодня они обе немного выдохлись.
— Можно и так, конечно, — Чанг всё же находит в себе силы улыбнуться нормально,— но, мне кажется, нам надо отдохнуть.
— А бар? Кто его будет открывать, закрывать, выметать отсюда всякую подзаборную шваль? — Лаванда всегда так нежно использует ругательные слова, что Чжоу только сильнее умиляется совершенному несоответствию тому, как выглядит Браун и кем она, на самом деле, является.
— Сэди? — Они обе синхронно оборачиваются на невысокую светловолосую волшебницу, копошащуюся где-то в углу. Ей около тридцати лет, но Сэди до сих пор выглядит так, словно после лета она поедет в Хогвартс на четвертый курс изучать ненужные ей предметы.
— Слушай, я боюсь, нам некуда будет возвращаться, Джо. Сэди просто забудет его открыть, а твои постоянные гости сожгут её заживо здесь же.
— Может, ты и права.. — Чжоу задумчиво чешет подбородок, разглядывая ничего не замечающую Сэди, которая пытается справиться с метлой, потому что заколдовать её у недоволшебницы не получается. — Тогда попросим кого-нибудь.
— Кого? Никого же нет, Джо.
— Лав, ну прекращай нудеть. Нам надо на море, плавать, загорать. Представь только: ты бежишь по волнам на четырех лапах...
— Я тебя сейчас загрызу...
— Всё-всё! — Чжоу поднимает обе руки вверх, молниеносно капитулируя. — Прости! Но это доказывает, что нам обеим нужен отдых.
— Ну.. Наверное. Ладно. Значит, мы едем на море?
— Да, мы едем на море. И тебе пойдёт розовый купальник.
— Угу. — Лав впервые за долгое время радостно улыбается.

Они обе шутят гораздо жестче, но только если момент подходящий. За пару лет дружбы Джо и Лав научились замечать друг в друге саднящие трещины и молчать, когда им обеим не до обсуждений очередного пьяного посетителя или ночной работы Браун.

Моменты (можно обсуждать!):
✦ Джо, конечно, была популярной девочкой в школе. Первый "синий" эшелон.
✦ Джо ушла из своей сильной, влиятельной, азиатской семьи почти сразу после школы, потому что те её прижали в очередной раз: хотели, чтобы она вышла замуж за того, кого ей подобрали на семейном совете. Это стало последней каплей после другого пресса в стиле "ты плохо сдала экзамены", "какой ещё Седрик, чего ты ревешь?!", "ты позоришь семью, Чжоу" и ещё миллион таких  фразочек.
✦ Джо испытывает огромную страсть к моде и хотела бы в будущем стать модельером, создавая необычную, красивую одежду в стиле гранж. Собственно, родители были против и этого, поэтому мисс Чанг их и послала в задницу, получив блокировку всех счетов и связей.
✦ Джо и Лав начали дружить и общаться, встретившись именно в том баре, про который идет речь выше. В настоящем (им по 20) Джо является кем-то вроде администратора-хозяйки, а владельцем бара выступает её очень дальний родственник (дядюшка, которому лет 26 от силы). Он-то её один и поддержал.
✦ Джо не боится Лав и её шерстяную сущность. Они живут вместе в квартирке над баром в Лютном, и Джо считает свою лучшую подругу "солнышком". Ей не нравится, что Лав работает по ночам официанткой в закрытом кабаре. Их споры о том, что Браун стоит работать только в её баре, никогда не заканчиваются. Но Лав не хватает денег на противоядие, которое она покупает у каких-то маргиналов (по мнению Чжоу), а брать деньги взаймы Лав больше не хочет. 
✦ Им обеим очень тяжело, наверное, поэтому вместе всё как-то легче.

тут что-то про нас с тобой, Джо

Очень жду Джо: играть, хэдить, обмениваться внезапными идеями и просто любить! Тут всё-таки троп на лучших подруг не иначе. Предлагаю все подробности обсудить в ЛС.
А, вообще, у нас с Ронни маленькое общество несчастных постхоговских детей, которые хоть и немного подросли, но знатно потерялись на этих взрослых дорогах. Поэтому хотелось бы, чтобы ты тоже подхватила наши страдальческие вайбы, закатывала глаза на моего рыжего, который, кстати, бросил меня ещё на шестом курсе, а я всё никак не могу в это поверить (ну это его версия, так-то мне просто плохо; помоги от него избавиться, м? хотя бы прекрати пускать его в свой бар).

Парочка хотелок: приходить с хэдами, любить роль, вливаться, быть самостоятельным игроком) Не любить Рона. Ну вот такая вот я змея, да!


пример вашего поста

[indent] Последняя неделя января выдалась неимоверно снежной. Не спасали ни согревающие заклинания, ни горячительные напитки, ни теплые магические подушки, что местные леди носили в своих маленьких пестрых сумочках, чтоб греть замерзшие пальцы в недостаточно комфортных из-за мороза экипажах или в ветреных садах.
Нарциссу же всё время тянуло во двор поместья Блэк – она могла часами стоять под продолжающимся снегопадом, изредка убирая со лба влажные светлые пряди и трясущимися руками натягивая на едва подвижную грудь ледяную шаль. Ничего её не спасало от мыслей про треклятый Париж, чей-то глубокий смех и жестокие фразы в последних залитых льдом письмах, доставленных, кстати, полумертвыми филинами из какого-то чересчур дальнего уголка земли. Она не знала, где теперь обосновался Долохов, какие у него дальнейшие планы и, честно говоря, злилась на себя за то, что ей всё ещё (совершенно секретно) было до этого какое-то дело.
[indent] Ощущение недосказанности или внезапной украденной у неё радости смело могло утянуть её на дно хрустальных бокалов, но мисс Блэк почти себе этого не позволяла. И не потому что так кем-то запрещалось делать (её душа была свободна), а потому что Нарцисса с самого детства взращивала в себе фамильную гордость, которая, правда, немного блёкла, когда мисс Блэк пересекала границу Франции. И кем бы в будущем Нарцисса не стала, в её глазах всегда будет светиться черный цвет.
[indent] Сегодня её немного терзали стыд и легкая головная боль. Покалывающее чувство по всему телу, будто оно онемело от долгого нахождения в одном положении. Хотя, наверное, так можно было бы о ней сказать. Она застыла. Цисси испытывала отрицательные эмоции: злость, недовольство и страх. Там где-то маячило потрескавшееся сердце, и вот сегодня, сегодня ко всему этому коктейлю ещё примкнул стыд. Правда, благодаря совершенно другому мужчине.
Несколько дней назад на одном из тех светских вечеров, на которых обычно ничего путного не обсуждалось, она получила очередную выплюнутую из ниоткуда записку – и нервы её сдали. Во-первых, Нарцисса никогда никому не позволила бы так с собой обращаться, а, во-вторых, она совершенно ничего не понимала. Поэтому отвергнутый ужин и несколько бокалов крепкого красного вина подкосили её ноги, сбавили лоск на красивом лице и немного растрепали идеальный вечерний туалет. И в таком разобранном виде её буквально поймал Люциус Малфой и тотчас же вывел на холодную улицу.
Наверное, если б не его скорость и нежное отношение к ней – об этом конфузе судачили бы те, кому особенно хотелось смешать семью Блэк с грязью. То есть всё высшее общество. С самого утра Цисси чуть кусала губы, вспоминая злой и удивленный взгляд Люциуса, который прижимал её к себе и что-то там тихо цедил, что она, конечно, помнила смутно.
[indent] Их дружба тянулась с самой школы, а то и из далекого детства. Когда-то им удавалось общаться больше, когда-то время проходило друг без друга, но к последним курсам Цисси стала замечать в устремленном к ней взгляде особенный блеск, а в разговоре Люциус почему-то стал иногда теряться. Мисс Блэк прекрасно знала своего близкого друга – им восхищались все курсы, а все волшебницы всех факультетов носили ему записки и яркие сладости не только в день Святого Валентина. Иногда Люциус усмехался, рассказывал что-то интересное, стоя посреди школьного коридора, и замолкал (всего на миг), когда рядом оказывалась Нарцисса. Конечно, она могла бы сделать вид, что совершенно не понимала, что с ним творилось, но раскусила его горазло раньше выпуска Малфоя из Хогвартса. Тогда Цисси приняла решение тактично промолчать, потому что в чувства предпочитала не верить. Мать учила тому, что вся эта романтика отходила на второй план, мешала здравому смыслу – и, на удивление, младшая из сестер чуть ли не единственная ей внемала.
Наверное, если б не злосчастная тонкая переписка, начавшаяся ни с чего, сейчас всё оказалось бы иначе, и она давно бы вышла замуж за.. Люциуса. И не только потому что это являлось лучшей для неё партией, а потому что Цисси знала, что Люц всегда оставался на её стороне. Вернее, ей хотелось так думать. В их мире друзей заводили только глупцы, об этом мать почему-то в своё время не сказала.
И к вечеру мысль о том, что тот огонь в глазах Люциуса мог погаснуть или стать менее ярким, что он в ней усомнился и, возможно, за эти несколько безмолвных дней (ни одной строчки от него) изменил о ней своё мнение – огромной стрелой пробивала её грудь. Нет, его она потерять не могла. Это глупо. Это безрассудно. Это.. страшно. Не из-за писем, не из-за фривольной выходки, ни из-за чего. В конце концов, ещё в школе, в свой последний день они обещали друг другу продолжать быть рядом.
Нарцисса нервно рассмеялась, в очередной раз подумав об этом, чем заставила родителей обеспокоенно посмотреть на неё. Легко отмахнувшись, она поправила теплую светлую мантию на своих плечах и, не дав отцу ничего обронить, шагнула в сторону. — Пойду поищу Люциуса.
Скажи она, наверное, что-то другое, отец бы её крепко схватил за руку и, возможно, даже развернулся бы домой, но имя возможного зятя (да, Цисси слышала раговор родителей прошлой ночью) являлось паролем к продолжению светского раута – сегодня все сливки собрались в поместье Паркинсонов.
[indent] Мантия совершенно незаметно слетала с её плеч, кто-то кивал, глядя ей под ноги, кто-то нарочито радостно звал к себе, но Нарцисса всё пропускала мимо ушей и чуть заметно смотрела по сторонам, ища только одного волшебника. В эту самую минуту ей ужасно хотелось снова увидеть тот особенный блеск в его глазах и немного выдохнуть, взяв его под локоть.
Люциус, всегда такой заметный на каждом приеме, стоял на пустом дальнем балконе, держа в руках бокал с каким-то вечерним напитком. Цисси слегка прищурилась, пробуравив его спину взглядом, набралась смелости (этого было не занимать) и довольно-таки быстро оказалась рядом с ним, сразу же ощутив, что ещё какое-то время зима всё же не собиралась покидать здешнюю неспокойную местность.
— Люц, — теперь она замешкалась, на мгновение почему-то оказавшись в огромном школьной коридоре в окружении кучи бывших галдящих однокурсников, — я рада, что ты сегодня здесь. — Цисси легонько дотронулась до его локтя, но почему-то не смогла позволить себе сжать его как обычно. — Знаешь, я, — опустив обе ладони на холодные мраморные перила, она выдохнула теплый пар, — хотела извиниться за..., — что? — Извиниться за всё. Тогда.
Нарцисса смотрела перед собой. Внизу раскинулся приличных размеров закрытый парк, в котором всё оказалось покрытым снегом: деревья, лавочки, маленькие фонтанчики и множество розовых кустов. Начиналась метель. И Цисси чувствовала, как леденела её кожа, но внутри друг против друга бились страх и стыд, поэтому мисс Блэк только сильнее надавила пальцами на мрамор и снова шумно выдохнула.
Она покорно ждала его ответ.

0

25

kozlov m.a.
✦ topi ✦
https://i.imgur.com/DcCAH9g.jpg https://i.imgur.com/TpJmmc9.jpg https://i.imgur.com/tdyNba6.jpg


кино — кончится лето
би-2 — полковнику никто не пишет

«чудес-то у нас всяких тут — хоть жопой ешь»

[indent] у капитана осунувшиеся плечи и уставший от жизни вид — капитан крутит баранку, сонно трёт глаза, тормозит у самой опушки леса, там, где молодёжь паникует, носятся кругами, черти, чего-то нарыть пытаются, борзят; капитану все эти городские — ни в пизду, ни в красную армию, но алябьев говорит, а капитан его слушает, выполняя команды. капитан просто делает свою работу — ни хорошо и ни плохо, а как умеет.

«полиция, ребят, это вам не благотворительная организация. мне семью кормить надо»

[indent] козлову не стыдно, чего ему от стыда и от совести? помогут они ему разве там, где нужно бумажками расплачиваться? спасут его жизнь, или, может, сохранят его душу, которую он давным-давно уже продал? погоны на плечах и вокруг — ни души, никого, с кем можно разделить эту ношу; значит, всё достанется ему одному — значит, никто не вмешается. значит, жертвовать некем — кроме себя самого.
всё ради сына, конечно.

«раньше в людей верил, а теперь — в бабло»

[indent] козлов врёт, глядя в глаза — тут, в топях, все это делают, иначе не выжить; заботливо, по-отечески шпыняет приезжих, пропащих, тех, кому уже не спастись — почти с жалостью наводит их на ложный след, путает, мешает — кто ж вам поможет ещё, если не полиция, а, ребята?
козлов смотрит, как машина с алябьевым тонет, и понимает, что всё кончено — теперь никто не поможет его сыну.
теперь никто не поможет ему самому.

«дедуль, нет водички попить? сушняк замучил. иначе невозможно вообще больше никак,
никак, сука, тут дальше жить»


приходите! козлов — потрясающий, козлов харизматичный, живой и настоящий. козлов нужен титову — как проводник, как помощник и наставник. будучи правой рукой алябьева, он явно знает и понимает больше, чем титов. знает, как правильно, а как — не очень.
ждём! https://i.imgur.com/ntnKuEo.png


пример вашего поста

ранним утром, когда небо полыхает особенно ярко, денис выходит из монастыря — потягиваясь, хрустит шеей, осунувшийся, острый — острее, чем прежде, тощий; денис идёт по сырой земле, сбивая ступнями осевшую росу, не чувствует ночного холода, не чувствует усталости, боли, тревоги и одиночества.
денис огибает топи — останавливается на развилке, ведущей к мудьюге, — ноги вязнут в глинистой каше. денис слышит, как тикают невидимые часы — стрелка кружит над ними, огибая несуществующий купол, ведёт отсчёт до чего-то, денису неизвестного и, наверное, неприятного.

денис слышит, как шумит поезд — как стучат колёса по рельсам, как состав, снова и снова удаляясь, опять приближается. денис улыбается — сам себе и собственным мыслям, — время скручивается воронкой, затягивая в неё и поезд, и его звучание, и соню — в первую очередь.

— пошла ты нахуй, соня, — денис закрывает глаза, вспоминая кроткий овечий взгляд осоловевших хрустальных глаз, вспоминает складную мягкую улыбку и шёлк волос.
денис вспоминает, как она смотрела на него — вспоминает, как смотрела на макса.
вспоминает, как её слова сочились ядом — он искал в ней спасение, а нашёл погибель, — и воронка становится шире, сметая всё на своём пути; соня глядит в окно и видит бескрайний лес — соня думает, что спасена (денис тоже так думал, когда смотрел на неё), думает, что скоро она окажется дома и всё будет как раньше; денис чувствует её — слышит её мысли, слышит, как она, просыпаясь, кидается к окну, удивлённо всматриваясь в смутно знакомые силуэты, засыпая, чтобы потом всё опять повторилось.

денису это нравится.
нравится знать, что у неё нет выхода — понимать, что она в его власти; принадлежит ему одному, никуда отсюда не денется, пока он не позволит.

(он не позволит)

денису всё это нравится — с каждым днём лишь сильнее; лес смотрит его глазами, слышит его ушами, колышется его неживым сердцем; лес прорастает сквозь него — денис находит в волосах сухую траву, стряхивает её на землю — там, куда она падает, прорастают цветы, — касается руками ветвей старого дуба — тот шелестит денису в ответ своими лапами, рассказывая сказки о былом — о том, чего никогда не происходило, о том, чего никогда не произойдёт и о том, что происходит прямо сейчас.

он слышит каждого — каждого из тех, кто застрял в топях; каждого из тех, кто здесь жил и каждого из тех, кто здесь умирал, чувствует их — ворожит, дёргая за нити чужих судеб; марионетки пляшут — корчатся от смеха сквозь слезы, и денис смеётся с ними — со всеми ними.

(все они — его собственность)

— привет, — солнце слепит глаза; денис щурится — садится на землю рядом с кольцовым — поутихшим с их последней встречи; растерянным, обмякшим, неестественно спокойным (аришка, наверное, постаралась?). денис не глядит на него — жмурится, подставляя лицо холодному солнцу, ведёт ладонью по колючей траве, сбивая сухие одуванчики. денис сам не понимает, для чего ему это и зачем он сегодня сюда пришёл, будто бы ноги сами его привели, — ну чё, как тебе? — денис слышит хохот арины и мотает головой, пытаясь скрыться от наваждения, — хорошо живётся у нас в топях?

разговаривать с кольцовым — как и видеть его — не хочется; не хочется знать о нём вообще ничего — знать его в принципе, но кольцов как клещ, вцепившийся в задницу, никуда деваться не собирается.
кольцов болтается по селу, глупо лыбится; кольцов упёртый и самоуверенный, кольцов не даёт денису ни единого шанса от него избавиться — кольцов заставляет титова чувствовать что-то, смутно похожее на сожаление (сердце противно щемит, титов, закатив глаза, поджимает губы).

кольцов заставляет титова чувствовать что-то — хоть что-то.

(хозяину чувства не полагаются)

0

26

arina
✦ topi ✦
https://i.imgur.com/u5TKYpZ.jpg https://i.imgur.com/HABZ6N5.jpg https://i.imgur.com/QDonyiL.jpg


polnalyubvi — спящая красавица
flёur — формалин

жила-была одна баба. уродливая, завистливая и злая. работала на комбинате, где ей по пьяни в раздевалке приделал мастер, красавчик. и родилась у неё дочка, аринка. красивая — до невозможности, вся в отца. баба эта так завидовала своей дочери, что больше всего на свете хотела поменяться с ней местами. и случилось чудо. одна незадача — дочка, увидев себя в новом теле, от ужаса с ума сошла.

ведьма — заплетает волосы в тугие косы, закручивая в два пучка; смеётся, скалится, обнажая жемчужные зубы — знает всё, но ничего никому не расскажет.
ведьма — кожа гладкая-гладкая, бархатная, а из зеркала глядят чужие глаза, полные ужаса.
ведьма — тонкой кистью касается чужого, желанного, и уводит за собой, увлекая в безвременье, не оставляя пути обратно.

ведьма, что ты будешь делать, когда всё, чем ты жила и чему поклонялась, изменится?


(мы с максом жуем стекло — приходи, с тобой тоже поделимся)
на самом деле, я обожаю ведьм. таких, как арина — особенно. приходите, поиграем в мрачные мистические сказки российских глубинок; будем с вами недолюбливать друг друга, перетягивая на себя кольцова — или работать вместе, пытаясь его спасти.
арина классная, недооценённая, колоритная, и я бы очень хотел видеть её среди нас — на нашей стороне


пример вашего поста

ранним утром, когда небо полыхает особенно ярко, денис выходит из монастыря — потягиваясь, хрустит шеей, осунувшийся, острый — острее, чем прежде, тощий; денис идёт по сырой земле, сбивая ступнями осевшую росу, не чувствует ночного холода, не чувствует усталости, боли, тревоги и одиночества.
денис огибает топи — останавливается на развилке, ведущей к мудьюге, — ноги вязнут в глинистой каше. денис слышит, как тикают невидимые часы — стрелка кружит над ними, огибая несуществующий купол, ведёт отсчёт до чего-то, денису неизвестного и, наверное, неприятного.

денис слышит, как шумит поезд — как стучат колёса по рельсам, как состав, снова и снова удаляясь, опять приближается. денис улыбается — сам себе и собственным мыслям, — время скручивается воронкой, затягивая в неё и поезд, и его звучание, и соню — в первую очередь.

— пошла ты нахуй, соня, — денис закрывает глаза, вспоминая кроткий овечий взгляд осоловевших хрустальных глаз, вспоминает складную мягкую улыбку и шёлк волос.
денис вспоминает, как она смотрела на него — вспоминает, как смотрела на макса.
вспоминает, как её слова сочились ядом — он искал в ней спасение, а нашёл погибель, — и воронка становится шире, сметая всё на своём пути; соня глядит в окно и видит бескрайний лес — соня думает, что спасена (денис тоже так думал, когда смотрел на неё), думает, что скоро она окажется дома и всё будет как раньше; денис чувствует её — слышит её мысли, слышит, как она, просыпаясь, кидается к окну, удивлённо всматриваясь в смутно знакомые силуэты, засыпая, чтобы потом всё опять повторилось.

денису это нравится.
нравится знать, что у неё нет выхода — понимать, что она в его власти; принадлежит ему одному, никуда отсюда не денется, пока он не позволит.

(он не позволит)

денису всё это нравится — с каждым днём лишь сильнее; лес смотрит его глазами, слышит его ушами, колышется его неживым сердцем; лес прорастает сквозь него — денис находит в волосах сухую траву, стряхивает её на землю — там, куда она падает, прорастают цветы, — касается руками ветвей старого дуба — тот шелестит денису в ответ своими лапами, рассказывая сказки о былом — о том, чего никогда не происходило, о том, чего никогда не произойдёт и о том, что происходит прямо сейчас.

он слышит каждого — каждого из тех, кто застрял в топях; каждого из тех, кто здесь жил и каждого из тех, кто здесь умирал, чувствует их — ворожит, дёргая за нити чужих судеб; марионетки пляшут — корчатся от смеха сквозь слезы, и денис смеётся с ними — со всеми ними.

(все они — его собственность)

— привет, — солнце слепит глаза; денис щурится — садится на землю рядом с кольцовым — поутихшим с их последней встречи; растерянным, обмякшим, неестественно спокойным (аришка, наверное, постаралась?). денис не глядит на него — жмурится, подставляя лицо холодному солнцу, ведёт ладонью по колючей траве, сбивая сухие одуванчики. денис сам не понимает, для чего ему это и зачем он сегодня сюда пришёл, будто бы ноги сами его привели, — ну чё, как тебе? — денис слышит хохот арины и мотает головой, пытаясь скрыться от наваждения, — хорошо живётся у нас в топях?

разговаривать с кольцовым — как и видеть его — не хочется; не хочется знать о нём вообще ничего — знать его в принципе, но кольцов как клещ, вцепившийся в задницу, никуда деваться не собирается.
кольцов болтается по селу, глупо лыбится; кольцов упёртый и самоуверенный, кольцов не даёт денису ни единого шанса от него избавиться — кольцов заставляет титова чувствовать что-то, смутно похожее на сожаление (сердце противно щемит, титов, закатив глаза, поджимает губы).

кольцов заставляет титова чувствовать что-то — хоть что-то.

(хозяину чувства не полагаются)

0

27

nicholas d. wolfwood
✦ trigun✦
https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/330/534318.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/330/362565.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/330/302209.gif


ему улыбаться легко. Даже если в ответ Вульфвуд кривится и c хмыканьем отводит глаза, что-то впоследствии бурча с раздражением и трепля с деланной небрежностью волосы, несогласно как будто противясь улыбке, как если бы был ее недостоин. Улыбаться искренне, с мягкой утешанной радостью, найдя в нем живое воплощение того, что Вэш неумело пытался высказать брату.

он видит в нем человека, который был лучше, чем о нем думали; лучше, чем Вульфвуд сам же пытался казаться, отгоняя всех от себя подчеркнутой грубостью и цинизмом отсутствия всякой эмпатии. Эта противоречивая сложность, спрятанная от невнимательных глаз в скорлупе, - для Вэша весомей крохотной горстки людей вроде Мэрил, что как цветы у дороги – редкое исключение из правил, которое сами же люди могли погубить, всего-то случайно сомнув их подошвами в спешке.

для него является значимым то, что Вульфвуд многим не нравился или, может, не нравился совсем никому, и Вэша ободряет его равнодушная резкость и циничная иногда прямота, а также то, что он совсем не старается нравится, а, напротив, пытается точно быть тем, о ком никто никогда не заплачет и с легкостью сможет расстаться, его отпустив.

за темными очками его взгляд усталый, опустошенно-ощеренный, как у животного, что внутренне смирился со смертью, но продолжал скалить зубы, бросаться, стремясь отстоять свою небольшую свободу хоть в малом, пусть перед самым концом, уйдя в затухание смерти по собственным правилам.

при первой встрече он оставляет его настороженным, но узнавание подвергает понимание огранке, давая затем разглядеть настоящие стороны Вульфвуда. Уязвимые, хрупкие, и, прежде всего, человечные, из-за которых Вэш чувствует глупое, может быть, торжество.   

люди ужасны – говорил ему брат, оттого так невероятно приятна эта обманчивость, словно один этот пример вносил окончательность в непростое уравнение природы всего человеческого. Люди не все так плохи, какими могут казаться. Они способны меняться и преображаться под светом хороших поступков, вызволяющих то робкое, нежное, что забилось под черствую корку, когда мир относился к ним слишком жестоко.

Вэшу хочется удержать этот проблеск, отбросить на гладь, поэтому дрогнуть способна рука, чтобы удержать его руку, прося не убивать сгоряча, понапрасну. Отказаться от роли Карателя, не теряя себя и то светлое, что возвращает Николаса обратно в приют, где было однажды несправедливо украдено детство…


Вэш не скрывает своей симпатии к Вульфвуду и действительно видит в нем живое подтверждение того, что любой человек может раскрыться в отличном от изначального - хорошем ключе, если относиться к нему без нетерпимости неприязни и гнева. Вэш и Вульфвуд где-то, возможно, негласно чувствуют друг друга, находя что-то созвучное в своих внутренних детях, и, несмотря на во многом разные взгляды, - им не так чтобы сложно прийти к пониманию. 
заявка не в пару, но против невзамных любовных чувств Николаса к Вэшу не буду. 
играю по Trigun: Stampede и знания его канона будет вполне достаточно. Игрок я гибкий и контактный, заинтересованный во вселенной ребута (но готовый к диалогу с переносом каких-то моментов из манги), поэтому с радостью покручу разные варианты как в рамках канона, так и в альтернативных ответвлениях, в том числе и в других не связанных с Триганом вселенных. От соигрока прошу только заинтересованности в персонаже, способности идти на контакт и не пропадать без предупреждения.


пример вашего поста

слова не идут, мысли не строятся. 

все существует в обрывках, в ошметках, летящих на крае сознания миграцией эхо, и он их не слышит, не видит, не вдумывается, гонимый течением в другом направлении, что словно в застывшем мгновении поражено глухотой и рассеяно мутью поплывшего зрения. Голоса все приглушены. В безмолвии стихли шумы, и касание к клавишам извлекает холодные звуки, неспособные, кажется, жить в пианино, которое, может, и вовсе молчит.

он не старается вспомнить мелодию – палец ступает в бездумном наитии, как бессмысленно двоится действие у слабых умом, и есть лишь начало, но не бывает законченности, только неловкие в своем несовершенстве потуги, что похожи скорее на детские пробы. Его игра, при этом, имеет отдышку утраченной опытности. Равно как у художников не бывает неэстетичных каракулей, так и он не мог обресть несуразность в нажатии, создав какофонию, как если бы пальцы и правда впервые затронули клавиши.

просто он не мог вспомнить: что следует за глубиной монофоничного звука и как продолжить одиночность вступления, что канет как слезы, срываясь со звонкостью капель со струн? По щекам? И звучание, и касание действуют на него гипнотично, притупляя внимание за гранью нажатия-звука, как будто он неспособен ухватить что-то больше, чем то, что непосредственно было пред ним, сужаясь до тонкой полоски луча его зрения. 

в воспоминаниях музыка тоже совсем не играла, пусть, казалось, он может нагнать это эхо, что доносилось до памяти как позабытое слово, давая крошечные, непослушные словно подсказки, что удирали от прикосновений внимания с пугливостью стайки чьих-то детенышей, которых, возможно, он никогда и не видел живьем… Эта музыка доносится откуда-то издали, из недр далекой, недосягаемой комнаты, и Эрикс пытался найти ее в этом доме – завороженный, отстраненно-блаженный, почти что пугающий голубой пустотой своих глаз, что могла яростно вспыхнуть испугом, если кто-то вдруг неожиданно звал его или решался притронуться. Отблески прошлого уносили его далеко, но касания возвращали обратно в физичную тяжесть, как будит от сладости снов внушительный шаг палача, и это не был страх перед чем-то или кем-то в окружавшем его ореоле реальности, это был резкий и едкий ужас утраты. Страшнее, чем, может быть, он когда-то воспринял потерю руки, что теперь навсегда замолчала даже в болезни, оставив его половинчатым, незаконченным, несовершенным, как и само ощущение души, что, задохнувшись от плача, предпочла немоту.

он ощущал себя отмершим. Не до конца оформившимся в своем измерении, точно бледный эскиз в упрощенных фигурах, который только слегка напоминал человека, и все, что было вокруг – соответствовало листовой белизне, низвергая детали до фигуры по центру. Он жил в себе и не всегда слова достигали сознания, входя в пределы осознанной слышимости, хотя все время что-то звучало – ведь иначе и быть не могло, - просто Эрикс редко пытался услышать, и бездумно, бывало, смотрел в пустоту, будто разум его отлетал, как душа прощается с умершим телом.

это был определенно конец. Под стройное звучание нот, что чередовало спокойствие с волнением переливов тональности; под голос, что ломал его кости как беспощадный недуг, не давая забыться во снах, и заставляя в неясности чувств опадать на колени; под чужие старания воскресить его разум, осуществив милосердие, которого он не заслуживал; среди заплутавших на периферии внимания образов и занавешенных тканью зеркал, встреча с которыми сулила метания в вое и криках.

хозяева дома приняли то, что он был безумен: молчаливо и безопасно, как жертва чего-то невыразимо ужасного, о чем, должно быть, могли сообщить его шрамы, представлявшие то, что он находился в жестоком плену.

отгадки были так близко и в тот же момент далеко, и, даже стараясь, он вряд ли сумел бы нагнать их, поскольку те, вероятно, ускользнули бы так же, как сочится меж пальцев песок, оставляя лишь злую фантомную боль в позабытом, но невосполнимо потерянном прошлом.

0

28

aesop sharp
✦ j.k. rowling's wizarding world ✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/152/490277.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/152/973316.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/152/134526.png
richard armitage // original // eoin macken


"...
За спинами авроров тихо приоткрылась дверь кабинета Шарпа - без единого звука, - и если бы Себастиан не стоял лицом, он бы не заметил то, как преподаватель покинул свое укрытие и с интересом не разглядывал бы сейчас спины бывших коллег.
Себастиан только на долю секунды скользнул взглядом на профессора, но тут же вернулся к аврорам, не желая выдать учителя. Он сжал палочку, держа руку за спиной. Крепко. Древо будто бы завибрировало, наполнившись магией Сэллоу.
— Приступы злости?.. - едва не давясь, повторил Себастиан. — Моя сестра умирает потому, что такие, как вы хреново выполняют свою работу, - если бы авроры стояли ближе, их наверняка ударили бы слова юноши. — Виктор Руквуд, свободно перемещавшийся по территории рядом с Хогвартсом, и проклявший мою сестру, - так, играючи, - не понёс от вашей руки никакого наказания, - лицо Себа неприятно искривилось от ярости. Шарп, стоящий у входа, с интересом наблюдал за происходящими событиями. — И после этого вы приходите сюда, полагая, что имеете хоть какое-то моральное право спрашивать меня, не моя ли сестра, сойдя с ума, отправила дядюшку на тот свет?..
Палочка впилась в ладонь до больного, но Сэллоу не чувствовал этого. Он уже был готов. Атаковать. Нужно было только выбрать удобный момент...
— Юстин, Грейбэк? Какая неожиданная и приятная встреча, - внезапно для всех, подал голос Шарп, навесив на лицо подобие улыбки - больше походило на оскал старого волка.
Авроры синхронно обернулись. Себастиан вывел палочку из-за спины - сам не понимая для чего, - но Шарп отреагировал быстрее, естественным движением руки сбрасывая со стола, у которого стоял Сэллоу, пару учебников.
— Вас повысили? - продолжал как ни в чем ни бывало Шарп, приближаясь к знакомцам. Мало ли что там роняет ученик на заднем плане?
Себастиан выдохнул и, чуть дернувшись, убрал палочку в рукав. Нагнулся, чтобы поднять учебники.
— Шарп? Не ожидали тебя здесь увидеть. Хотя, этот подвал вполне сгодится для такого, как ты, - с наигранной вежливостью ответил тот, что был за главного. Шарпа, казалось, это совсем никак не задело.
— У вас какое-то дело к моему студенту? Он мне нужен - не хотелось бы загубить неудовлетворительной оценкой за последнее занятие такого перспективного студента.
— Мы полагали, что здесь никого нет, - уязвленный, ответил второй, выполнявший, очевидно, роль мебели или моральной поддержки.
— Вот незадача. А здесь есть я, и у меня есть занятие. А вы, кажется, не прихватили официальную бумагу. К тому же, беседовать с несовершеннолетним в отсутствие опекуна, - он раздосадованно покачал головой, — печально видеть, во что превратился Аврорат.
Повисла напряженная пауза. Старший аврор хмыкнул.
— Всего доброго, профессор, - он обернулся, глянув на Сэллоу, и ничего не сказал, — идем, Грейбэк.
— Осторожнее на лестнице, там кого-то из студентов стошнило, - добавил Шарп вслед уходящим, криво усмехнувшись.
Через минуту он перевел взгляд на Сэллоу.
— Идиот, - бросил он, становясь привычно неприветливым, — и что ты собирался сделать против двух авроров при исполнении?
— Я не идиот. И я ничего не сделал, - так же остро ответил Себас.
— Советую тебе направить твою разрушительную энергию в нужное русло. Иначе ты встанешь в одну шеренгу с Руквудом, и такие недоросли, как эти двое, поставят крест на твоей жизни.
— Прозаично, профессор.
Шарп покачал головой ухмыльнувшись. Будто бы он вспомнил себя в молодости.
— Насчет неуда я не шутил, кстати. Придешь завтра после обеда.
— За что? Я же...
— За то, что чуть не использовал непростительное заклинание на авроре при исполнении. Неуд, Сэллоу. Будешь спорить, получишь второй и отправишься после окончания школы торговать шейными платками в Хогсмид. Я понятно объяснил?
Себастиан несколько оторопел от напора и жесткости, с которой высказался профессор. Обычно он придерживался злобно-нейтрального тона, но сейчас, кажется, слегка вышел из себя.
— Да.
— Прекрасно.
— Можно спросить?
— Нет. Ладно, что тебе?
— Почему вы решили, что я...
— Используешь непростительное? - Шарп вздохнул, опускаясь в свое кресло за столом и сдвигая в сторону кучу пергаментов с домашними работами студентов. — Почувствовал. Увидел по глазам. Работа аврора - знать, что сделает противник раньше, чем он сам об этом узнает.
На это Себастиану нечего было возразить. Он действительно думал об Империо. Наслать на одного из них, заставить разговориться, а после - отправить восвояси. Но у Себастиана была только часть плана. О последствиях он не думал.
— Ты всё ещё здесь?.. - Шарп уже что-то писал на пергаменте.
— Нет, сэр, - угрюмо ответил Себастиан и развернулся, чтобы уйти.
— Они вернутся, - вдруг сказал Шарп, когда Бастиан был практически у двери. Юноша обернулся. Шарп продолжал что-то писать и говорил, не поднимая головы. — И если ты задумал что-то, лучше поспешить. У тебя не так много времени.
Бастиан покинул кабинет профессора в смешанных чувствах.
..."


Заявка не в пару, но заявка в интересный стекольный сюжет.
У меня есть хэдканон, что на последнем курсе Шарп предложил Себастиану потренироваться, чтобы после Хогвартса стать аврором (как и он сам). Себастиан авроров терпеть не может (привет от дядьки, ага), но Шарп убедил его.
Мне кажется, он мог увидеть в парне себя или кого-то близкого, кто ступил бы не на тот путь, если бы не чья-то твердая рука на плече. Может быть у Эзопа была такая темная история в прошлом? Может быть и шрамы и травмы оттуда? А тут такой шанс улучшить карму...
Я бы хотел отыграть занятия, как Шарп мучает пацана (а пацан будет кусаться, но делать), как требует ещё лучше, быстрее, выше, сильнее! В общем, хотя бы на год нужен человек, который заменил бы собой фигуру отца, отсутствовавшую в жизни Бастиана с ранних лет.
Что после школы, я пока не придумал, но уверен, что оно само накурится, пока мы будем играть.
Внешки примерные, можете носить что угодно)
Бонусом могу взять кого-нибудь твинком или в альте для тебя в пару, чтобы было повеселее) Ты только приходи, ладно? 


пример вашего поста

— summer moved on...
[indent] Никто не назвал бы Себастьяна Сэллоу героем. Он скорее подходил бы на роль злодея - к тому же убийство на его счету уже было.
Достаточно людей знали о том, что ужасная череда событий преследовала эту семью: сперва забрав у близнецов родителей, потом подкосив здоровье Анны, а затем лишив и опекуна - дяди Соломона. Кое-какая шумиха поднялась вокруг несчастных сирот после произошедшего. Многие даже предлагали свою помощь и попечительство. Гордый Сэллоу, считая себя ответственным, не нуждался ни в чьих подачек. Потом появилась тетка, взявшая на себя обязательство присматривать за бедными сиротками.
Себастьян помнит, как она позвала его в один из пустых кабинетов Хогвартса, чтобы поговорить. И они поняли друг друга. Вирджиния отнеслась к нему как к взрослому самостоятельному мужчине, а не как дядя Соломон - к сопляку, который не понимает, что творит.
И, что самое главное - она ни от чего не стала его отговаривать. Просила только не подставлять её и дать спокойно жить и работать. А ещё, не искать встречи с Анной до тех пор, пока Анна сама этого не захочет.
Она напомнила маму. И сердце Себастиана сжалось от боли. Он не позволял себе скучать по родителям, это делало его уязвимым и слабым, тогда как он должен был продолжать свою борьбу, свои поиски.
И теперь уже в полном одиночестве.
— friendships move on
until the day you can't get along...

[indent] Это случилось в самом начале седьмого курса. Шарп попросил его остаться после занятий, чем заставил весьма напрячься. Шарп был совсем не из тех, кто приглашает студентов на чай. И от него можно было ожидать вообще чего угодно. И Сэллоу ожидал выволочки за украденные ингредиенты или взорванный котел на прошлой неделе. Но Эзоп задал только один вопрос:
— Кем ты хочешь стать, мальчик?
Профессор Шарп впервые поставил перед Себастианом вопрос будущего так четко и ясно. Прежде Сэллоу видел своё будущее в весьма ограниченном временном промежутке: она находит лекарство для Анны, а дальше будь что будет.
Сэллоу не смог ответить. И тогда профессор помог ему.
— Что насчет мракоборца?
Себ никогда не относился к профессии мракоборца с уважением или восхищением. Особенно потому, что мракоборцем был дядя Соломон, внушивший исключительное отвращение и пренебрежение по отношению к работе аврора. В общем-то, на вопрос Шарпа как-то так Себастиан и ответил...
Шарп задумался ненадолго, а потом хмыкнул. Он, разумеется, был знаком с Соломоном Сэллоу. А о чем-то, может быть, догадывался.
— Знаешь, мне, вообще-то плевать, кем ты станешь, парень, - выдал Шарп после некоторого молчания. — Я только говорю о том, что вижу. А я вижу бойца. Это живет в тебе и ты никуда от этого не денешься. Если не направишь в нужное русло - оно сожрет тебя изнутри. Подумай.

[indent] Себастиан решительно отказался. И бы верен своему решению примерно 24 часа. Рассказав лучшему другу, - который по какой-то невероятной причне до сих пор оставался рядом с ним, - о своем разговоре с профессором, Себ вдруг получил от Оминиса решительно то же самое мнение, что и от Шарпа. Может быть друг действительно считал так же, а может быть у него были свои мотивы, но в любом случае мнение друга для Себастиана кое-что значило.
"Ко всему прочему, работа авроров высоко оплачивается из-за опасности и риска. Этого должно быть достаточно для того, чтобы содержать себя и Анну в достатке. А ещё - сойтись с нужными людьми. Которые, может быть, знают кое-что важное..."
Когда Бастиан вернулся к Шарпу, тот удивился. А после - решительно сообщил, что если парень решился всерьез взяться за дело, то его ждет тяжелая подготовка не только к СОВ, но и к реальности "обратной стороны" магического мира.
Шарп тогда даже не подозревал о том, что Себастиан знает куда больше об обратной стороне, чем любой другой, пусть даже самый талантливый его ученик.

[indent] Время летело совершенно незаметно, и в какой-то момент Себ стал проводить времени с Шарпом даже больше, чем с Оминисом. Казалось, что последнему это не очень нравилось, но уверенность в том, что Себастиан направил свои силы в нужное русло успокаивали бдительность друга. Впрочем, он не знал, что это лишь затишье перед настоящей бурей...


— and the way it goes no one knows
[indent] Бастиан свернул письмо и спешно засунул его обратно в конверт. Бросив его на стол, он спрятал лицо в ладонях. Вот уже больше двух лет, - может три? - он работал в Министерстве Магии и думал о том, что школа была ещё не самой тяжелой его участью. Вернее, не такой скучной.
Да, Аврорат носил гордое звание хранителей порядка и закона, но за этим также скрывались сотни тысяч отчетов, писем и запретов, о которых Шарп почему-то не предупредил.
Однако, за всё время работы, Себастиану все же удалось побывать в горячих переделках. Об этом говорил шрам, гордо проходящий перпендикулярно через правую лопатку. Но ни он, ничто другое так и не смогли сбить Себастиана с цели. Которой он, кажется, всё же добился.

[indent] — Сэллоу, решил остаться ночевать? - голос коллеги по цеху вывел его из состояния забытья. Он резко убрал руки от лица.
— Только если с тобой, - без тени улыбки, даже скорее озлобленно или огорченно бросил Себ через плечо.
— Ну уж нет, меня ждет дома жена. Ты не в моем вкусе, красавчик, - блондин Краглин нацепил шляпу на свои идеальные золотые волосы. Прямо как у Оминиса. — Пока!
— Вали уже, - нахмурился Сэллоу и тоже поднялся. Сегодня был тяжелый день, и это было странно, потому что когда-то Себастиан любил дни рождения. Они пышно отмечали его с семьей, потом уже с Анной и дядей... В этот день всегда казалось, что перед ними двумя открыт целый мир. Они отправятся путешествовать, как мечтали. Увидят целый мир и совершат кучу прикольных глупостей, чтобы не заставлять себя скучать... Теперь это было так далеко и странно, что казалось, Себастиан видел это во сне.
Он вдруг зажмурился и уперся пальцами в столешницу, чтобы сохранить равновесие. Эта дурнота была хорошим, правильным сигналом.
Это значило только то, что у него всё получилось.
Он ещё раз вытащил письмо из конверта и бегло прочел его. А после заставил зависнуть в воздухе и сгореть, будучи пожираемым огнем сантиметр за сантиметром.
Он взглянул на часы: действительно было пора домой, ведь сегодня они отмечают ещё один год, который Анна каким-то чудом протянула.
И лучшим подарком была бы для неё новость о том, что это не последний день рождения, который она встретит. Далеко не последний. Или о том, что каждый их совместный день рождения они оба застанут - не меньше, но и не больше.
Но он не мог сказать. Он знал, что они не поймут, будет скандал, и он испортит весь праздник... Себастиан уже давно научился не говорить о том, чего не хотят услышать другие. Раньше он был горячее, не понимал, как можно молчать о вещах, о которых стоит кричать.
Но потом повзрослел.

— and leave me another day
a day just like today

[indent] Дверь хлопнула за спиной, и он повесил на вешалку свой тренч. Повесил шляпу, взъерошил волосы свободной от маленькой, трепещущейся коробочки рукой.
Отсюда было видно, как в гостиной летают тарелки, сахарная пудра и лепестки теста для будущего штруделя. Аккуратно ступая по длинному коридору в объятия запахов праздничного ужина, Себастиан остановился в дверном проеме и прислонился головой к дверному косяку, с легкой улыбкой, - что до неузнаваемости преображала его лицо, - наблюдая за сестрой и Оминисом, увлеченных беседой и готовкой.
Ему хотелось оставаться какое-то время незамеченным, чтобы просто наблюдать за ними двумя и чувствуя, как сердце в груди сжимается и дышит от мысли и взгляде на каждого из них. Как нестерпимо дороги оба были ему, и как глубоко пустила корни любовь к каждому из них в самом нутре Себастиана.

[indent] Когда его присутствие было разоблачено, Сэллоу сделал несколько шагов, чтобы сдавить сестру в очень крепких объятиях. Будто от той силы, с которой он сдавит пораженное проклятием тело девушки, его, - проклятия, - часть быстрее переместиться в него.
— Это тебе, - он протянул небольшую коробочку, которая странно подергивалась то вправо, от влево. — С днём рождения, Анна.
Он улыбнулся, наблюдая за тем, как сестра распаковывает подарок.
— Надеюсь, они не засунут свои длинные языки Оминису в уши, пока он будет спать.

0

29

daemon targaryen
✦ a song of ice and fire // house of the dragon✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/116/119429.gif


О таких, как Деймон можно сказать — истинный дракон. Жестокий, справедливый, порывистый. Но при этом — страстно любящий свою семью за исключением Реи Ройс — в тебе сочетаются, кажется, несочетаемые вещи, но за такое противоречие Рейнира любит Деймона.

Нельзя быть мягкотелым и побеждать в войнах.
Нельзя быть добрым и отзывчивым, возглавляя золотых плащей.

В пламени праведного гнева горят все, кто попробует хоть словом, хоть делом обидеть корону. В пламени горят все, кто перейдут дорогу амбициозному Опальному принцу. И пылкий нрав этот не играет ему на руку — десница короля видит, что Деймон опасен, поэтому всеми правдами и неправдами старается оградить короля от тлетворного влияния брата. А вместе с тем, лишить Рейниру единственной радости.

Да только принцесса все видит и слышит на заседаниях Совета. И нутром чувствует, как ложь окутывает ее отца, отдаляя все больше от брата, который больше подходит на роль верного советника и исполнителя королевской воли. Да только Рейнира — девушка и ее словам не поверят. Девушки в Вестеросе не созданы для политики и решения дел государственной важности.

И как же сердце ее радуется, когда по истечении времени они с Деймоном сближаются, а после — дают клятвы на крови по традиции Древней Валирии.

В промежутке — много боли и страданий, но думать о них не хочу сейчас.
Приходи, еще пожуем стекло.


дополнительная информация: в пару, не пропадай, а если решишь уйти — скажи словами через рот, обижаться не стану. Катать буду как сыр в масле.


пример вашего поста

[indent]— Спасибо, вы очень добры ко мне.
Рейнире отчетливо слышится металл в голосе Бейлы. Знакомые нотки — невозможно! — навевают ностальгию: глядя на юную Таргариен, принцесса вспоминала себя в более юные годы. Непослушную, своевольную и своенравную. Каждое ее действие, каждое слово, брошенное в угоду, отдает легким послевкусием протеста — как же это знакомо. Этикет обязывает принцесс быть шелковыми: послушными, кроткими, целомудренными. Бунтарство и собственное мнение, идущее вразрез с общепринятым, всегда осуждалось и жестко пресекалось, подливая масла в огонь недовольства. Рейнире же хотелось бы избежать негативных последствий в разговоре с Бейлой — именно поэтому она делает вид, что не знает о невинном поцелуе, тепло улыбается и протягивает руки к юной принцессе.

[indent]Алисента или септа, чувствуется, сказали бы, что поцелуй с сыном кастеляна — первый шаг в проверке границ дозволенного. Шаг, который принцессе не стоит совершать. Рейнира же, в свою очередь, не согласна. Поцелуй — самое невинное из того, что может быть. Он и не сказывается на непорочности. Он не_доказуем; потому и нет смысла сейчас распыляться, провоцируя недоверие.

[indent]Если Бейла захочет поговорить об этом — Рейнира с удовольствием выслушает, но здесь и сейчас — с порога — увлекать в подобную беседу бессмысленно.

[indent]Невооруженным взглядом заметно, что Бейла напряжена: чуть ссутуленные плечи, напряженные руки. Не хватает, разве что, поджатых губ и сдвинутых бровей. В ответ на беспокойство наследная принцесса вновь тепло улыбается. Рейнире хочется опустить ладони на плечи девочки и убедить в том, что на Драконьем камне ей ничего не угрожает, но пока что медлит — мешается, боясь вспугнуть и без того испуганного взъерошенного воробушка.

[indent]Закончив с вином, Рейнира опускается на деревянный стул напротив Бейлы и, опустив ладони на колени, незаметно от девочки прокручивает кольца на пальцах. Сказать, что разговор не складывается — это ничего не сказать, но хозяйка замка готова идти до упора — сгореть в драконьем пламени, но расположить девочку к себе. Показать, что это место — и ее дом тоже. В конце концов, полагала Таргариен, рана от потери матери все еще сильна — в ее силах, насколько это возможно, боль притупить, помочь ране зажить и оставить после себя рубец, как напоминание о женщине, подарившей ей жизнь и любящей без оглядки.

[indent]Слабый ветер порывисто путается в волосах дев, обдувает щеки. Невольно Рейнира поворачивается лицом к окну и подставляется прохладе, прикрывая глаза — она пытается собраться с мыслями, чтобы понять как подступиться к Бейле. Тонкими пальцами заводит выбившиеся волосы за ухо, медленно выдыхая через нос.

[indent]— Я рада, что вы не попали в шторм, — не без тени улыбки произносит будущая королева, повернувшись к падчерице, — воды пролива крайне неспокойны. – команды многих судов, попав в шторм, оставались на дне Глотки. Ей бы не хотелось, чтобы ту же судьбу повторила одна из любимых дочерей ее супруга; еще одна встреча с Неведомым была бы очень некстати. — Если тебе есть что еще рассказать, я тебя с удовольствием выслушаю. — Рейнира мягко подталкивает Бейлу быть сговорчивее.

[indent]«Уверена, тебе есть что рассказать. Сомневаюсь, что ты провела дорогу, уткнувшись в книгу», — едва заметная улыбка застывает на уголках губ.

[indent]— Не отказывай себе в еде. Если ты хочешь еще чего-то — скажи. Сегодня, я слышала, в замок привезли свежую рыбу. Не хочешь попробовать? Или потерпим до обеда? — забота, знает Рейнира, проявляется в мелочах; даже таких, казалось бы, незначительных. Таргариен не знает наверняка, оценит ли такую милость падчерица, но здесь и сейчас — это не самое важное. Сразу, знает она, ничего не налаживается — им нужно время; и принцесса готова ждать столько, сколько потребуется.

[indent]— Уверена, что совсем скоро мы встретимся с лордом Корлисом и принцессой Рейнис. Они знают, что Драконий камень всегда готов принять их в своих стенах. — несмотря на общую кровь и насыщенную историю родства, отношения между лордом Дрифтмарка и его супругой были не самыми теплыми: к счастью, обошлось без излишней вражды, но трагичная погибель Лейны, а затем и скорая смерть Лейнора сыграли свои роли. Фактически, оставшись без наследников первой линии, Веларион и Таргариен отстранились от Дома дракона. Чтобы сгладить углы, Рейнире хотелось бы дать надежду родителям, похоронивших своих детей, что сын жив, но тогда это бросило бы тень на их с Деймоном брак, маячивший на горизонте титул Люка… это бросило бы тень на все.

[indent]«Однажды», — уверяла себя принцесса, — «вы узнаете правду».
А пока ей приходится не поддаваться унынию и благодарить семерых за то, что Лейна смогла подарить Деймону двух прекрасных дочерей, ставших сейчас громоотводом.

[indent]— Не огорчила, но отец скучал по тебе, — нарушая тишину, тихо произносит Рейнира, — и я тоже.

[indent]Первое зерно посеяно. Остается надеяться, что оно даст свои ростки.

0

30

gale dekarios
✦ baldur's gate 3✦
https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/31/362022.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/31/104227.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/31/17784.png


Ты настолько уникальный, одаренный, послушный и талантливый, что если бы ты жил по соседству, родители проели мне бы все мозги, ставя тебя в пример. Так что хорошо, что мы познакомились, когда я был уже давно, по сути, мертв, потому что иначе я бы тебя где-то в подворотне прибил. Да и, честно говоря, хорошо, что мы познакомились уже после того, как я смог скрыться от Казадора, потому что иначе он точно захотел бы тебя себе. Не то, чтобы мир сильно скучал, но надо же кому-то носить все фиолетовые робы в мире, которые можно найти.

Энивэээй, что я хочу сказать, так это то, что, я, скорее, рад, что кое-кому удалось заметить твою торчащую из портала руку и не отрубить ее чисто шутки ради. Ты делаешь нашу компанию немного веселее своими рассказами о всяком разном. В конце-концов, у тебя всегда можно найти какую-то книжку почитать перед сном, а это уже оправдывает то, что мы тебя кормим. Это и Тара.

Вслух я, правда, ни за что тебе не скажу, что мне нравятся наши обсуждения очередной концепции, которую ты вычитал в новой книге. Не скажу, что этот фолиант я специально для тебя из сундука прихватил. Или что я тоже всегда хотел попробовать себя в магии. Но если ты решишь научить меня парочке своих финтов, думаю, я против не буду. Просто, знаешь, когда ты - эльф, тебе кажется. что у тебя впереди десятки столетий и все успеется, все еще впереди, а потом... А потом случается то, что случается. И ты понимаешь, что вы, люди, гораздо лучше усеете ловить момент и добиваться от жизни того, чего вам хочется.

Хотя, в твоем случае, "то, чего хочется" - это немного опасные вещи, не так ли? В этом у нас с тобой есть схожесть. Мы оба хотим кое-чего великого, всесильного, для некоторых - страшного. Понимаем ли мы, какие это может иметь последствия для нас самих? Вряд ли. Но для этого у нас и есть наши друзья. Звучит ужасно, я согласен, тоже не понимаю, как случайный сброд можно назвать друзьями. Но ведь... Так оно и получилось, правда?

Немного красоты

А где Тав? А Тав у нас в сердечке. То есть, это гг (не урдж) и... все, собственно. Мы понимаем, что каждый играл свою игру и каждый видел Тав как-то по своему и не хотели бы ломать этот нюанс продавливанием какого-то одного стандарта. У нас с Шэдоухарт Тав - это фем полу-эльф рога, с предысторией высокородного и хаотично-добрым мировоззрением. Можете отталкиваться от этого тоже. Можете в своих играх играть Тав по-другому, если он(а) в эпе присутствует. В конце-концов, у Тав всегда каким-то совершенно магическим образом получалось менять свою внешность и класс)))

По самой игре, функционалу и тд. С Шарт мы всеядны, больше всего любим приключения и юмор, но никогда не против и красиво пожевать стекло. По скорости не гоним, заходить каждый день не обязываем, но будем только рады дружному и креативному касту, где люди открыты не только к междусобойчикам, но и к разным общим эпам. Например, мы играем хай скул ау ХД.  Но если хотите аутировать в уголке - кто мы такие, чтобы запрещать.


пример вашего поста

Сегодняшний вечер они проводили в лагере. Наша султанша, как говорится, сделала выбор в пользу других жен. Мужей. Не важно. Короче, пошла шляться по очередным подворотням без них. Астарион предпочитал думать, что это потому, что она видела, как его утомил сегодняшний день в Ривелоне. Но он был достаточно умным, чтобы понимать, что Тав просто всегда поступает, как ей заблагорассудится. Что она задумала на этот раз — вопрос, но он (да и явно не только он) был уверен, что вернется этот гибрид хомяка и енота снова с мешком какого-то хлама, который им потом думать, куда впарить хоть за пару медяков. Но с этой проблемой они будут заниматься потом, а пока что у Астариона впереди был целый вечер, посвященный только себе.

Да-да, именно этим он и мечтал заниматься сегодня весь вечер и его совершенно не кольнуло уязвленное чувство эго, что на сегодняшнюю вылазку его не позвали! Не надо было учить Тав пользоваться отмычками. А было же время, когда среди их странной компании только он и мог открывать закрытые двери. Но это была глупая ревность, корни которой лежали, скорее, в излишней любви Астариона к самому себе, чем к кому бы то ни было ее. И, хоть чувство и было довольно сомнительной приятности, избавляться от него не хотелось. Астариону слишком долго приходилось волей-неволей не чувствовать ничего подобного, чтобы сейчас ощущать какой-то стыд или дискомфорт от эмоций. Это были его эмоции. И, если уж быть ну совсем-совсем честным, он даже был благодарен Тав за них. Капельку.

Закончив, наконец, переодеваться в более удобную, лагерную, одежду, Астарион поправил рюши на рубашке и посмотрел по сторонам, думая, чем даняться дальше. Сидеть целый вечер тут в одиночестве не хотелось, да и поесть надо было бы что-то сообразить, пока остальные не вернулись. Так что, прихватив ради приличия какую-то книгу, которую он благополучно ранее спер у Гейла из сундука, он медленно выполз со своего укромного уголка и скучающе прошествовал к костру.

— У тебя грим клоунский за ухом остался, — промурчал он своим тягучим голосом, заметив остаток белой краски за ухом склонившейся над дощечкой Тенесерды.

О да, сегодня у них был тот еще денечек. Астарион сам невольно потянулся к тому же месту у себя на шее, пытаясь убедиться, что он-то все вымыл. Чтобы Тав с ее гениальными идеями неладно было, ему теперь в городе еще лет триста показываться стыдно будет. Отчасти и из-за этого он потянулся к корзине, где они обычно хранили все добытое ими вино.

— Будешь? Мне кажется, мы сегодня заслужили. Отрубленный торс того клоуна до сих пор стоит у меня перед глазами, а я видел немало трупятины, знаешь ли.

* * *

— Ты серьезно? Ты никогда не слышала о сыре правды? Ууууу, деревня этот ваш храм Шар!

Очередная бутылка со звонким звуком куда-то укатилась, сброшенная его неаккуратными пассами рук. Возможно, последняя была уже лишней. Но остальной отряд задерживался, а вино было вкусное. Да и кто им был указ? Чахлый? Так он спит давно.

— Смотри. Берешь сыр. С дырками. И книгу. Где-то у меня была, я у Гейла... одалживал.

Астарион нашел где-то позади себя давно забытый фолиант.

— Открываешь. А потом говоришь: «сыыыыыр правды, скажи, что меня ждет!»

После этих слов он с ловкостью, достойной трехсотлетнего плута запустил тоненьким кусочком сыра прямо на страницу раскрытой книги.

— А теперь остается только прочитать, что нам сказали сырные боги. Видишь, что попало в дырки. Друг. Зловонный рыг. Круглое. Обман. — Астарион поднял глаза на Тенесерду. — У тебя есть круглый друг, который воняет? И это не Халсин в личине... во что он там умеет превращаться? Гейл читает какие-то странные книги, кошмар.

0


Вы здесь » REPLAY » Join the Club » karma cross


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно